культурогония и культургия

Previous Entry Share Next Entry
Культ детства в искусстве позднего СССР
гоню телегу
kornev
Художник-иллюстратор Александр Павленко записал свои интересные размышления о феномене детства в позднесоветской культуре. Если в здоровом обществе культура, предназначенная для детей, готовит их к будущей взрослой жизни, то в брежневскую эпоху она, в значительной мере, превратилась в культ детства как «вещи в себе». Человек, пропитанный такой культурой, вместо того чтобы радоваться собственному взрослению, должен был впадать в ностальгию по «уходящему детству» и рассматривать взросление как своего рода «изгнание» из «волшебной страны детства». Этот тренд равным образом отразился в литературе, кинематографе, детских песнях той эпохи.

Словами самого автора: «Пока была жива сталинская культура, ребёнка, как во всем мире, рассматривали как заготовку взрослого человека и потому большинство предназначенных для детей текстов того времени популярно разъясняли малышу мир, в котором тому предстояло работать и сражаться. ...Хрущовская литература для детей знакома мне поверхностно, но у меня составилось представление, что предназначалась она в основном мальчикам и была наполнена эйфорией открытий. Тайга, лесные реки, безымянные озёра, бесконечно расширяющиеся горизонты, пафос и азарт первопроходцев. Но с приходом застоя начался совершенно новый период развития советской культуры для детей. ...Дети из советских книг для детей никогда (ну, почти никогда) не взрослели. ...в советской детской культуре 60-70-х звучал призыв к прекрасному мгновению: «детство мое, постой, не спеши, погоди!» Ребёнок оставался ребёнком. В детском мире никогда и ничего не происходило окончательно».

Думаю, что это могло повлиять в основном на детей из благополучных интеллигентских семей. А вот на детей из обычных, и тем более не очень благополучных семей, – вряд ли. В детстве (конец 70-х, начало 80-х) я регулярно проводил летние каникулы в полусельской «глубинке», и у большинства моих тогдашних приятелей семьи были неполные: папа или неизвестен, или умер, или в разводе, или в алколечебнице. Такой ребенок вынужденно взрослеет очень рано и берет на себя мужские обязанности: нужно помогать маме, вкалывать на огороде, ремонтировать дом и т.д. А когда такому пареньку исполняется 13-14 лет и включаются гормоны, то он начинает бегать за девочками, и тут ему уж точно не до «ностальгии по стране детства». Это верно и для остальных детей из ярко выраженных рабоче-крестьянских семей.

Вряд ли обсуждаемый тренд мог повлиять и на другую группу позднесоветских детей, которая мне была социально ближе, – «ранние специалисты»: ученики всевозможных спецшкол и школ «с уклоном», победители олимпиад, участники различных технических и творческих кружков и т.п. Дети, уже в раннем возрасте определившиеся со своим призванием и готовящиеся поступать в профильные вузы, естественным образом устремлены в будущее и не особенно склонны ностальгировать по «уходящим детским годам». Их круг чтения задан полюбившейся темой, включает в себя массу специальной, познавательной и научно-популярной литературы, в которой мало сантиментов и которая ориентирована на взрослый мир и взрослые занятия.

Острее всего этот ностальгический тренд должен был задевать тех развитых и интеллектуальных детишек, кто в раннем возрасте уже включил самосознание и рефлексию, но еще не определился со своим будущим. Такой ребенок себя в будущем еще не видит, поэтому должен бояться будущего в большей степени, чем стремиться к нему. Взросление ему и так представляется малоприятной «дорогой в никуда», а если эту мысль подчеркивает культура, то на выходе получится «Питер Пен». А может быть, этот тренд и включили специально, чтобы «покорежить» интеллигентную часть нашего поколения и сделать ее влияние нулевым? Вы заметили, что среди нашего поколения (родившихся в 70-е и 80-е гг.), нет ни одного безусловного гения или ярко выраженного вождя? Во всяком случае, у автора этой концепции не обошлось без конспирологии: подобно Галковскому, он находит у истоков этой тенденции коварных «англофилов», внедрявших «педофильский» подход к детской литературе, образчиками которого являются Кэрролл и Миллн.

Впрочем, в литературе эта тенденция проявилась значительно слабее, чем в кино и в песнях. Я проанализировал собственный список книг, прочитанных в детстве (конец 70-х, начало 80-х) и оставивших о себе наиболее яркие воспоминания, и не нашел среди них ни одной, «обожествляющей детство». Примечательно, что в списке авторов оказалась и англичанка Энид Блайтон со своей историей «Знаменитый Утенок Тим». Вопреки «англофобской» концепции Павленко, далеко не всех английских авторов следует записывать в культисты «детского эскапизма» вместе с Кэрролом и Миллном. Блайтон писала по сути скаутскую литературу, где дети решают вполне взрослые проблемы (расследуют преступления и т.п.). Утенок Тим тоже «решал взрослые проблемы» и нередко действовал весьма коварно и жестко, «не по-детски».

«– Bидишь, Мамa, – сказал Тим, – вот мы и пoбeдили всех врагов. Мы пpижгли нос Бимбо, и он бoльшe не смеет показываться в окне. Мы откормили Tилли, и хозяин снёс её на рынок [чтобы продать на жаркое – С.К.]. Мы поймали лисицy, и хозяйка сдeлaлa из нeё воротник.
– Спасибо, сынок, ты хорошо сделал, – сказaлa Мама-Утка. – Только прошу тебя, будь теперь послушным и не шали».


Это совсем не похоже на «сопли», о которых пишет Павленко. Притом история о Тиме была отнюдь не маргинальной в брежневское время: по ее мотивам было выпущено сразу три разных аудиокниги.

Взамен «вечно гадящей англичанки» у меня есть более простое объяснение культурному тренду 70-х. С приходом к власти команды Брежнева, был сделан выбор к переходу от «радикально-прогрессистского» к более консервативному и уравновешенному социуму. Творцам дали отмашку на гуманизацию культуры, разрешили сбавить накал «социальной педагогики» в творчестве, отказаться от плакатного энтузиазма, сосредоточиться на бытовых и личных темах, на жизни «как она есть, без лозунгов и пропаганды». Деятели культуры этому обрадовались; в среде советской интеллигенции в это время уже развился скепсис в отношении политической и «производственной» пропаганды в искусстве. Маятник неизбежно качнулся в противоположную сторону. И на культурной продукции для детей это должно было сказаться сильнее всего, потому что «социальная педагогика» встроена в саму ее суть. Ослабив ее до минимума, чтобы сосредоточиться на «детстве самом по себе», «как оно есть без лозунгов и пропаганды», творцы неизбежно получили эскапистский культ детства, подернутый ностальгией из-за неизбежного взросления, бессмысленного и как бы «насильственного» в этом контексте.

  • 1
Кстати, да. Все так. Я совершенно точно попал под раздачу. Несмотря на последующую физматшколу и олимпиады, "ранняя рефлексия" роль сыграла. Я в этот тренд попал вообще лет с 7-ми: как только в школу пошел, отчетливо помню ощущение "безвозвратно уходящего детства золотого". Я именно так себя в те годы и осознавал: "вот, детство уходит, осталось совсем мало детства, вот еще один год детства прошел...". В результате, только годам к 30 избавился от комплекса "детство кончилось, жизнь прошла, все теперь бессмысленно". А с 17-ти до 30-ти - сейчас страшно себя вспоминать.

Вот же ж...

Да, по собственному опыту соглашусь, что ранняя специализация не вполне от этого спасала.

Я был очень рефлексирующим ребёнком, но эта совершенно мимо меня прошла. Никогда не понимал рыданий по детству.
Да и сейчас школьное время не вспоминаю совершенно — неинтересно. Не хорошо, не плохо.
Вот институт — да, тема, резкий поворот в жизни. Начало взрослой жизни, было интересно.

Значит, родители правильно воспитывали, с умом.

"Взрослая жизнь", да уж. Помню, в первые дни учёбы в ленинградском политехе зашёл в комнату третьекурсников, они играли в преферанс, и был там свежеиспечённый выпускник, Анатоль. Он коротко втолковал мне, что никаких перспектив у липовых советских инженеров нет, "никому ничего не нужно", а все карьерные продвижения решает "волосатая лапа". Так что бухай и отдыхай, хоть будет что вспомнить. И такие рассуждения, далеко небеспочвенные, шли рефреном всё время обучения в вузе.
Другое дело, что сейчас деградация ещё круче, уже предельная.

ага, взрослеть не хотелось. но уточню. скорее из-за контраста нашего пафосного, романтического воспитания и довольно таки серенькой действительности. по радио поют о комиссарах и великих стройках, а ты понимаешь - это в другой жизни, сиди не высовывайся, сидеть тебе сверчек всю жизнь на своем шестке.

Не совсем так, социальные лифты и путь к "энтузиастической романтике" даже в 80-х были еще открыты во многих сферах. Например, наука и техника, спорт. Наконец, эротическая романтика - любовь, отношения с мальчиками-девочками, этого ведь тоже никто не мог отнять. Поэтому я и пишу, что дети с рано проявившимися "взрослыми" увлечениями (будь то наука или эротика) в гораздо меньшей степени пострадали от этого тренда.

Edited at 2012-09-13 05:47 am (UTC)

(Deleted comment)
Возможно, это просто отражение общепланетарного тренда. Придумывали вообще для всех, а больше всего ударило по СССР.

вот щас везде - с запада пошло - доминирует такой себе "подростковый" стиль. не есть ли это такой сублимированной ностальгией по детству?

что до меня, то я бы в свое не вернулся. вот в лет 16 - да.

Тотальный закос под подростков - он в большей мере деятельный, чем тупо-ностальгический. Он скорее по старикам ударяет, которым приходится молодиться.

тотальный пиар эротической привлекательности юности имеет довольно комплексный эффект - ведь помимо всех прочих фрустраций, с этим связанных, которые подавляют волю и несут угнетение душам людей, есть и очень явный - не следует забывать об антипедофильной кампании. одной рукой людям навязывают определенные эротические стандарты, другой за следование им карают. поскольку обычный человек, конечно, обусловлен как тем, что пропагандируется как ценность, так и тем, что может быть наказан. находясь в таком когнитивном диссонансе, и понимая, насколько он от него не защищен, он становится слаб, запуган и вполне управляем, причем мягко, без всяких явных свинцовых мерзостей. тот же пелевин это в своем стиле выстебал неплохо в последнем романе - они подняли возраст согласия до ххх годов - ну не мерзавцы:)

да ладно, забей

А сейчас вообще ничего. Либо в Интернете тёток голых смотреть, либо у подъезда пиво потягивать.

Компьютерные игры еще

Была у меня в детстве эта книга...

Чёрт, я родилась только в 90-ом, но росла именно на таких книгах, да что там, и сейчас читаю-перечитываю. Тоска по детству жуткая, ощущение недополученности, непрожитости этого жизненного периода не отпускает. Тут, впрочем, и юных сыщиков Блайтон тоже можно пожурить: эти взрослые проблемы они решали в детстве, а мне, скажем, их было неоткуда такие взять, отсюда ощущение обделённости.(

От девушки такое странно слышать: по идее, девочек должен лет в 12-13 захватывать такой элемент взрослой жизни, как романтика-эротика.

Ничего странного. Большинство женщин взрослеют чисто технически. Понимание собственной ответственности за последствия своих поступков - главнейший атрибут взрослости, который тотально отсутствует у прекрасной половины. Поэтому и любят дамы, когда с ними нянчатся, сюсюкаются, "как за каменной стеной", перманентно наезжают на мужчин за "безответственность" и т.п.

Не все любят сюсюканья, кто-то за них и по ебалу отпиздрячить может. >_< 

Edited at 2012-09-13 10:00 pm (UTC)

Мат не красит девушку

Я даже не знаю, что хуже: быть соплежуем или ханжой.

а я Вас поддерживаю:) мат - ерунда, ничего уже давно не значит, а позиция заслуживает уважения.

А при чём тут романтика и особенно эротика? В 12-13 меня безответно захватывал симпатичный сосед и КНИГИ-КНИГИ-КНИГИ, МНОГО КНИГ. Фантастика, научпоп, фантастика, детские детективы, «чудесное советское детство», сказки и фентази. Я что-то в своей жизни пропустила? >_>

А как же наряды, танцы, розовые романы, Джейн Остин, сериалы, журналы и постеры с попсовыми звездами? :-)

> наряды
> танцы
> розовые романы
> сериалы
Эт чё такое? Я сериалы перестала смотреть во втором классе, а чтобы узнать, что такое остальное, мне придётся лезть в гугл.(

> Джейн Остин
Я о существовании такой дамы узнала только в десятом классе. Зато я знаю наизусть «Мужчинам до 16 лет» Анатолия Маркуши.

> постеры с попсовыми звездами
Ну, пожалуй, в Мэнсоне и Кирпичах есть что-то попсовое…

Кстати, Кэрролл и Милн раньше тоже не воспринимались как "культисты детского эскапизма" (или, по крайней мере, не всеми воспринимались так). Винни Пух ведь был всем знаком в основном через советский мультик, где не было никакого Кристофера Робина. А Кэрролл вообще подвязывался именно к спецшколам и олимпиадам, логические парадоксы и т.п., см. в книжке - издательства Наука, редакция физмат литературы, там "дополнения" от Мартина Гарднера и Данилова-Смородинского "Физик читает Кэрролла".

Согласен, в наше время Кэрролл прежде всего был атрибутом интеллектуализма.

Хотелось бы иллюстраций.

вот иллюстрации;))

сто дней

Сто дней 2




Вряд ли обсуждаемый тренд мог повлиять и на другую группу позднесоветских детей, которая мне была социально ближе, – «ранние специалисты»: ученики всевозможных спецшкол и школ «с уклоном», победители олимпиад, участники различных технических и творческих кружков и т.п. Дети, уже в раннем возрасте определившиеся со своим призванием и готовящиеся поступать в профильные вузы, естественным образом устремлены в будущее и не особенно склонны ностальгировать по «уходящим детским годам». Их круг чтения задан полюбившейся темой, включает в себя массу специальной, познавательной и научно-популярной литературы, в которой мало сантиментов и которая ориентирована на взрослый мир и взрослые занятия.

и много Вы таких ,"определившихся", видели?
Я вот 0,01 т.е. 1%

Среди интеллигентных детей - 20%, не меньше.

Я, пожалуй, тоже подпал под это влияние. Хотя был спецшколяром-олимпиадником:)
Родители совершенно на меня не влияли, так что всему лучшему и худшему в себе я обязан книгам.
Закончив спецшколу, я совершенно чётко считал, что золотой век окончен.

Неожиданно понял, что в детстве этот пласт литературы странным образом прошел мимо меня.
Задумался, почему.
Возможно, потому, что на мое детское чтение влияла моя тетя, кандидат филологических наук, специализировавшаяся на советской литературе...

Edited at 2012-09-14 10:24 pm (UTC)

Боюсь, что рано повзрослевшие дети сейчас, по достижении 40-ника, накопив некоторый бытовой жирок, принялись запоздало отыгрывать недопрожитые в советском детстве сценарии, спровоцировав совко-настальгию и инфантилизацию общества в целом. Случайно ли это произошло - другой вопрос. Когда люди самого социально активного возраста массово впадают в дество, это настораживает.

  • 1
?

Log in