культурогония и культургия

Previous Entry Share Next Entry
Критика христианства «справа» и «слева»
Maus zur Macht
kornev
К сожалению, не получилось собрать статистику мнений по данному вопросу в сообществе ru_philosophy, т.к. бдительные модераторы посчитали вопрос то ли недостаточно политкорректным, то ли не достойным внимания.

Обращали ли вы внимание, что в одном интересном аспекте «философская» критика христианства включает в себя два полярно противоположных утверждения?

Согласно Ницше, христианство - это религия, которую придумали слабые, рабы, чтобы духовно «заразить» и ослабить сильных, господ, уравнять их себе. Т.е. это инструмент рабов в борьбе с господами.

Большинство левых критиков христианства придерживаются противоположного мнения. Христианство (как и любая религия) навязана господствующим классом, чтобы держать в покорности эксплуатируемые массы («Всякая власть от Бога» и т.д.). Т.е. это инструмент в руках господ для подчинения рабов.

Если в одном и том же тексте мы находим сразу оба типа аргументации, значит ли это, что они обнуляют друг друга, а автор – дурак?

В принципе, оба подхода можно «примирить и облагородить». Показать, что внутренняя миссия христианства – гармонизация отношений низов и верхов, когда первые изъявляют покорность и долготерпение, уповая на профессионализм и образованность верхов, а вторые относятся к подданным как к людям, а не как к «говорящим орудиям», «быдлу», на котором можно ставить опыты. Иллюстраций в истории можно найти немало. Например, «проиндейская» политика католического духовенства во времена завоевания Америки испанцами.

И дополнительный вопрос: что именно могло показаться неполиткорректным модераторам сообщества: 1) непочтительное отношение к христианству; 2) косвенная апология христианства; 3) непочтительное отношение к философам как к «социальной группе» (ст. 282)?

  • 1
Ницше в христианстве понимает немного. Впрочем, как и патриарх Алексий. Образ отношения христиан и власти на все времена - три отрока в печи вавилонской. А еще ранние хрисиане, новумученики, в том числе митр. Вениамин Петроградский, митр. Петр или Патриарх Тихон, про к-го Солж, как бы к нему не относится, справедливо написал в самом начале ГУЛАГа: если бы все так спокойно на суде говорили: да, соввласть не права - тогда наша история сложилась бы иначе. А те же христиане, к-е не задавали, как он же пишет, при аресте идиотских вопросов: за что? А Мандельштам, к-й сгнил в лагере, и простые рабочие в Савелове, у к-х он обрел свое предпоследнее пристанище до лагеря, сказали про него, что он святой. Единственно возможное христианское отношение к власти: дерзостная наглость исповедничества, замешаная на ломовом пофигизме в отношении возможности собственной мученической кончины. Был бы патриарх Алексий христианином - анафематствовал бы он вована.

Между тем, Ницше был сыном пастора и вырос в религиозной семье.
По поводу христианского отношения к власти, читаем "Богу - Богово, а кесарю - кесарево". Насколько "дерзостная наглость" вписывается в идеал смирения и всепрощения, тоже нужно подумать.

Знаем мы этих пастырей и их детей:))

А чего тут думать: спойте 33-й псалом, придет рождество - послушайте "Покаряйтесь языцы и разумейте, яко с нами Бог" - помня, однако, что это песнь слабых и гонимых перед лицом грозных и воинственных жлобов. Вспомните молитвы "Да воскреснет Бог и расточаться враги его...", "Спаси Господи люди Твоя..." - везде задействован один и тот же "базовый архетип" - победа слабого добра перед лицом яко бы всесильного зла. Когда христианина влекут на судилище, а он, помня себя "рабом Христовым", ведет себя скромно, но последовательно, то судящее его быдло начинает шугаться и думать: а чо у него за крыша такая. Поверьте, мы это проходили в совке.

Когда человек называет людей "быдлом" и при этом говорит как бы от имени православных, возникает некоторый диссонанс.

Ага, зато христианство - религия, придуманная не то рабами, не то господами для усмирения рабов никакого диссонанса не вызывает.

Но это говорится не от лица христиан, а "воинствующими безбожниками".

Ну воинствующий безбожник случай клинический, я его почти не встречал, но безбожники в целом относились к нам не без уважения и понимали, что мы к ним должны относиться не без жалости. Понимаете, христианин должен владеть двумя базовывми гештальтами, двумя установками, а также умением с легкостью переходить между ними. Первая установка, экзистенциональная ситуация - противостояние языческой толпе в лице, например, собрания трудового коллектива, комитета комсосмола, или власти во время обыска, допроса в гб-ухе, в тюрьме. И это противостояние должно быть ресурсным, т.е. скромным, без истерики, но и с осознанием своего превосходства над язычниками, и своего собственного царственного достоинства божественногог лаика. Вторая ситуация - молитва за врагов и способность увидеть образ Божий в любом типа как на помойке найденном совке лучше чем он сам или даже его мама это сможет сделать. Собственно вот это вИдение Образа Божия в язычнике оно может и внедряться в ткань противостояния тоже, для этого, в частности, нужна способность мгновенного перехода между гештальтами, хотя она и сама по себе самоценна.

А разве одно другому противоречит? Власть слабых, постулирующих чувство вины как благо - над остальными людьми (господами, не господами - не важно).

Сильные точно так же могут использовать этот прием против слабых.

Сильный - это кто имеет власть, или может получить власть, или он силён в чём-то другом. Возможно, имелись в виду разные сильные и разные слабые.

Кто дурак, простите?

Это всего лишь означает что придуманное для одной цели может быть использованно для другой, даже противоположной.

Христианство - это религия, которую придумали слабые, чтобы сильным было удобнее ими управлять.

Остроумно!

  • 1
?

Log in