Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

«Ацтеки» и «могикане» («Аватар» и самосознание россиян)

Занимательный культурный феномен – интенсивность реакции россиян на фильм «Аватар». В период праздников люди не просто массами «паломничали» на этот фильм, но и оживленно обсуждали, причем нередко - в изощренном глобально-политическом контексте. Это яркое свидетельство полной серости и бедности собственной внутрироссийской культурной и политической жизни. Даже самые непритязательные потребители культурной продукции успели устать от всевозможной теле-блевотины, включая бесконечное шоу П-М.

Большинство, по моему наблюдению, считает своим долгом похвалить фильм за картинку, но пожурить за сюжет. То он слишком примитивный (хотя те же люди тоннами и без всякой рефлексии глотали еще более незамысловатые фильмы и сериалы). То он чрезмерно прямолинейный в своем политическом посыле (хотя те же люди сызмала выращены на куда более грубом и топорном агитпропе). Неожиданно требовательное отношение соотечественников к «Аватару» нужно рассматривать как сугубо внутренний феномен, имеющий мало отношения к американскому посылу фильма. Для Америки это сюжет совершенно стандартный, растиражированный в сотнях не только фильмов, но и детских мультиков (к примеру - «Гроза муравьев»). А вот российская оценка фильма действительно представляет интерес.

Все дело в том, что сюжет каким-то образом намекает на «Базовый Конспирологический Миф», который, как мне кажется, в явной или неявной форме присутствует в каждом российском сознании (даже у тех, кому он не нравится). Миф этот выглядит примерно так:

1. То, что управляет Россией, ни в коем случае не выросло на местной почве, а «прилетело из космоса», «спустилось на парашюте», словом, является «колониальной администрацией».

2. К местному населению это нечто относится так же «толерантно», как инопланетные колонизаторы к синезадым туземцам.

3. Интерес к местной почве у него двоякий: с одной стороны, сугубо коммерческий (выкачать ресурс), с другой – развлекательно-садистический (почудить, размять косточки на приволье, «пострелять сайгаков с вертолета»).

4. Разговор с этими «пришельцами» у «туземцев» может быть только один – всю «корпорацию» пинком, без разбора выслать на «историческую родину».

Раздражение многих критиков вызвано тем, что одни считают этот Миф некомфортным, неприятным для осознания, «горькой истиной», о которой хотелось бы вспоминать как можно реже. Другие – крайне опасным, подстрекательским, «требующим сокрытия от быдло-масс».

У Мифа есть и продолжение, также вполне соразмерное фильму. Это общее место множества патриотических мыслителей:

5. Туземцы победят, только если перестанут воспринимать себя как бомжей, копошащихся на помойке, и осознают себя по-аватаровски великолепными и эстетичными «благородными индейцами». Другими словами – научатся ценить себя и Свое, научатся смотреть на Свое своими глазами, а не глазами колонизаторов, увидят в нем красоту и всяческое благолепие, сумеют донести эту красоту до толерантных наблюдателей и т.д. Для начала – хотя бы отыщут это Свое в ворохе навязанных мусорных ценностей и пародийной «а ля рюс» культуры.

Здесь возникает интересный вопрос о самоотождествлении. Согласно Мифу, русские должны видеть «своих» именно в туземцах-индиго, а не в воюющих с ними «корпорантах». Корпоранты – это Газпром, Путин, Гельман и т.д. «Благородные аборигены» – это русские. Соответственно, основное назначение «мусорной ТВ-культуры» - максимально заслонить, отодвинуть правильное самоотождествление и подсунуть неправильное. Судя по количеству г* на ТВ, прославляющего корпоративные силовые структуры (как бы «вполне туземные»), те, кто «рулят культурой», сами живут в поле этого Мифа, просто «по другую сторону баррикад».

Любопытно, что в патриотическом дискурсе существуют две принципиально разные модели превращения в «индейцев». Условно их можно назвать «ацтекской» и «могиканской» моделями.

1) «Ацтекскую модель» выбирают россияне, которых развели на почитание Сталина и Ивана Грозного. «Ацтеки» – это как бы тоже индейцы, но они не вызывают симпатии публики. Они агрессивные завоеватели, милитаристы, работорговцы, совершают всевозможные голодоморы и человеческие жертвоприношения, разрушают природную среду, их обычаи уродливы и антигуманны (см. гибсоновский «Апокалипсис»). В некотором смысле, они «позорят образ» «благородного дикаря», и тем более заслуживают наказания от толерантной общественности. К «ацтекам» вполне применимы гуманитарные бомбардировки, их и танками не зазорно раскатать. Ацтеков в конце концов уничтожили даже не конкистадоры, а окрестные индейские племена, которых они «достали» своим господством.

2) «Могикане» (и прочие сиу, хопи, эскимосы), в отличие от ацтеков, живут в согласии с природой, курят трубку мира, философствуют и т.п. Они могут и воевать, но только в ответ на агрессию. Они отлично вписываются в господствующий мировой дискурс толерантности и мультикультурализма, где «культура Другого» воспринимается как самоценная уже по той причине, что она «Иная».

«Могиканскую», то есть эстетичную и экологичную модель русской идентичности, в рамках указанного Мифа развивает немалое число мыслителей. Особое внимание следует обратить на Онегова (которому, в отличие от других, удается это делать без заскока в маразм). Симптоматично, что полноценные представители этой модели в последнее десятилетие почти полностью «отлучены» от телевидения, книгоиздания и других каналов воздействия на массы. Напротив, медийная активность «ацтеков» бьет через край. Понятно, что «ацтекская» модель русского в наибольшей степени выгодна именно конкистадорам и колониальным властям.
Tags: кино, культурология, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments