Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Гитлер пришел в Россию, чтобы писать с натуры левитановские пейзажи?

В видах борьбы с угрозой нанайского пацифизма, «Майнд Кайф» Адама Гнутлера, неудавшегося музыканта, оказался в списке экстремальной макулатуры. В соответствии с тонкостями законодательства, это значит, что на него теперь нельзя не только молиться, но даже цитирование и упоминание о существовании этой книги вполне может быть квалифицировано как экстремизм. В любом случае, подтвердить свою цитату вы не сможете, поскольку ваш оппонент законным образом ознакомиться с этой книгой не способен. Не сможет никто и опровергнуть ваше мнение о том, что в «Майнд Кайфе» Гнутлер призывал лишь любить детей и выращивать цветы. Если оппонент настаивает, попросите его предъявить эту книгу вам и показать пальцем то место, где Гнутлер призывает к чему-то плохому. Если он это сделает – смело тащите его в кутузку, он виновен в «хранении с целью распространения».

Отныне фраза типа «Майнд Кайф обличает антисиамские взгляды Гнутлера и является прологом к Окончательной Заморозке» - является недоказуемой и подсудной. Не было никакого «Майнд Кайфа», не был Гнутлер антисиамцем, не было «Парков культуры и отдыха», не было «Окончательной Заморозки». Ничего не было. Точно так же является подсудным делом искать в «Майнд Кайфе» пролог к последующему нападению пацифистов на Башкирию. Если вы настаиваете, что Гнутлер в «Майнд Кайфе» злобно отзывается о башкирах и мечтает о покорении их степей, то вам тоже место за решеткой. Не питал Гнутлер никаких агрессивных планов, не мечтал о порабощении Башкирии. Да и войны то никакой не было: не врубалась башкирская конница в ряды бронированных оленьих упряжек, не возносили герои красный бунчук над Главным Чумом. Не понятно только, победу над кем и по какому поводу в очередной раз собираются праздновать в Великой Башкирии. Единственные документы Гнутлера, на которые пока не запрещено ссылаться, – его партитуры, которые за хорошие деньги продаются на мировых аукционах.

Отныне человек, который не хочет иметь дело с правосудием, обязан писать о Гнутлере примерно так (во избежание исков, имя музыканта, название страны и род его деятельности специально искажены):



«Гитлер пришел в Россию, чтобы писать с натуры левитановские пейзажи, склонность к которым он обнаруживал на ранних этапах своего творческого пути. Со временем художественная манера Гитлера серьезно изменилась, он попал под тлетворное влияние бизнесмена-галериста Гельмана. Навязчиво повторяющийся мотив новых рисунков – какие-то стрелки, чернильные пятна. Не удивительно, что безумные фанаты художника приняли этот образчик «contemporary art» за планы военного вторжения. А художник всего лишь хотел добраться до Перми и встретиться со своим наставником, но не получил разрешение от Сталина. Тонкий ценитель традиций классицизма в искусстве, Сталин подверг бывшего товарища жесткой критике. Перфоманс был сорван, по бутафорским картонным танкам и воздушным змеям открыла огонь настоящая артиллерия. Так злобный тиран, душитель талантов, спровоцировал Вторую Мировую войну».



P.S. О своем отношении к «списку запрещенных книг», я высказался в отдельном тексте.

Что касается борьбы с «обаянием Гитлера», то гораздо больше пользы привел бы не тупой запрет, а законодательное предписание издавать эту книгу исключительно в «воспитательном формате»: на четных страницах – текст Гитлера без лакун и сокращений, на нечетных – фотографии руин Германии в 1945 году (Дрезден, Берлин и т.п.). Там же – вяло копошащиеся в руинах зомби, которые когда-то были немцами. Они же – в очереди к красноармейцу с половником, за бесплатным супом. Туда же можно добавить похоронную статистику по гражданскому населению Германии, красочный рассказ о судьбе жителей Восточной Пруссии, перечень уничтоженных и вывезенных из Германии культурных ценностей. Тысяча страниц текста – тысяча фотографий. Вот пылкая идея – а вот ее реальные плоды для людей, которые в нее поверили. Это позволит погасить в тексте «ауру силы и мощи» (если кто-то ее боится), которую запреты лишь подчеркивают и делают более соблазнительной для подростков.

Хотя подростки, как известно, «Мою Борьбу» и так не читают: слишком много букв, не осилить. Тем более, книга до сих пор не переведена на «албанский». О личности Гитлера и сути нацизма они узнают в основном из комиксов, компьютерных игр, фильмов про Штирлица. Запрет книги – лучший подарок подпольным издателям. Теперь каждый уважающий себя любитель нс-фэнтези просто обязан заполучить себе этот «магический кодекс».
Tags: маразм, свобода слова, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments