Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

«Ветераны versus скинхеды»

Есть распространенное заблуждение о том, что «культ Победы» можно использовать для борьбы с современным национал-экстремизмом и даже с национализмом в целом. Этого заблуждения придерживаются и некоторые представители национального лагеря, которые именно поэтому воюют с данным культом, выпячивают фигуру Власова и т.д. Но суть в том, что популярная, понятная массам версия национализма укоренена как раз в «культе Победы» и целиком выросла из него.

Военная пропаганда со стороны СССР велась не только «против нацизма», но и «против немцев». Это и сакраментальное «Убей немца!» Эренбурга, и фильм «Александр Невский», и реминисценции панславизма (идея «тысячелетней борьбы славян против немецкой агрессии» - та же расовая теория, но с другого бока). Для мобилизации населения активно использовались отсылки к «русской великодержавности». Вспомним тост Сталина «за русский народ» и его же речь после победы над Японией, где высказывалась идея реванша за поражение Царской России. Сразу после войны это нашло свое продолжение в борьбе с «безродными космополитами» и «русификации» советской истории. А ведь именно из этой традиции вырос весь позднесоветский «русский дискурс». Другими словами, популярный национализм в значительной мере произрастает из «националистического угара» советской военной и послевоенной пропаганды.

Что может дать попытка «пристыдить скинхедов ветеранами»? «Идейных» скинхедов не так много, в основном туда зачисляют обычных националистически настроенных гопников. С точки зрения простодушного «национал-гопника», ветераны ВОВ – это «постаревшие скины, которые в молодости как следует вломили чужакам, осмелившимся топтать нашу русскую землю». Именно в таком ключе они понимают «культ Победы» и «Подвиг ветеранов». Соответственно, их отношение к тем, кого они считают «современными оккупантами», лежит целиком в русле «дискурса Великой Победы» (как они его понимают).

Вспомним также, что Победа сопровождалась репрессиями в отношении ряда нерусских России народов, которых обвинили в коллаборационизме. Национал-гопник, ненавидящий кавказцев, может с чистой совестью сослаться на Сталина, репрессировавшего чеченцев и т.д., волю которого он «фактически продолжает».

Возрождение элементов русского национализма в ходе Войны в конечном итоге привело и к росту государственного антисемитизма в СССР, к борьбе с «космополитизмом». События 90-х еще более укрепили эту связку «победа-антисемитизм», которая кому-то кажется невозможной. Если вы неформально пообщаетесь с реальными ветеранами русской национальности, то вместо исповедания интернационализма с большой вероятностью услышите дискурс вроде такого: «Мы вот защищали евреев во время войны, принимали их за друзей, а они, в лице Березовских и Абрамовичей, нас потом ограбили».

Другими словами, первобытный, нецивилизованный, «донацдемовский» русский националист ощущает себя вполне в русле той традиции, которая связана с культом Победы. Национализм в целом, как философия, опирается на простые идеи типа «Наших бьют!», «Бей врагов, спасай Россию!», которые непрестанно воспроизводятся в ходе «культа Победы». Даже если на каком-то верхушечном уровне можно увязать культ Победы с толерантностью и интернационализмом, то на глубинном уровне это все равно будет пропагандой национализма в его самой брутальной и силовой форме.

P.S. Даже не вдаваясь в детали, сама по себе идея о том, что культ военной победы можно использовать против национализма "народа-победителя", кажется гротескно-абсурдной.
Tags: ВОВ, национализм, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments