Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Category:

Лучшие доказательства бытия Бога

Бог собственноручно лепит облака, а также разрисовывает закаты и восходы на всех сотворенных планетах. Надо же как-то скоротать вечность.

Этот образ лежит в основе любых здоровых представлений о божестве. Бог – то, что стоит за фантастичностью мира и его явственной несводимостью к сугубой материальной прагматике. Спор о «существовании» Бога некорректен по определению: вопрос лишь в том, что он собой представляет («Творческая Сила Природы», «Личность» или целая «Креативная Корпорация»). «Доказать» в этом контексте – значит указать на явления, где Бог «проговорился», где сотворенность, "несерьезность" мира обнажается наиболее ярко.

Мои любимые «доказательства»:

1. Математическая «изнанка» мироздания

Обнаружилось, что «материю» мира, как и предсказывали Пифагор с Платоном, составляют числа. Наш мир сам по себе «оцифрован» еще в момент творения, о чем свидетельствуют успехи математической физики. Особенное впечатление производят триумфы квантовой теории поля, когда «на кончике пера» с безумной точностью выводятся значения не только каких-то производных эффектов, но и фундаментальных констант природы (постоянная тонкой структуры и т.п.). В подобных случаях неопозитивистская версия о том, что научные теории и лежащая в их основе математика – всего лишь «язык описания», не проходит. Тот, кто создавал мир, тоже пользовался математикой.

Еще один поразительный пример – музыка. Настоящая музыка (классика барокко и т.п.) опирается на математику. А значит, математика «инсталлирована» не только в человеческий разум, но и в структуру человеческих эмоций, в саму волю. Кем инсталлирована и для чего?

2. Явная избыточность живой природы

В классификации Канта, к этому ближе всего «физико-телеологическое доказательство» (см. «Критику способности суждения»).

Дарвин разрушил это доказательство, показав, что все многообразие и сложность живого мира могли получиться в результате многократного подбрасывания монетки (механизм случайной мутации и естественного отбора). Но разве не чудо, что в структуру мироздания изначально была заложена сама эта фантастическая возможность? С априорной «прагматической» точки зрения, этот слепой механизм должен был ограничиться порождением таких же слепых и осклизлых червей, ползающих в питательной плесени.

Разумеется, можно притянуть за уши «антропный принцип», чтобы объяснить, почему в нашей вселенной все не ограничилось червями. Антропный принцип объяснит присутствие разума – но не объяснит изощренное многообразие живого мира, изобретательность которого выходит далеко за пределы «необходимого» и "полезного".

Яркий пример такой изощренности – парадоксы мимикрирующих бабочек - описан Набоковым во «Втором дополнении к Дару».

Другой пример – орган зрения. Какое расточительство: давать животному, обезьяне, орган, позволяющий ему получать информацию о звездах и галактиках, которые находятся на невообразимом расстоянии от него и никак не включены в его повседневную борьбу за выживание. Висит обезьяна на ветке – и «ощупывает» глазами целую Галактику. А приглядевшись, еще и парочку соседних. И ведь зрение позволяет преодолеть не только пространство, но и время. Висит обезьяна на ветке – и «запускает» глаза на тысячи и миллионы лет назад. Видит живое прошлое мира! Зачем это нужно обезьяне в ее обезьяньей жизни?

В «прагматичном» мире без Бога животные имели бы только осязание, обоняние, самые продвинутые – слух и эхолокацию. Свет солнца воспринимался бы только кожей, через ощущения тепла/холода. Разумные на пике цивилизации изобрели бы «зрение по приборам», как мы сейчас регистрируем радиоволны и гамма-лучи.

Не случайно, верховное божество во многих религиях, не только в христианстве, ассоциируется со Светом. «Имеющий глаза, да увидит...»
Tags: религия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 21 comments

Recent Posts from This Journal