Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Category:

Французский ответ на государственный террор

«Союз друзей порядка и мира» (и другие подобные ему организации) - любопытное начинание французских граждан в ответ на «закручивание гаек» режимом Директории. Термидорианский режим, на исходе своего существования, чувствовал слабость и пытался компенсировать ее путем полицейских репрессий, обрушиваемых на население. Франция во времена Директории – это как СССР после 1953 г.: массовые убийства уже кончились, но режим от этого симпатичнее не стал. В частности, оставались в силе драконовские законы в отношении эмигрантов и бывших дворян; продолжались злобные и мелочные гонения на Церковь; действовали жесткие политические ограничения, сравнимые с нынешним российским «антиэкстремистским» законодательством. Режим сумел поссориться даже с теми группами населения, которые изначально отнеслись к нему с надеждой, ободренные расправой над кровавыми вождями якобинцев, французскими Ягодами и Тухачевскими. Сами якобинцы, кстати, при Директории никуда не исчезли, действовали легально и шумно, и составляли «левую ногу режима», с которой он постоянно заигрывал, запугивая правых. При опоре на мощную якобинскую фракцию в «Совете 500», директора провели драконовское налоговое законодательство, сильно ударившее по бизнесу, открывшее путь к коррупции и «рейдерству», вызвавшее серию банкротств, экономический спад и рост безработицы во многих регионах. Остальное население крайне раздражал «налог кровью» - постоянные рекрутские наборы из-за войн, которые Директория вела по всем направлениям. В итоге, сопротивление населения возросло настолько, что режим прибегнул к системе заложников. Далее – цитата из книги французского историка Альберта Вандаля «Возвышение Бонапарта»:

«Советским указом были объявлены департаменты, в которых вводилось положение усиленной охраны вследствие начавшихся беспорядков. Закон разрешил местным властям во всех этих департаментах в случаях угрожающих волнений выбирать заложников – из родственников эмигрантов, их друзей и присных, из бывших аристократов, за некоторыми исключениями, из родственников по восходящей линии лиц, заведомо участвовавших в сходках или принадлежащих к составу банд. …Куча добавочных постановлений довершала жестокость этого закона, который как бы имел целью дать половине Франции изведать, и притом в преувеличенном виде, все прелести военной оккупации. …Растяжимость закона дозволяла властям утолять свою личную ненависть, изобретая новые вины и безмерно расширяя круг нравственного соучастия с инсургентами, создавая повсюду категории, группы подозрительных личностей, готовые охапки кандидатов на эшафот, в случае, если бы террористам удалось снова воздвигнуть его. Умудренные опытом люди предпочитали погибнуть в борьбе, отомстить, чем дать тащить себя на бойню; никто не хотел подражать аристократам 93 года, которые стремились скорее красиво умереть, чем избегнуть смерти.; Возникли союзы защиты, лиги мести.

В департаменте Жиронды образовалось общество под именем Союза друзей порядка и мира. В своем манифесте учредители общества не признавали себя роялистами, хотя в сущности были ими. Они уверяли, что не примыкают ни к какому политическому знамени”, что они желают лишь оберечь себя от последствий “жестокого безумия”. “Или перестаньте учить правам человека едва начавших лепетать детей, или сознайтесь, что никогда еще не было более справедливо и уместно вспомнить об этих правах”. Устав общества предписывал мстить каждому чиновнику, который попробует применить закон о заложниках, насилием над его личностью, семьей, имуществом; словом, поступать по закону возмездия. Общество быстро разрасталось; члены его считались тысячами; приезжали друзья из соседних департаментов, главным образом из Шаранты».
Tags: история, самоорганизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments