Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Category:

Исторические корни «школы Суворова»

Кретинизм поклонников Суворова (Резуна) становится более выпуклым, если знать, что «школе Суворова» уже более ста лет. Первые ее представители еще в XIX веке доказывали аналогичную концепцию в отношении вторжения Наполеона в Россию. Буквально так, «по-суворовски», и утверждали: поход миролюбивой душки Наполеона в 1812 году был исключительно превентивной мерой, поскольку злобный агрессор Александр I собирал на своих границах «огромные азиатские орды» для удара по Франции и завоевания всей Европы.

Дадим слово самому первому «суворовцу», французскому историку Альберту Вандалю (из книги «Франко-русский союз во время Первой империи», изданной во Франции в 1891-93 гг.):

«Начиная с первых месяцев 1810 г., союз [России и Франции] - не что иное, как обманчивая завеса, прикрывающая затаенную вражду. Обе стороны подозревают друг друга, следят и шпионят. Не имея предвзятого намерения и вовсе не желая войны, делают ее неизбежной только потому, что ее предусматривают и к ней готовятся. Оба государства называют один другого союзником и другом; иногда они бросают друг на друга нежные взгляды, обмениваются ласковыми словами, но все это делается только для того, чтобы обмануть друг друга, чтобы, выказывая несуществующие доверие и уверенность в своей безопасности, выиграть время и на свободе собрать средства вредить друг другу. Однако, в деле враждебных маневров Александр всегда впереди.

Он первый потихоньку расставляет на своей границе грозную армию, пускает против нас в ход все дипломатические пружины, повсюду ищет врагов против Франции. Однако, с исторической точки зрения, каждой из этих мер, основанных на неправильном толковании намерения императора французов, Наполеон доставляет оправдание, по крайней мере, кажущееся, увеличивая и без того большое число самовластных актов и международных государственных переворотов, к которым он уже чересчур приучил Европу. Таким образом, он усугубляет беспокойство России, вызывает ее на все более компрометирующие поступки и со своей стороны ускоряет разрыв. Наконец, уступая чувству страха, Александр делает неизбежным и вызывает кризис. Опасаясь нападения, он хочет его предупредить, берет на себя роль зачинщика и верит в возможность застать Наполеона врасплох. Его намерение напасть на нас не подлежит сомнению: убедительные и точные доказательства существуют в изобилии; они будут указаны в надлежащем месте.

Зимой 1811 г., за восемнадцать месяцев до перехода великой армии через Неман, Александр думает перейти эту реку, занять и преобразовать Варшавское герцогство, создать русскую Польшу в противовес французской, которой он опасается в своем воображении: он хочет поднять Пруссию, подкупить Австрию и снова составить против Франции европейскую лигу; словом, он до 1812 г. думает сделать все то, что ему пришлось осуществить после».

Пора уже «суворовцам» подумать о должной мотивации похода хана Батыя. Не было ли монгольское нашествие тоже «превентивным ударом» по злобным русским агрессорам? Так миролюбивые монголо-татары на 240 лет отсрочили завоевание русскими Поволжья, Сибири и Средней Азии.
Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 22 comments