May 30th, 2008

гоню телегу

Античный мудрец Полибий, пожалуй, поддержал бы «Основы православной культуры»...

Известную фразу «религия – опиум для народа» обычно возводят к Новалису и вписывают в контекст просвещенческой критики христианства. На самом деле этот ход мыслей не сводится к голой критике, и он, конечно же, не был изобретением Нового времени. Его позитивный вариант был в деталях разработан еще мыслителями Древней Эллады. Ниже (под катом) приводится весьма поучительная цитата из Полибия (II век до Р.Х.). Полибий был человеком не только образованным, но и информированным, был вхож в «кружок Сципиона» и причастен к «Большой Игре» того времени. Collapse )

Словом, когда император Константин сделал ставку на христианство, он действовал вполне в духе римско-эллинского прагматизма: заменил старый и выдохшийся инструмент воспитания масс на более эффективный. Более того, со староримской точки зрения это было «возвращение к истокам», к ситуации, когда народная нравственность подкрепляется сильным и строгим культом (прежние римские культы к этому времени уже не воспринимались всерьез). При этом сохранил свое название даже титул первосвященника – Pontifex Maximus, который до сих пор носят римские папы. Парадокс, но именно император Юлиан, несмотря на свое антихристианство, на деле выпал из круга античной мысли и был по духу стопроцентным византийцем, поскольку относился к религиозной теме истово и даже сам подвизался на ниве теологии. Стопроцентные византийцы и его поклонники: это хрестоматийный случай «веры в доброго царя», который «мог бы все исправить». Любопытно также, что именно в самых эллинизированных частях Империи, таких как Малая Азия, новая религия отличалась наибольшей популярностью и креативностью.