May 24th, 2010

гоню телегу

Регионализм в «Повести временных лет»

«Все эти племена имели свои обычаи, и законы своих отцов, и предания, каждое — свои обычаи. Поляне [украинцы-киевляне – С.К.] имеют обычай отцов своих тихий и кроткий, стыдливы перед снохами своими и сестрами, и матерями; и снохи перед свекровями своими и перед деверями великую стыдливость имеют; соблюдают и брачный обычай: не идет жених за невестой, но приводят ее накануне, а на следующий день приносят что за нее дают. А древляне [центрально-западные украинцы – С.К.] жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывало, но умыкали девиц у воды. А радимичи, вятичи и северяне [т.е. собственно русские – С.К.] имели общий обычай: жили в лесу, как и все звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах, и браков у них не бывало, но устраивались игрища между селами, и сходились на эти игрища, на пляски и на всякие бесовские песни и здесь умыкали себе жен по сговору с ними; имели же по две и по три жены. И если кто умирал, то устраивали по нем тризну, а затем делали большую колоду и возлагали на эту колоду мертвеца и сжигали, а после, собрав кости, вкладывали их в небольшой сосуд и ставили на столбах по дорогам, как делают и теперь еще вятичи. Этого же обычая держались и кривичи и прочие язычники, не знающие закона Божьего, но сами себе устанавливающие закон».

Как хорошо звучит: «НО САМИ СЕБЕ устанавливающие закон». И в самом начале дважды подчеркивается, что у каждого – свои обычаи. Хотя на тогдашее «замкадье» столичный автор смотрит явно свысока, там для него - жЫвотные («как и все звери»). Collapse )
гоню телегу

Российский Мандерлей

Под впечатлением последних событий в стране и воспоминаний о фильме Ларса фон Триера, получился «рассуждательный» текст о сущности российской политической реальности:

http://www.apn.ru/opinions/article22791.htm

«Созерцание нынешней России напоминает киношедевр Ларса фон Триера про поместье Мандерлей, где люди через 70 лет после отмены рабства продолжали играть в рабов и рабовладельцев. Единственное отличие от ситуации фильма: у нас инициатива на игру исходит сверху, а не снизу. В такой ситуации кто сильнее, тот и не прав, ибо именно он имеет возможность навязывать нижестоящим правила игры, именно он давит на корню любую возможность социального торга. А низам поневоле приходится отыгрывать уготованную роль в предложенной барами забаве «потерпим, а потом убьем». Вот и идет игра на грани перманентной пугачевщины - вместо цивилизованной (пусть и не всегда честной) коммуникации верхов и низов. Закончится эта игра очень печально, потому что «роли» со временем прирастают к коже, и только с кожей их можно будет ободрать».

P.S. Лучшая иллюстрация к этому тексту - недавняя история с обычным самарским прохожим, которого милицейская наездница приковала наручниками к стремени и волочила за лошадью, пока человек не получил несовместимые с жизнью травмы.

P.P.S. Еще характерный пример из эпохи рабства и крепостного права: рабовладельцы приказали отобрать маленьких детей у оппозиционной журналистки.