October 30th, 2010

гоню телегу

Ацтекский халифат

Забросило бы какого-нибудь Синбада-морехода в Америку за два столетия до Колумба. Приплывают радостные конкистадоры – а там уже поголовный ислам. Ацтеки, в частности, просто созданы были для ислама. Они и без ислама джихад вели в постоянном режиме. А с исламом они бы сколотили империю на полконтинента. И майя ислам приняли бы охотно, особенно в комплекте с арабской математикой и астрономией. Они ведь «книжники», «каббалисты», у них духовная культура и так была «в формате медресе». Индейцы прерий в Северной Америке и Аргентине, прирожденные наездники, – так это уже готовые басмачи, им только перья на чалмы заменить. Как и всем кочевникам, ислам пришелся бы им по душе. Ведь даже сегодня специфический латиноамериканский темперамент, с его мачизмом, по сути своей ближе к исламскому характеру, чем к образцово-христианскому. Приняв ислам, индейцы получили бы иммунитет против «огненной воды». А самое главное, вместо разрозненных племен европейцы столкнулись бы с духовно сплоченным населением, ориентированным на антихристианский джихад. Никаких белых колоний в Америке, конечно, не возникло бы. Разве что на островах. Может быть, потому испанские инквизиторы так лютовали с насаждением своей религии, что увидели «естественное сродство» индейцев к исламу и постарались «занять поляну первыми».

Поверхностное гугление показало, что «индейцы майя + ислам» - отнюдь не абсурдное сочетание: «Все больше и больше индейцев майя и цотциль в мексиканском штате Чиапас принимают ислам. …Приняв ислам майя и цотциль, стали придерживаться строгого запрета на употребление спиртного и перестали пользоваться кредитами. Индейцы Чиапоса увидели в исламе хорошую альтернативу капитализму. …Часть мусульман выступили в поддержку повстанцев сапатистов под командованием субкоманданте Маркоса. Многие из его бойцов, которые сражались за неотъемлемые права человека и земельную реформу, были цотцилами. Часть их них приняли ислам, несмотря на то, что Маркос сначала выступал против этого. Мексиканское правительство было встревожено и стало наблюдать за распространением ислама…»