December 13th, 2010

Obama

Что такое «этнический криминал» и как с ним бороться?

Любопытной оказалась реакция солидных деловых СМИ на гражданский протест в Москве и других городах России против попустительства властей этническому криминалу. Например, газета «Ведомости» выпустила целых две паникерских статьи, сами названия которых исключают вменяемый анализ ситуации: «Манеж ксенофобии» и «ПогромЪ среди ясного неба». В то же время более ранняя публикация (от 9.12) об убийстве, которое послужило поводом к этим событиям, называлась скромно и без лишних эмоций: «Футбольный травматизм».

Еще дальше зашли аналитики газеты «PБК daily»: они в своей статье взяли в кавычки сам термин «этнопреступность», как бы намекая на его «нетолерантность» и «сомнительность» (ибо «преступники не имеют национальности» и т.п.). Между тем, этот термин в российском контексте – отнюдь не оценочный и «ксенофобский», а вполне технический и содержательный. Речь идет не о том, что преступник сам по себе «имеет национальность», а о том, что ему покровительствуют лидеры данной национальной общины, причем в полном соответствии со своими национальными традициями.Collapse )
Obama

Политическая смерть безнациональной оппозиции

События 9-11 декабря многие поспешили оценить как «эпохальный сдвиг», «весну национальной революции» и т.п. Это все, конечно же, преувеличение. Если в этих событиях есть какой-то позитивный смысл, то это - сбрасывание масок и дополнительное размежевание между «своими» и «чужими». Отношение к событиям 9-11 декабря четко показывает, где на самом деле пролегает «линия фронта». Тут важно даже не «как сказал», а «как посмотрел» на нас, какими глазами нас увидел. Одни увидели безоружных граждан, наконец-то осмелившихся протестовать против бесправия и убийств. Другие увидели «непокорное быдло», от которого «только власть защитит нас своими штыками и нагайками».

По одну сторону баррикад – Медведев, Нургалиев, продажные правоохранители, партия Единая Россия, криминальные диаспоры, кущевские бандиты, Каспаров, Немцов, путинское телевидение, убийцы детей, ОМОН и т.д.

По другую сторону баррикад – мы, гражданское общество, простые беззащитные люди, которые хотят, чтобы граждане были равны перед законом, чтобы законы исполнялись, чтобы правоохранители были защитниками, а не бандитами, чтобы преступная мразь не глумилась над нами, не убивала безнаказанно наших детей. Мы разобщены, мы неорганизованы, мы безоружны. Нет ни одной серьезной партии, которая выступала бы от нашего имени. СМИ выливают на нас, гражданское большинство, цистерны помоев, выставляют нас злобными фашистами – только за то, что мы возмущаемся, когда нас убивают. Даже мясник не обижается на рев коровы, когда ее режут, а они - обижаются. Президент называет нас погромщиками и грозит карой каждому, кто поднял голову, чтобы заявить протест. И это в ситуации, когда никаким иным путем нельзя заставить власть, то есть его самого, исполнять свои законные функции. Якобы «оппозиционные» политики вдруг начинают призывать начальство избивать нас дубинками и бросать в тюрьмы, – только за то, что мы заставляем его прислушаться к нам.Collapse )