February 2nd, 2011

гоню телегу

Диагноз – смерть мозга

Философ Сергей Роганов (roganov_sergei), эксперт по пограничным состояниям, ставит суровый диагноз нашему и более старшему поколению (35-60).

«Коллапс СССР глазами Триши Маршалл»

В тексте ухвачен тот модус существования, в котором реально находится сознание современных постсоветских людей. (То же в блоге автора)

Но для лучшего понимания можно начать со следующего триптиха: «Политические трупы»

«…получив в далеком апреле 1985 года всесоюзную «справку об освобождении» от гнета коммунизма с печатью Пленума ЦК КПСС, за четверть века(!) наследники великой русской литературы, науки, театра, балета, наследники создателей Золотого фонда мировой культуры, «разрушившие» Железный Занавес, «завоевавшие» долгожданные «свободы», не удивили мир НИЧЕМ. Не явили ни одного заслуживающего внимания или интереса НОВОГО продукта интеллектуального и любого иного творчества. Не явили миру ни нового кино, ни искусства, ни аналитики ни социально-экономических действенных моделей, ни романов, ни научных открытий, ни «архипелагов», ни «гулагов», ни одного «нео-», кроме «нео-глупости», никаких новых форм и способов самоорганизации для ДЕЛА и ТВОРЧЕСТВА. За исключением одиночных, разовых вбрасываний, которые лишь подтверждают нехитрое правило: мертвые не только не потеют, но и напрочь лишены любых творческих способностей и любой продуктивной коммуникации. 25(!) лет ПУСТОТЫ в современном мире глобализации, гигантских потоков миграции, непосредственной коммуникации миллионов и взаимодействия сотен культур, этносов, традиций; мириадах инноваций, в эпицентре технологических революций: информационных, цифровых, коммуникационных, медицинских, и любых других…» (То же в блоге автора)
Obama

Валить – или валить? Вот в чем вопрос

Обратил внимание, что людей, недовольных нынешней ситуацией в России, можно разделить на две группы, - в зависимости от того, как они интерпретируют лозунг «ПОРА ВАЛИТЬ!». Какая идея лично Вам приходит в голову первой?

Для одних это – «Пора валить из проклятой Рашки!».

Для других – «Пора валить тех, кто в Кремле!»

И тот, и другой посыл находят свое обоснование в одном и том же массиве ужасных свидетельств о нынешнем состоянии страны. Разница - в личной позиции.

Страшный сон адептов путинизма: коллективный Поросенок Петр, севший за штурвал «ср*** трактора», вдруг превращается в Марвина Химейера, и вместо того, чтобы «сваливать за бугор», разворачивает свой ужасный бульдозер в сторону Кремля. (Кто-нибудь слепит мультик на такой сюжет?)

Валить – или валить? Вот в чем вопрос. Третьего не дано.

А как же теория малых дел? Мы ведь люди понимающие, знаем, что никакой «Тунис» или «Майдан» кардинально ситуацию не исправят. Гражданское общество слабо, не организовано, а значит, одна странная тусовка сменит у власти другую странную тусовку, и в скором времени будет похожа на нее как отражение в зеркале. Вот и schegloff не случайно привлекает внимание к заметке skitalets о том, что нужно не на революцию надеяться, а форматировать островки гражданского общества снизу, прямо здесь и сейчас. Только это – надежно. Именно поэтому я, кстати, стараюсь делать акцент на регионализм, на вовлечение людей в муниципальные дела.

Парадокс в том, что «программа малых дел» и «Тунис» не являются альтернативами друг другу. Успешные «Тунисы» и «Майданы» не только не ставят препятствий для прогресса в «малых делах», а напротив, дают им дополнительные степени свободы. Collapse )
гоню телегу

Актуальный Пушкин

Существует популярное мнение о классической русской культуре, как о чем-то чрезмерно «добреньком», заражающем людей непротивленчеством и всепрощением. Якобы, народ, усваивая эту культуру, теряет инстинкт самосохранения и становится покорной жертвой всевозможных негодяев и насильников. «Ох, уж эти традиции Толстого и Достоевского! Американцы, между тем, эту мерзость нутром чуют. Действительно, лучше классический вестерн, где мерзавца пристрелить не грех, чем вся эта "духовность" и "психологизм"».

Между тем, неправильно сводить всю классическую русскую литературу к Достоевскому или к «толстовству». Она достаточно широка, и отношение к праведному убийству разные авторы выстраивают по-разному. На князя Мышкина найдется управа в виде «скинхеда» Тараса Бульбы, который «мочил» всех направо и налево. Достоевский и даже Толстой, при всей их зарубежной известности, – это все-таки не центральная точка русской культуры. Центровая фигура – это Пушкин. Подобно героям вестернов, он отнюдь не подставлял другой щеки, хотел убить своего недруга и даже пальнул в него из пистолета. А попав, искренне обрадовался. Это здоровое отношение к добру и злу можно почувствовать и в произведениях Пушкина. Collapse )