February 11th, 2011

Obama

Тост за свободный Египет

В Египте мы имеем первую региональную революцию, которая разыгрывается как многодневное онлайн-шоу глобального масштаба. Такая «прозрачность» и завязанность на Интернет, видимо, стандарт всех будущих революций XXI века. Возможно, главный сюрприз этой революции еще ожидает нас впереди. Например, превращение «сетевого майдана» из однократного события - в перманентный «орган» давления народа на власть, действующий годами.

Нужно заметить, что по истокам протеста Египет принципиально отличается от России. ВВП на душу населения там всего $2700. Бедность египтян обусловлена объективной бедностью страны, а не воровством верхушки, как в России. Мубарак является далеко не самым плохим лидером арабского мира, а как патриот своей страны он на порядок превосходит правителей РФ. Проблема в том, что демографический рост давно уже превзошел возможности египетской экономики. За время правления Мубарака население увеличилось почти вдвое (с 45 до 80 миллионов человек). Темпы роста составляют 2% в год. При этом, в отличие от России, внутренние ресурсы для дальнейшего развития в Египте отсутствуют. Страна уткнулась в «пределы роста». Collapse )
гоню телегу

В поисках утраченной легитимности (или почему Россия не Египет)

Учитывая крайне малую по меркам цивилизованных стран гражданскую активность русского населения, любая акция, которая «тормошит», будит людей, - во благо. «Сериальные» акции протеста в этом смысле ничем не хуже других, и даже лучше, поскольку, в отличие от одноразовых акций-реакций, показывают наличие у протеста некоторой воли и долгосрочного планирования. «Стратегия-31» «Другой России», «Стратегия-11» РОД / ДПНИ, «Концепция-14» РОНС, «Чаепития» НДА, - это путь к воспитанию гражданского общества.

Другой вопрос – насколько такие акции могут рассчитывать на поддержку большинства. Со «Стратегией-31» и «Чаепитиями» все ясно, но «Стратегия-11» и «Концепция-14», в принципе, проходят под лозунгами, которые большинство граждан одобряют и считают своими. РОНС, помимо общеидеологической повестки, пытается усилить свои акции социальной тематикой. Однако по массовости отклика эти акции уступают узконаправленным акциям по конкретным муниципальным и социальным проблемам. Собственно, даже стартовая акция «Стратегии-11» получила массовость потому, что была инициирована конкретным сообществом, защищавшим прежде всего себя.

Было бы неправильно сводить все к пассивности или запуганности населения. Есть вопрос доверия, вопрос легитимности: насколько народ признает за теми или иными организациями и личностями право быть лидерами, право действовать от своего имени в качестве объединителей и организаторов. Никто не хочет играть в политическое «МММ». И дело тут не в «харизме» тех или иных персон. Можно прекрасно обойтись без харизмы при наличии консенсуса среди тех, кого народ признает своими «умнейшими», «достойнейшими», «совестью нации» и т.п. Это «недостающее сообщество», с одной стороны, представляет собой пул экспертов в различных областях (экономика, образование, наука, культура), с другой стороны – источник морального авторитета. У нас сегодня «отсутствует пул лидеров русского общественного мнения, которые бы выделяли себя из «общероссийской» элиты в качестве русских и признавались бы «своими» большинством русского населения». Политический протест в этой ситуации выглядит голым, маргинальным, представленным случайными фигурами.Collapse )
гоню телегу

Англичане ружья кирпичом не чистят

Обнаружил, что один мой текст исключен из Яндекс-поиска по блогам. Причем в обычном поиске он остался. Конспирология подсказывает, что это связано не с «крамольным» содержанием текста (ЖЖ наполнен гораздо более крамольными), а с тем, что там есть обоснованный наезд на «косноязычного спичрайтера» Президента. Видимо, кто-то испугался за зарплату или за персональную нефтяную вышку :-)
гоню телегу

Регионализм в постапокалиптике («Приграничье» Павла Корнева)

Некоторое время назад я написал статью о регионалистской фантастике. Пришло время немного расширить тему за счет жанра «постапокалиптика». Люди, на мой взгляд, слишком пессимистично относятся к этой эпохе. У нас принято пугать даже Новым Средневековьем. Между тем, это не такая плохая штука, если вспомнить, что в реальном Средневековье были не только феодалы, но и свободные городские коммуны. Настолько свободные, что могли воевать даже с императорами. А в России в ту эпоху было какое-то подобие демократии, в лице Пскова и Новгорода. Надо настраиваться на позитив: если Средневековье, то феодалов – на кол, даешь Ломбардскую Лигу! Для немногих выживших и доживших, постапокалиптика будет интереснейшей эпохой российской истории.

К писателям-фантастам, моделирующим эту эпоху, есть ряд претензий. За исключением Винджа и еще немногих светлых умов, социальная структура постапокалиптики у них представлена какими-то психованными бандами, которые шарятся на развалинах, одичавшими племенами, аграрным феодализмом и т.п. Но понятно, что в реальной жизни все эти банды, племена и феодалы будут уничтожены или подмяты более масштабными сообществами типа городов-государств. Я подробно объяснил эти процессы в тексте «Выживать придется городами». Павел Корнев – уральский писатель–фантаст - в своем творчестве пришел к той же идее и талантливо реализовал ее в цикле «Приграничье». Collapse )