March 26th, 2011

гоню телегу

Звериный оскал медвежьего унитаризма, часть 1

Анализ законов, принимаемых Госдумой нынешнего созыва, показывает, что монополизация парламента одной партией и ликвидация в нем всяческих дискуссий, отнюдь не привела к образованию профессионального корпуса законодателей. Яркий пример тому – принятый 23.03.2011 в первом чтении Федеральный Закон «Об ответственном обращении с животными» (авторы - Е.А.Туголуков, В.Р.Мединский, А.Н.Нюдюрбегов). Не видно, чтобы законодатели вдумчиво и взвешенно относились хотя бы к тем законам, которые не имеют политической окраски и не связаны с дележом больших денег. Вчитываясь в текст закона, невольно хочется воскликнуть: «Ну ладно, воруйте, воруйте, но дайте нам хоть пожить спокойно!» Возможно, этого эффекта они и добиваются, долбя обывателя заведомо безумными законами.

По уму, такой закон должен был решить две главных задачи. Во-первых, поставить в цивилизованные рамки городских собаковладельцев (особенно – хозяев опасных пород). С этой задачей он более-менее справился. Во-вторых, избавить города и их окрестности от массы брошенных людьми питомцев, опасных для здоровья и экологии. Закон, в принятой редакции, колоссально затрудняет эту задачу для региональных и местных властей, для гражданских активистов, и создает множество новых коррупционных кормушек. В лице этого закона, унитарный гиперцентрализм в России уже дозрел до стадии черного юмора: отныне регионы даже бродячих животных у себя под окнами не могут отловить по собственному разумению, а обязаны руководствоваться строжайшими инструкциями, спущенными из Кремля. Воистину, законодатели усмотрели в праве регионов самостоятельно управляться со своими собаками угрозу распада России и ползучий сепаратизм. Collapse )

Продолжение текста
гоню телегу

Звериный оскал медвежьего унитаризма, часть 2

Начало текста

ПРАВА ДЕКОРАТИВНЫХ ТАРАКАНОВ

Если вы думаете, что безумие указанного законопроекта ограничивается только Статьей 18, то заблуждаетесь. Вчитайтесь повнимательнее в следующие строки: Collapse )

То есть, все-таки сами животные – по боку, экология – по боку, здоровье городской среды – по боку, а главное для депутатов – людишек примучить и припугнуть, поставить их ниже животных. Особенно пикантно на этом фоне смотрится то, что за преступления против личности, связанные с жестокостью, Дума и Президент недавно сделали послабление. «Нижний порог наказания в виде лишения свободы, к примеру, отменяется при умышленном причинении тяжкого (ст. 111) и легкого (ст. 115) вреда здоровью, при угрозах убийством (ст. 119)». В нынешнем Уголовном Кодексе убийство, совершенное в состоянии аффекта, наказывается исправительными работами на срок до двух лет (Статья 107). Причинение смерти человеку по неосторожности (Статья 109), либо при превышении пределов необходимой обороны (Статья 108), оценивается максимум в два года. А между тем, за убийство бродячей собаки, совершенное в том же «состоянии аффекта», единороссы собираются давать целых 3 года (с учетом предлагаемых поправок). Вот он, реальный правовой статус рядового гражданина России: жизнь русского законодатели-медведи оценивают меньше, чем жизнь бродячего пса. Это истинный символ «Эпохи президента-юриста Медведева», достойный войти в грядущие учебники истории.
Maus zur Macht

20-й концерт Моцарта как символ «старой Европы»

Пока не перевалил за 35, я к Моцарту относился как к «детскому» композитору», в сравнении с такими мастерами, как Гендель, Бах, Телеман, Скарлатти, Дюранте. Третья четверть XVIII века, точка максимального расцвета классической европейской культуры, в музыке у меня ассоциировалась прежде всего с Гайдном и Карлом Филиппом Эммануилом Бахом, а не с Моцартом. Но вот как-то вдруг пришло осознание, что Моцарт (зрелый) – это на самом деле очень «взрослый» композитор, создававший музыку именно для зрелых людей, а любимые композиторы начала XVIII века в каком-то смысле - «вечные юноши», остановившиеся на «юношеских» эмоциях.

«Взрослость», «матерость» Моцарта меня больше всего поразила в ре-минорном фортепьянном концерте No.20 (KV 466). Вдруг в этой музыке, помимо «романтики», обнаружилось вполне взрослое «всепонимание», которого я раньше не замечал, а «романтика» раскрылась как слой, маскирующий нечто более глубокое и мудрое. Теперь, если меня спросить, какая музыка наиболее отчетливо ассоциируется с «Европой эпохи расцвета старого порядка», то я укажу именно на этот концерт. Разумеется, я в этом не одинок, это «общее место», разделяемое даже американскими создателями игры «Цивилизация IV», где отрывок из этого концерта – фоновая музыкальная тема для периода Просвещения. Collapse )