October 27th, 2011

Obama

Соринка в чужом глазу

Тот редкий случай, когда я абсолютно согласен с В.В. Путиным: «Вот, семью Каддафи почти всю убили. Его труп показывали по всем мировым каналам. Ну, смотреть невозможно без отвращения! Что это такое? И показывают, как весь человек в крови, раненый, еще живой и его добивают. И все это выкатывают на экраны", - сказал Путин на заседании координационного совета Общероссийского народного фронта. "Ничего подобного нет в морали ни одной из мировых религий. Ни в христианстве, ни в иудаизме, ни у мусульман этого нет, чтобы такие вещи выкатывать на средства массовой информации", - добавил премьер-министр. Он отметил, что говорит не про "политическую составляющую". "Это отдельная тема, там гражданская война, но то, что это демонстрируется на экраны и миллионы людей смотрят, в том числе и дети, и это уже не анимация какая-то, и это не художественный вымысел, а картинки из жизни. Ничего хорошего в этом нет", - сказал Путин».

Правда, тут вспоминается некий политический деятель, на всю страну, во всех СМИ озвучивший призыв «Мочить в сортире», который тоже сложно признать педагогичным. Посеявший сортиры - пожнет что? Не удивляйтесь, что если призывали «мочить», то и вас, и подобных вам тоже будут именно «мочить», не обременяя себя формальными трибуналами.

И ведь эта фраза не была велением политической целесообразности. Просто в человеке выскочила его «одесская» культура, «пацанское воспитание». То же самое можно было выразить в словах, более соответствующих достоинству руководителя России. «Мочить в сортирах» (в контексте той эпохи) – это ведь по сути сокращенный «блатной» перевод знаменитой речи Черчилля:

«Мы пойдем до конца, мы будем сражаться во Франции, мы будем сражаться на морях и в океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш остров, чего бы это нам ни стоило, мы будем сражаться на берегу, мы будем сражаться на посадочных площадках, мы будем сражаться в полях и на улицах, мы будем сражаться в горах, мы никогда не сдадимся».

Про сортиры как поле боя Черчилль в этом перечне почему-то не упомянул. В сравнении этих двух фраз отражается вся глубина культурной и статусной пропасти между современной РФ и Великобританией прошлого века.
гоню телегу

Хватит кавказить корм!

Акцию «ХКК!» почему-то сочли не вполне удавшейся даже ее организаторы. А чего ожидали? Миллионную толпу под эту идею? У нее ведь «жанр» другой. По своему контенту это пропагандистско-просветительская акция, а не идея для массового шествия. Ее реальный «уличный потенциал» - пикет у входа в министерство финансов или в Госдуму. А пришло людей гораздо больше, чем нужно для пикета.

Что касается эффекта, то здесь важно не сколько людей собралось на улице, а у скольких в мозгу произошли определенные изменения. Медийный эффект этой акции охватил «большие» СМИ, заставил оправдываться официальных лиц, и это самое главное. Успех = 200%.

С этой акцией – как у Дюма: когда Атосу предложили должность лейтенанта, он ответил: «Для Атоса это слишком много, а для графа такого-то – слишком мало». Обычному незащищенному русскому не стоит светиться в националистических акциях малого масштаба, где полиция заведомо всех «посчитает» и внесет в свои списки. В условиях всемогущества политической полиции, посещение таких мероприятий – это работа для профессиональных политиков, одержимых активистов и людей, доведенных до полной крайности (Кондопога). Организационно-уличную активность на теме национализма наша власть почти официально считает преступной, а полиция проводит эту линию на практике, даже если мероприятие и организация формально разрешены. Поэтому обычный русский человек «без связей», прежде чем пойти на «просвечиваемое» мероприятие, должен развестись с семьей, продать свой бизнес и раздать имущество родственникам, - тогда это будет ответственный поступок. То же самое можно сказать о вступлении в официально-русские организации.Collapse )