January 25th, 2012

гоню телегу

Конвенциональная глухота

Как все-таки следует относиться к той программе национального обустройства РФ, которую правящий класс РФ озвучил через Путина? Если помните, я предложил два варианта на выбор: «непримиримый» и «благожелательный, в расчете на дальнейший диалог». Проблема в том, что диалог можно вести отнюдь не из любой позиции. Любые переговоры требуют определенных предварительных обязательств от участников. Например, даже слабому и разбитому противнику нет смысла выходить на переговоры, если там его «встречают» из пулемета.

В свое время я сформулировал тот минимальный набор «условий национального перемирия», без которого никакой осмысленный диалог русских с нынешним режимом не возможен в принципе. Эти условия, очевидно, не выполнены. В тексте своей статьи Путин демонстративно проявил «конвенциональную глухоту» к тому очевидному факту, что русский народ имеет право на выражение и защиту своих собственных интересов, отличных от интересов Многонационалии. Понятно, что никакой диалог на такой позиции не возможен. Его и не предлагают: Путин сам, без нас, прекрасно знает, что для русских - хорошо, а что - нет, что - полезно, а что - вредно. Логично с таким знанием его и оставить.

Единственная оправданная позиция для русских - абсолютно такая же «конвенциональная глухота» в отношении Многонационалии. Интересно, что к похожему выводу склоняется и Галковский в своей последней статье, хотя мой исходный текст о «переговорах» был написан как раз в пику его увещеваниям о необходимости договариваться.Collapse )
гоню телегу

«Люк, я твой отец!» (три поколения в русском движении)

«Ветер свободы» вызвал оживление в среде прорусских политиков. Наметилось как минимум два мощных центра кристаллизации новых структур. «Старички» во главе с Сергеем Бабуриным решили преобразовать в партию «Российский общенародный союз», собрали там у себя настоящую «дискотеку 80-х» (включая таких персонажей, как Терехов, Алкснис, Руцкой, Геращенко). Между тем, поколение в расцвете лет объявило о создании «Российской национально-демократической партии» во главе с Константином Крыловым, а одновременно замутило «Российский политический комитет» (куда, помимо нацдемов НДА, РОД и РГС вошли самые разношерстные организации, вплоть до Левого фронта и Пиратской Партии). РПК уже милостиво согласился взять на себя заботы об управлении Россией в течение переходного периода. На горизонте маячат и другие партстроительные и революционно-комитетские проекты среднего поколения.

Однако среди младшего поколения националистов немало таких, кто ко всем этим проектам относится со скепсисом и насмешкой. Последнее время мы стали свидетелями довольно ожесточенного обмена репликами между будущим первым русским президентом России Егором Просвирниным и русскими политиками из поколения «папиков». Еще один яркий представитель поколения 25-летних, недавно вышедший из застенков режима, - Максим Марцинкевич, будущий первый русский директор ФСБ при первом русском президенте России. У него тоже есть свои претензии к мейнстримным националистам, поскольку в тюрьму его упек как раз один из «папиков».

На первый взгляд, в русском лагере сегодня творится разлад и бардак. Но на самом деле всего гораздо лучше, чем кажется, поскольку большая часть разногласий имеет не политические, а сугубо возрастные, поколенческие корни. Это абсолютно нормальный конфликт поколений: «бабуринского» (деды, коим в среднем за 60), «крыловского» (отцы, 40-летние в меру упитанные мужчины) и «просвирнинского» (25-летние интеллектуалы-культуристы). Чтобы умерить накал разногласий, каждое поколение просто должно получше осознать свою семейную роль и вести себя соответствующим образом. «Деды» должны не слишком «лезть по центру», а лучше - вообще уйти на пенсию и почаще играться с внуками. «Отцы» должны не слишком обижаться на претензии детей, понимая, что у тех просто возрастной кризис, они только что распрощались с образом «папы, как самого могучего и главного человека на свете». В конечном итоге сынок поумнеет, сам застыдится своих яростных претензий и будет относиться к постаревшему папе со всем сочувствием и пониманием. Вообще, на мой взгляд, правильный формат отношений к Просвирнину со стороны поколения 40-летних, это не ревность, а «Люк, я твой отец!». Учитывая, что к тому же поколению относится и Галковский, это фактически истина.