June 7th, 2012

гоню телегу

Интеллектуальный национализм

Великий Просвирнин написал очередной неплохой текст: «Мы убеждены, что в современном мире национализм может быть только интеллектуальным. Да, у националиста есть огромный бонус естественности - люди склонны испытывать неосознанную симпатию к похожим на них, чувствуя психологический комфорт в окружении таких же, как они (в то время как приход чужаков, наоборот, снижает уровень комфорта и вызывает антипатию), на чем и было построено движение.

Но мир изменился. Против национализма работают объективные технологические факторы - информационно-транспортная глобализация, стирающая национальные границы как в географическом, так и культурном плане. Идет новое великое переселение народов - как буквальное, так и культурное, нации размываются как биологически, так и культурно. К этим объективным факторам эпохи постмодерна добавляются факторы субъективные - в первую очередь государственная мультикультуралистская пропаганда, строящая дивный новый мир. ЕС строит из старых европейских национальных государств новую Империю, новый Четвертый Рейх, естественно, что все медиа и культурные фигуры ЕС работают на стирание национальных различий на монолитность будущей европейской империи. США также строят государственность имперского типа, всасывая и всасывая в себя толпы иммигрантов со всего мира, которые обеспечивают их экономический рост и научное доминирование. Само собой, что принятие национальным американским организмом чужеродных народов и культур также требует подавления естественного ответа национального иммунитета и национального самосознания.

Иначе говоря, крупнейшие культурные и политические институты двух реальных мировых гегемонов - США и ЕС - работают против национализма, стремясь уничтожить само понятие, сам концепт нации и национальной идентичности, привив вместо него идентичность глобальную. Никакого еврейского заговора - римляне тоже пытались латинизировать покоренных галлов, это естественный ход большого и сильного государства, стремящегося создать монолитную социальную основу для действующей системы власти. Против национализма работают лучшие умы современности, с лучшим финансированием и лучшими масс-медиа...»

Дальше менее интересно, т.к. автор все еще находится в рамках дихотомии левое-правое, которая сегодня уже перестала работать (нет целостного правого или левого, они расщепились на отдельные содержательные блоки в экономике, культуре, морали).
гоню телегу

Вечная риторика демократии

После небольшого, чисто косметического редактирования эту речь Перикла вполне мог бы озвучить Обама. Перикл без малейшего напряжения мог бы работать спичрайтером у Обамы (или у Вильсона, Рузвельта, Рейгана). Перикл и сам вполне мог бы участвовать в американской политике, и после небольшого инструктажа (Ну, что там из себя представляет ваша Америка?) чувствовал бы там себя как рыба в воде. Речь не просто современная, а по-американски современная. Вы там увидите и гордыню величайшей демократии мира, и культ толерантности, и здоровый популизм, и восхваление гражданской активности, и пропаганду свободного рынка, и глобальный милитаризм, и превознесение собственного национального образа жизни как наилучшего и желательного для всех народов. Афины, кстати, вполне по-американски навязывали демократическое правление всем своим союзникам и сателлитам.

Итак, 430 г. до н.э., речь Перикла на погребении павших воинов, в передаче современника Фукидида (в некотором сокращении):

«Для нашего государственного устройства мы не взяли за образец никаких чужеземных установлений. Напротив, мы скорее сами являем пример другим, нежели в чем-нибудь подражаем кому-либо. И так как у нас городом управляет не горсть людей, а большинство народа, то наш государственный строй называется демократией. В частных делах все пользуются одинаковыми правами по законам. Что же до дел государственных, то на почетные государственные должности выдвигают каждого по достоинству, поскольку он чем-нибудь отличился не в силу принадлежности к определенному сословию, но из-за личной доблести. Бедность и темное происхождение или низкое общественное положение не мешают человеку занять почетную должность, если он способен оказать услуги государству.

В нашем государстве мы живем свободно и в повседневной жизни избегаем взаимных подозрений: мы не питаем неприязни к соседу, если он в своем поведении следует личным склонностям, и не выказываем ему хотя и безвредной, но тягостно воспринимаемой досады. Терпимые в своих частных взаимоотношениях, в общественной жизни не нарушаем законов, главным образом из уважения к ним, и повинуемся властям и законам, в особенности установленным в защиту обижаемых, а также законам неписаным, нарушение которых все считают постыдным.Collapse )

Одним словом, я утверждаю, что город наш - школа всей Эллады, и полагаю, что каждый из нас сам по себе может с легкостью и изяществом проявить свою личность в самых различных жизненных условиях. И то, что мое утверждение - не пустая похвальба в сегодняшней обстановке, а подлинная правда, доказывается самим могуществом нашего города, достигнутым благодаря нашему жизненному укладу. Из всех современных городов лишь наш город еще более могуществен, чем идет о нем слава, и только он один не заставит врага негодовать, что он терпит бедствие от такого противника, как мы, а подвластных нам - жаловаться на ничтожество правителей. Столь великими деяниями мы засвидетельствовали могущество нашего города на удивление современникам и потомкам. Чтобы прославить нас, не нужно ни Гомера, ни какого-либо другого певца, который доставит своей поэзией преходящее наслаждение, но не найдет подтверждения в самой истине. Все моря и земли открыла перед нами наша отвага и повсюду воздвигла вечные памятники наших бедствий и наших побед.

И вот за подобный город отдали доблестно свою жизнь эти воины, считая для себя невозможным лишиться родины, и среди оставшихся в живых каждый, несомненно, с радостью пострадает за него. Поэтому-то я так распространился о славе нашего города. Я желал показать, что в нашей борьбе мы защищаем нечто большее, чем люди, лишенные подобного достояния…»