July 27th, 2012

гоню телегу

Моральный крах Многонационалии

«В Госдуму готовятся внести законопроект, запрещающий средствам массовой информации обозначать национальную принадлежность упоминающихся в их статьях и репортажах людей».

А начинали то как гордо: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации...» (Преамбула Конституции). А теперь любая практическая иллюстрация «главной гордости» («много наций») превратилась в главный стыд и повод для судебного расследования. Причем вносящие законопроект даже не скрывают суть проблемы: заткнуть рот русским, которых каждый день убивают представители других национальностей. Так прямым текстом и пишут:

«Бывший министр по внешним связям, нацполитике, печати и информации Республики Чечни, а ныне депутат от «Единой России» Шамсаил Саралиев решил предложить свой способ регулирования национальной политики. Парламентарий предлагает отказаться от обозначения национальной принадлежности в СМИ. По его словам, это провоцирует межнациональные конфликты и закладывает неправильные стереотипы в сознание людей.

- В СМИ ежедневно можно встретить: два чеченца убили русского, армянин напал на русского. Зачем делать акцент на национальности? Это только раздражает людей и провоцирует на национальный конфликт. Плохих национальностей не бывает, — считает Саралиев».


Интересно также, что трусливое предложение уподобиться страусу и спрятать голову в песок от правды выдвигает не кто иной, а представитель «очень отважного и смелого народа». На практике это приведет к следующему: Collapse )
гоню телегу

Статус поэта в пространстве посткультуры

На днях обратил внимание на перепалку (*1*, *2*) между писателем и синологом Алексеем Богословским и радикальной поэтессой Алиной Витухновской. Понятно, что этот спор архаичен, потому что поэзия давно уже никого не интересует, если только это не тексты популярных хитов. Да и «мастенабивание» («какой поэт круче») - тема довольно глупая. Но все же. Если пересказать своими словами, писатель намекает на то, что с точки зрения той иерархии качества, где на вершине стоят Пушкин, Тютчев и Фет, Витухновская - никто и полностью сливается с общим фоном сотен тысяч «пишущих девушек». Из этого фона ее (якобы) выделяет исключительно внешний пиар, замешанный на политике, и тусовочная активность, - вещи, посторонние творчеству.

На мой взгляд, «курощение» здесь несколько чрезмерно. Современного поэта в принципе нельзя соизмерять с «вертикалью классиков», потому что у нас исчезла сама почва, на которой могут вырастать великие классические поэты. Чтобы рождались великие поэты, необходимо, чтобы в обществе существовала аристократия (хоть в каком-то пристойном смысле этого слова), и чтобы эта аристократия открыто доминировала в культуре, не боясь указывать хамам их место. Нет аристократии - не будет и великой поэзии. Буржуа вместо стихов нужны рекламные речевки и шлягеры, коммунистам - политические частушки. Я 15 лет назад уже разбирал сходный вопрос, и доступно объяснил, что та манера подачи своего творчества и своей личности, которой пользуется Лимонов, Витухновская и многие другие, - единственно возможный способ оторваться от общего фона.

В принципе, в малоразвитой культурной среде - например, на украинском языке - свои классики еще могут появиться, даже без аристократии, косясь на пример более продвинутых культурных традиций. Но состояние русской культуры сегодня таково, что в поэзии нет никакой возможности пристраиваться к «иерархии классиков» даже снизу. Эта иерархия - замкнутая пирамида, а все остальное может существовать только «сбоку» от нее, вне контекста сравнения, заведомо обреченное на вторичность и «интертекстуальность». В прозе можно отсылать к новым понятиям и концепциям, которые не были знакомы классикам, а в поэзии - только к тому же ограниченному набору эмоций, которые свойственны человеку с момента его появления на Земле. И эти эмоции уже многократно облечены в конечный набор слов и фраз. Поэзия, в отличие от прозы, серьезно ограничена в наборе тем: любовь, смерть, восхищение природой, сильные чувства и т.п. Если поэзия выходит за эти рамки, то она выглядит как «прикол», «приговщина». Сначала классики «Золотого века» исчерпали все нормальные темы. Потом классики «Серебряного века» выбрали все странные и извращенные темы. Потом по этой уже серьезно прореженной «грибной поляне» прошлись советские классики, и посрывали даже мухоморы с поганками. Поэт сегодня подобен теологу, изобретающему ислам с нуля, сидя на стопке Коранов. В глубине души он понимает, что на него будут не только коситься за вторичность, но и негодовать за святотатство.

Сегодня только три вещи могут заставить нас выделить поэта из общего фона «пишущих девочек и мальчиков». И это отнюдь не техническая изощренность в стихосложении (при условии, что она превышает некую минимальную «ремесленную планку»).Collapse )