March 28th, 2013

гоню телегу

«Ювенальной юстицией» в Москве заправляют «нацмены»

Статья, рассказывающая о том, что с 1 мая в Москве в полном объеме вводится пресловутая «ювенальная юстиция». А если точнее – институт «социального патроната», который дает соответствующим службам право бессудно изымать детей из любой семьи, вмешиваться в жизнь любой семьи, причем в инициативном порядке, без каких-либо заявлений, жалоб или сигналов неблагополучия со стороны самих детей, школы, врачей или соседей. Меня в этой статье больше всего поразили фамилии чиновников, которые выступили спикерами по теме, и которые будут заправлять этим произволом в Москве. Это Владимир Петросян, глава Департамента социальной защиты населения г. Москвы, и его заместитель Алла Дзугаева. Таким образом, если на Западе институт «ювенальной юстиции» служит укреплению тотального контроля государства за гражданами, то в России, похоже, его собираются превратить в инструмент террора и геноцида против русского большинства. И дело тут не в том, что данные конкретные «Петросяны» и «Дзугаевы» лично плохие люди, а в том, что, будучи членами диаспоры, они будут работать на диаспору, делать то, что укажет им диаспора, и покрывать любые преступления членов диаспоры.

Советую прочитать эту статью. Одна из главных «фишек» этой системы: изъятых детей будут отдавать в специальные «профессиональные приемные семьи, которые будут получать и зарплату, и выплаты на содержание ребенка». Зарплата планируется в размере 20 тысяч в месяц за ребенка, - это не считая собственно «выплат» на содержание ребенка, других бонусов и льгот. То есть, если такая семья возьмет 5 детей, это уже 100 тысяч. А с «выплатами» эту сумму можно смело удвоить. Хороший способ «пристроить к делу» родных человечков из диаспоры! Впрочем, можно заподозрить, что с этими деньгами произойдет то же самое, что с формально высокими зарплатами дворников в московском ЖКХ (по 30 тысяч и больше). Т.е. на руки «усыновители» получат от силы треть, а остальное присвоят себе чиновники. Детей при этом, вполне возможно, будут морить голодом и избивать, а любые жалобы отметать при помощи собственных «компетентных экспертов» («ребенок имеет склонность к нанесению увечий самому себе»). Заодно появится хороший стимул для шантажа родителей («возвратим или перестанем истязать ребенка в обмен на квартиру» и т.п.). Кстати, родители, у которых временно или постоянно отберут детей, будут еще и платить алименты, что дает чиновникам дополнительный стимул оставить в покое нищих алкашей и развернуть охоту на благополучные зажиточные семьи.Collapse )
гоню телегу

Стакан наполовину полный (часть I)

“Если человек говорит вам, что он обожает Российскую Империю в такой же степени, как и ненавидит СССР (или наоборот), то он – просто поц. Поц с большой буквы «П».” (М. Будьон)

Мой текст «Русский – значит советский на 50%» неожиданно получил пристальное внимание у радикально «белой» аудитории, главным образом благодаря отклику Андрея Никитина (funt), который повторили десятки блогов. Напомню суть моей позиции: ошибочность революции 1917 года и бессмысленность сталинских зверств никак не мешает нам признавать ценность наследия и опыта советского Модерна в его гуманной форме 60-80-х гг. Никитину так и не удалось выйти за рамки привычной дихотомии, когда сам факт позитивной оценки позднего СССР считается «поклепом» на РИ образца 1913 года (хотя не может быть никакой «игры с нулевой суммой» между эпохами, разделенными двумя-тремя поколениями). Однако, в отличие от других критиков, он вполне уловил основную мысль моего текста. Тем более меня удивило, что автор рассматривает свой ответ как возражение главному посылу моей статьи. По большому счету, если вычесть иррациональные и сугубо полемические моменты, оба текста отличаются не больше, чем фразы «Стакан наполовину пустой» и «Стакан наполовину полный». Если я утверждаю, что для русского сознания советское наследие не менее значимо, чем наследие РИ, то Никитин проиллюстрировал искусно подобранными иллюстрациями, что под личиной СССР советские русские построили вполне Русскую Россию. Конечно, я при разговоре с радикальными «белыми» постеснялся бы говорить такую очевидную «ересь», чтобы меня с порога не записали в сталинисты. Однако изощренный в диалектике Никитин нашел такой ракурс, в котором «каппелевцы» эту «ересь» приняли с благодарностью и восторгом.

Видимость разногласий вызвана разными способами отнесения к русским позитивных элементов советского наследия, и разным пониманием слова «советский». Никитин считает, что можно «присвоить» материальную часть этого наследия, но целиком отринуть «советский дух», как нечто совершенно чуждое и русскому духу, и позитивному материальному наследию самого СССР. Однако наследие Модерна без духа Модерна ничего не стоит, оно очень быстро ветшает и разрушается, что мы и видим сегодня на пространстве бывшего СССР. «Советский дух», как результат трансформации крестьянского сознания под действием советской модернизации, - это органичный и необходимый элемент современного русского сознания, если оно не хочет выпасть в архаику. Никакого иного опыта «пребывания современными», кроме советского, у русских в массе не было.

Заметим, что слово «советский» я использую в наиболее употребительном значении, как относимое к советской эпохе в ее целостности (а не только «ко всему плохому»). Соответственно, когда я говорю о «советской ментальности», речь идет о тех изменениях в сознании среднего русского человека (т.е. потомка дореволюционных крестьян), которые развивались, внедрялись либо усиливались за время существования СССР и полной степени развития достигли в 70-80 гг. Никитин, напротив, придумывает свое собственное определение «советского» (его детальным разбором я займусь во II части). Это делает его аргументацию слабой и открывает дверь популярному троллингу «русские против советских», когда в качестве «советских» третируется большинство русских, все еще не забывшее о тех достижениях, которых добились русские к 70-80-е годам, и считающее абсолютным фейлом их утрату в последние два десятилетия. Конечно, можно сказать, подобно Никитину, что эти достижения не столько «советские», сколько просто «современные», что они обычны для развитых стран, и что несоветская Россия их бы превзошла в 10 раз или получила на 20 лет раньше. Но вместо сравнения СССР с гипотетической «альтернативной Россией», куда логичнее сравнение с современной РФ, где после резкого ухода от советских социальных практик и ценностей мы видим явный откат к архаике и азиатчине, как в сознании большинства граждан, так и в состоянии социальных институтов. Collapse )