May 19th, 2013

гоню телегу

Курехин и (пост)советский шизо-дискурс

Заметил, что многие российские интеллектуалы слишком всерьез воспринимают мысль Галковского о том, что Курехин, своим теле-капустником «Ленин-гриб», вызвал чуть ли не кардинальную перемену в политическом дискурсе СССР (в худшую сторону), и оттуда то весь шизопоток в политике, что мы видим до сих пор. «Вот когда это показали по телевизору, произошёл некий перелом и "смена языка"».

Позвольте, господа, вы разве забыли, в какой стране вы жили тогда? Разве не с 1917 года началось тотальное господство шизо-дискурса в России? Разве каждая передовица газеты «Правда» не была сдобрена шизой? Разве сами по себе «мощи Володьки Ульянова» как объект публичного поклонения в центре европейской страны» - это не шиза, не паранойя? Разве ленинская тема, как она подавалась в момент начала перестройки, до Курехина (см. псевдодокументальные фильмы с участием то ли Кирилла Лаврова, то ли Михаила Ульянова), не была сама по себе яркой попыткой шизо-зомбирования? «Вернемся к доброму Ильичу, который убил всего лишь миллионы, от извращений злобного Сталина, который убил целые миллионы». Я до сих пор помню вовсе не курехинский «Ленин-гриб» (который для большинства прошел незамеченным), а вот эти проникновенные монологи загримированного под Ленина артиста, который в прайм-тайм, на черном фоне, зомбирует население ленинскими «идейками».

Курехин если что и сделал, так это попытался нейтрализовать иронией этот параноидально-серьезный шизопоток, в анамнезе подкрепляемый морями крови и горами трупов. Он насмеялся над всей этой шизофренией и позволил многим увидеть глубину окружающего их абсурда и шизы. Более того, этим «приколом» он начал процесс раззомбирования населения от тотального доверия к советским СМИ. До многих только тут начало доходить, что «телевизор» - это не последняя инстанция Истины, а шизо-оружие против наших мозгов. Collapse )
гоню телегу

Симфония Науки и Церкви в католицизме

Палеонтолог Кирилл Еськов поведал об интересном случае:

“Намедни наши палеоэнтомологи съездили на микроконференцию в южную Германию и попали там на открытие местного палеонтологического музея. Такие локальные естественнонаучные музеи сейчас вообще очень популярны по всему миру (включая Китай), ну а уж в стране сумрачного германского гения в особенности. ...А фишка в том, что кого-то в той местной власти осенило, что раз музей содержит всякого рода доисторическую мертвечину, то не худо бы его того... освятить, по христиански. Ну, освятить — так освятить; хозяин — барин. И вот наблюдают наши красочный католический крестный ход от местного костела (он в тех местах костел?..) до музея, во главе с местным патером. ...А первыми словами в речи того патера было: «Много миллионов лет назад...» Кстати, заседания палеонтологического коллоквиума проходили как раз в подземельях костела — не из особого цинизма, просто это самое большое и удобное помещение поблизости: местная власть попросила церковников(тм), а те не возражали. Вот такими вот иезуитскими методами Ватикан и завоевывает себе симпатии в научных кругах! Типо, «Недобросовестная конкуренция»...”

Там в комментах уточняют про основания такого поведения. Это Dei Filius, документ I Ватиканского собора, утвержденный Папой в 1870 г., который определил разницу между верой и научным знанием «по Канту». И другой акт, папская энциклика Humani Generis (1950 г.), где было объявлено допустимым признавать эволюционное происхождение человека:

«Церковь не запрещает, чтобы учение об эволюции, если оно исследует, было ли человеческое тело извлечено из уже существующей и живой материи – ибо католическая вера обязывает нас придерживаться того, что души непосредственно созданы Богом, – и при нынешнем состоянии человеческих наук и священного богословия было предметом поисков и обсуждений со стороны ученых, искушенных как в том, так и в другом, сторонников тех или иных взглядов, таким образом, чтобы доводы, подтверждающие или опровергающие то или иное мнение, были взвешены и оценены с необходимой серьезностью и чувством меры; однако все же при условии, что все они будут готовы подчиниться суждению Церкви, которой Христос поручил авторитетно истолковывать Писание и защищать догматы веры».