June 5th, 2013

birema

Кто стоял за восстанием Спартака? (6 из 11)

ДРЕВНИЙ РИМ ГЛАЗАМИ XXI ВЕКА

Предыдущая часть ***** Начало

ПОЧЕМУ «ГЛАДИАТОР»?

Восстание Спартака относится к числу таких исторических событий, которые кажутся понятными и самоочевидными только благодаря своей «заезженности» в массовой культуре. С ним становится «все ясно», когда на место восставших рабов мы мысленно подставляем гарибальдийцев (как сделал в своем романе Джованьоле), или «сознательных пролетариев-большевиков» (как у советских авторов), или же видим в нем метафору Гражданской войны в США (как в старом голливудском фильме). И это уподобление далеко не случайно: образ действий армии Спартака и ее систематические успехи не похожи на картину спонтанного бунта случайных людей. Римляне вождей и командный состав этой армии именовали «гладиаторами», но почему-то ни до, ни после этих событий гладиаторы таких выдающихся организаторских способностей не проявляли.

Для начала отодвинем в сторону все, что мы узнали об этом восстании не только из фильмов и беллетристики, но даже из научно-популярной литературы. Взвешивая в руке очередной «исторический» фолиант о Спартаке на 500 страниц, не забудьте задать вопрос, откуда автор взял такую гору «фактов». Если собрать вместе все античные первоисточники на эту тему, включая написанные через несколько сотен лет после восстания, мы получим едва ли 10 страниц. А если убрать повторы, то максимум пять. Археология и другие вспомогательные исторические дисциплины ничего достоверного о Спартаке и его восстании нам не рассказывают. То есть, все упирается в письменные памятники, которых настолько негусто, что я привел их все без исключения в приложении к этому тексту. Прочитав этот десяток страниц, вы можете считать себя дипломированным специалистом по спартаковскому источниковедению.

Общая беда авторов, пишущих на тему Спартака: они забывают предупредить, когда от фактов переходят к домыслам. Единственное исключение – Андрей Валентинов, который в своей книге «Спартак» честно предупреждает о моментах, когда он переходит к вольным гипотезам, историческому моделированию и альтернативной истории. Этого автора, кстати, особенно рекомендую, потому что в своих трактовках отдельных эпизодов восстания он пришел к нетривиальным и продуктивным выводам.

Проблемы и странности, связанные с восстанием Спартака, сосредоточены вокруг пяти главных тем, которые мы последовательно рассмотрим в этой и следующих главах: Collapse )
гоню телегу

«Советское» - как трофей, «советские» - как рабы

Константин Крылов в своей уже шестисерийной «Апологии поручика Голицына» успел наговорить многое, но главное, как мне кажется, так пока и не сказал. А именно, не определил термины в важнейшей для него дихотомии «русские versus советские». Кто «русские»? Кто «советские»? Вопрос не праздный, так как Крылов рассматривает советское наследие как «законный трофей», который «русские» (определяемые по Крылову) имеют право забрать у «советских» (определяемых по Крылову). То есть, это вопрос практический, денежный.

А если эти термины четко не определить, то получится, что условный «Чубайс», вовремя отметившийся как «антисоветчик» и определяющий себя «русским», имел полное право отобрать «советские трофеи» у косных, все еще просоветских бабушек и дедушек, которые эти «трофеи» собственно и создавали, будучи вполне «советскими» людьми. Тогда непонятно, зачем Крылов вносит пункт о пересмотре итогов приватизации. Все уже и так случилось правильно, «по Крылову». Просвещенные «русские европейцы» по праву забрали как трофей «советскую» собственность, живут в основном в Европе и учат своих детей в лучших западных университетах (где те станут еще большими европейцами). А косные и во всем виноватые «совки» остались у разбитого корыта.

Тут важно понимать, что Крылов, кажется, принципиально не признает концепт «советские русские». То есть, не признает, что человек может быть одновременно и русским, и советским. В его парадигме «советские» и «русские» - это равноранговые антагонистические атрибуты, как «черное» и «белое». Насколько человек является «русским», настолько же он не является «советским», и обратно. Порочность такого подхода - идеологизация этнической принадлежности. Мы то думали, что Русское - это всерьез, это вопрос Крови и Почвы, вопрос преемственности поколений, по сравнению с которым нюансы идеологии и политической ориентации - сущая ерунда. А оказалось, что это всего лишь вопрос идеологической лояльности. Ругаешь СССР - значит русский, хвалишь - значит не русский. Понятно, что такая «русскость» яйца выеденного не стоит.Collapse )
гоню телегу

О разграничении «русского» и «советского»

Недавно мне дали понять, что неприятие максимы «Русский - значит советский на 50%» имеет более глубокие причины, чем я полагал ранее. Оказывается, есть установка считать множества «русских» и «советских» непересекающимися, примерно как «черное» и «белое», «кошки» и «собаки». Человек не может быть одновременно и вполне русским, и вполне советским. Либо он – часть русского народа, либо он – часть советского народа, и эти народы – разные.

Но это же глупость, в том числе и в рамках советской логики. «Советский народ» был не этнической группой, а совокупностью этнических групп, объединенных общим советским гражданством и советскими ценностями. Советский народ СССР вполне официально состоял из множества национальностей, включая русскую. Эти национальности могли называться «советскими народами» не только совокупно, но и по отдельности. Устойчивый советский штамп – «братская семья советских народов». В этом смысле русские в СССР были не только частью общего «советского народа», но и сами по себе, в отдельности, тоже были «советским народом». То есть, один и тот же народ был «русским» и «советским» одновременно. Категория этнической принадлежности никак не конкурировала с категорией «советскости». Тут речь шла о разных аспектах. Можно противопоставлять «советских русских» и «антисоветских русских», но противопоставление «русских» и «советских» - это политический троллинг, диверсия в национальном дискурсе, уравнивающая этническую принадлежность с идеологическими симпатиями. Collapse )