July 22nd, 2013

гоню телегу

Уздечка для подлецов

Косарекс гениально выразил мысль о том, что именно мы защищаем, когда полемизируем с «подлецами от толерантности»:

«Только не надо этого стесняться. Дело Маржанова это вопрос о праве не боятся драки, мол, вызовут на драку, убьют коллективом, посадят только малолетку, а в Чечне через пару месяцев его выпустят. Нет, чеченцы должны бояться убивать и [должны] чувствовать себя несвободными в праве убивать и провоцировать конфликты. Да, я хочу, чтобы определенные люди с определенными желаниями чувствовали себя зажатыми, если не могут иначе чувствовать себя свободными. Да, я хочу, чтобы милые русские женщины боялись осуждения коллектива и даже угрозы получить в морду, когда наезжают на русского человека за то, что не дал себя ударить топором и вообще не какает в штанишки при встрече с хамом и потенциальным убийцей. Не надо питать иллюзий, что, если вы свободны, то достаточно не мешать чужой свободы, и вас не будут ненавидеть и пытаться согнуть в три погибели. Людей, которым это мешает, хватает среди русских, среди кавказцев, среди евреев, среди всех наций в мире. Когда им могут ответить всерьез, они кричат о гуманизме, но, дай им сорваться с цепи, они устроят вам ад и уже устраивали не раз за всю историю человечества. И не надо слишком уповать на закон - законы тоже пишут, чтобы зажать и давить одних, создавать льготные условия другим. Подлецы управляются только страхом и стараются сделать страх обязательной частью бытия для других, чтобы сесть всему обществу на шею».
гоню телегу

Команда Навального против «старой колоды»

Мудрый и коварный удав Каа попросил нашего Маугли обнародовать состав команды охотников за шкурой Шерхана. Техническая команда у Навального есть: люди, с которыми он делал Роспил и т.д. Очевидно, речь идет о политической команде, о некоем клубе «политических тяжеловесов», открыто «подписавшихся» за Навального. Почему в этом предложении есть доля коварства? Потому что люди, вошедшие в состав политической команды, будут (по праву) претендовать на свою долю власти и влияния после возможной победы. Совершенно декоративных людей сюда включать нельзя: придется, хотя бы частично, обнародовать реальный состав того клуба, который стоит за Навальным и помогает ему «проходить сквозь стены» режима. А это может вызвать проблемы как для Навального (в плане утраты популярности), так и для этих людей (в плане возмездия противной партии). Одно дело, когда мы что-то «подозреваем», и совсем другое дело, когда Навальный открыто включит в состав команды Чубайса, Кудрина, Грефа, Каспарова, Касьянова, Собчак, Машу Гайдар и т.д. и т.п. Тем самым он раньше времени «откроет страшную тайну» о сути грядущих реформ.

Дмитрий Евгеньевич, скорее всего, примерно так себе и представляет реальную «команду Навального», поскольку в том же тексте намекает, что миссия Навального – это не «революция с гильотинами» в смысле французской, а скорее «славная революция» образца Англии 1688 г., бескровная перелицовка фасада режима на более приличный и современный. Что само по себе в эпоху господства «имиджа» отнюдь не мало. Особенно в России – «вождистской» стране, где все живое чисто инстинктивно равняется на Царя и подстраивается под него. Вспомним, что и ранее «чисто декоративная» (как многие думали) замена «пляшущего алкаша» на «спортсмена-силовика» отнюдь не прошла для России бесследно и превратила страну пусть и в менее свободную для либералов, но в более пригодную для жизни обычных людей (по крайней мере по итогам 1-го путинского срока). Не пройдет бесследно и замена Путина на Навального, тем более что даже контролируемая смена фасада, если делается по-умному, задумывается не только для замены физиономии президента, но и для смены «девиза правления» и умонастроений чиновничьего аппарата.

Но допустим, что Навальный более самостоятелен, чем о нем думают, что ради счастья народного он готов пустить «Кудриных и Грефов» на собачьи консервы. Допустим, он волен набрать в свою команду любых «политических тяжеловесов», каких только заблагорассудится. Возникает вопрос: «А надо ли оно»? Было бы надо, если бы кроме Навального в России имелись в наличии еще какие-нибудь «тяжеловесы», открыто и честно представляющие интересы каких-либо социальных групп, помимо чиновников. Тогда союз с этими политиками – нормальный и естественный шаг. Однако проницательный Константин Крылов подметил важную отличительную особенность Навального на фоне политиков из старой обоймы 90-х и 00-х: практически все они – «назначенцы» и «попаданцы», пришли в публичную политику не естественным путем, а «заброшены на парашюте» сверху, по принципу «стерпится-слюбится». Никого, кроме чиновников и Кремля, они на самом деле не представляют, а лишь делают видимость. Окруженный такими людьми, Навальный в народном восприятии превратит себя в «ширму для назначенцев», в таран для «потрепышей из старой колоды». Это для него обернется не прибавлением политических очков, а наоборот, растрачиванием уже имеющегося авторитета. Collapse )