December 11th, 2013

гоню телегу

Есть разница между «подчинением» и «растворением»

В связи с последним постом об Украине меня поправили, предполагая, будто я не понимаю тривиальную вещь: добровольное подчинение одной нации другой нации (или империи) может быть вполне осмысленным, рациональным выбором в рамках национализма. Это особенно актуально для малых наций, которых нормальный инстинкт самосохранения вынуждает искать себе сильного Покровителя или Хозяина, дабы защититься от соседнего «Хищника». Типичный пример – псевдо-государства российской Прибалтики, отказавшиеся от реального суверенитета, и даже принесшие в жертву значительную часть своей экономики, чтобы спрятаться от вскормившего их Пеликана под крылышком ЕС.

Но Украина – это другой случай, и не стоит равнять украинцев и Эстонцев. Эстонцы, в отличие от «украинцев», это реальность, а не виртуальный продукт государственной мифологии. Эстонцы – это компактная этническая группа, с четкой идентичностью, со своим языком, культурой, с общей судьбой и единым историческим преданием, с маленькой, но всамделишной культурной элитой. Эстонцы могут продолжить свое существование как эстонцы, даже утратив государственность. Они не распадутся в тот же момент на «западных», «южных» и «восточных» эстонцев, ненавидящих друг друга и придумывающих друг для друга обидные клички. Напротив, «украинцы» - это 40-миллионный конгломерат этнокультурных групп со сложными взаимными отношениями, который удерживается вместе только жесткой политикой государственного национализма. «Украинцы» в своем нынешнем составе - это эпифеномен навязанной сверху разграничительной линии, авторство которой принадлежит Ленину, Сталину и Хрущеву. «Украинская нация» сегодня существует только в проекте, и у разных частей Украины существенно разные представления об идеальном формате этой нации. Collapse )