February 7th, 2014

Pycelle

Вероломство – одноразовая штука для неудачников. И не марайте доброе имя Макиавелли

В ЖЖ началась любопытная этическая дискуссия между блоггерами bohemicus и asterrot. Ее резюме можно найти у блоггера schegloff. Тема дискуссии – допустимость в политике коварства или, точнее, откровенного «макиавеллического» вероломства в духе Борджа. К примеру, пригласить кого-то на дружеский ужин и подсыпать яда. Богемик защищает допустимость (и «европейскость») вероломства по причине его эффективности (по крайней мере во внешней политике), а Астеррот резко против. Я в данном случае на стороне Астеррота, поскольку он прав, даже если перевести разговор в русло чистой прагматики. Дело в том, что проявления вероломства с вашей стороны резко сокращают возможности для его дальнейшего использования. «Предупрежден, значит вооружен». Если у вас сложилась репутация коварной змеюки, то вам будет сложно подловить соперников на излишнем доверии. Вам будет сложно вызвать доверие даже в тех случаях, когда вы вполне искренни, и когда сотрудничество в ваших собственных интересах. Более того, вам следует бояться «превентивных мероприятий»: зная о вашем чрезвычайном коварстве, испуганные соперники могут вас совместно устранить, даже не вступая в переговоры.

И наоборот, чем реже вы ведете себя вероломно, тем продуктивнее вы сможете использовать свое редкое вероломство. Возможность проявить вероломство выгодно оставлять «на крайний случай», «на черный день», когда речь будет идти о жизни и смерти, а в терпимых ситуациях выгоднее проявлять благородство и верность своим обязательствам, даже если это приносит ущерб. Если же некто превращает вероломство в повседневную стратегию, то, скорее всего, он закончит плохо, и в истории тому много примеров. Самые известные – Наполеон и Гитлер, которые доигрались до дипломатической изоляции и полного краха. Еще один образчик «макиавеллизма», Фридрих Великий, лишь чудом не кончил тем же: его спасла только внезапная смена власти в России. Иначе Пруссию по итогам Семилетней войны просто «разобрали бы на запчасти». И что характерно, усвоив этот урок, Фридрих превратился в мудрейшего и умереннейшего политика Европы, в образец благородства и миролюбия. Впрочем, трактат «против Макиавелли» Фридрих написал еще в самом начале своей карьеры.Collapse )