April 22nd, 2014

гоню телегу

Одноэтажная Россия и ее дети (Часть 2)

Начало

Городок, в котором я родился, и до революции был вполне мещанским. Тон здесь задавали два десятка купцов-меценатов, занимавшихся производством и экспортом пеньки и украшавших город общественными зданиями, парками, храмами и богоугодными заведениями. Конопля-матушка и кормила, и поила, и одевала. Построенные купцами особняки, лабазы и фабричные здания, реквизированные большевиками, надолго обеспечили все потребности советской власти в государственных и общественных зданиях. Война обошла городок стороной (без уличных боев и бомбежек), поэтому до конца 60-х гг. советское каменное строительство в городе не велось. Городской центр сохранил лицо конца XIX века, благодаря чему в людях отчасти сохранился и дух той эпохи. Тем более что регион остался в стороне от советских миграционных потоков и населен в основном потомками местных жителей (горожан и переселенцев из ближних деревень). Это все-таки много значит, когда в городе у вас «русский стиль» вместо хрущевских коробок, когда школа расположена в здании гимназии, райисполком – в здании уездной управы, магазины – в здании торговых рядов, а старики, затягиваясь самосадом, рассказывают внукам, что до революции правопорядок в городе охранял единственный городовой, и «все было тихо».

Советская власть обошлась с архитектурными памятниками на удивление бережно, при активной поддержке местной интеллигенции. Настоящее разрушение дореволюционного наследия началось только в 90-е, когда интеллигенция была дезавуирована, а часть памятников по смешной цене была приватизирована непонятно откуда взявшимися «эффективными менеджерами». Некоторые здания были снесены, с другими обошлись еще хуже. «Еще хуже» - это когда с роскошного строения начала XIX сбивают весь внешний декор, внутри сносят все перегородки, закладывают окна кирпичом и превращают пустую коробку в склад ближайшего магазина.

Вы, может быть, подумали, что местные русские мещане встретили конец Советской власти радостными криками? Как бы не так: 90-е годы стали колоссальным ударом по русскому мещанству, в том его формате, который сложился в позднесоветский период. Экономическая база существования «среднего класса» в малых городах была подорвана, а кроме того, он был ограблен гайдаровской девальвацией. Апологеты гайдаровских реформ почему-то забывают добавить, что накопления «сгорели» не у советских «пролов-люмпенов-алкашей», живших от получки до получки, а именно у «домовитых хозяев», у «скопидомов», у мещан, которые, при нормальном сценарии входа в рыночную экономику, завели бы на эти деньги малые бизнесы, фермерские хозяйства и т.п. Но все это было убито на корню ельцинско-гайдаровским грабежом. По сути, это полный аналог большевистского «раскулачивания»: в очередной раз «крепких» русских хозяев пустили под нож. На тех, кто все-таки попытался прорваться, набросились сначала бандиты, потом чиновники. Последние мои знакомые фермеры разорились уже при Путине, а на их землях сегодня расположились огромные огороженные латифундии крупных агрохолдингов. Collapse )