October 15th, 2014

гоню телегу

Регионализм в национальном контексте

Появился в продаже №19 «Вопросов национализма», где есть и моя статья: «Регионализм в национальном контексте». Ключевая тема - проведение границы между регионализмом, как мирным и консенсусным способом решения проблем, и национально-освободительным восстанием. Регионалисты сами по себе восстаний не поднимают и всегда отступают перед лицом грубой силы (как и поступила «Партия Регионов» на Украине). В отличие от национализма, регионализм - это о том, как комфортно жить, а не о том, как гордо умереть. Типовые требования регионализма (перераспределение налоговых поступлений между разными уровнями бюджета и т.п.), при всей своей важности, просто не стоят того, чтобы за них умирать. Но если регион имеет свою этнокультурную специфику, то «региональный гнет» неизбежно будет переосмыслен как «национальный гнет», и тогда люди восстанут уже под флагами национально-освободительного движения. Характерный пример – Донбасс, где произошло не «восстание регионов», а именно национально-освободительное восстание. Но его вполне можно было бы предотвратить, если бы центральные власти вовремя согласились использовать инструменты регионализма (федерализация, отвергнутая Киевом).

Для любителей исторических параллелей, в статье (если ее не сократили) есть немного про Рим и Карфаген (в таком контексте, который я в ЖЖ не затрагивал). Уважаемая редакция любезно предложила гонорар, который я попросил перечислить в помощь Новороссии.
гоню телегу

Русский – тот, кто за русских

Несмотря на поражение и «слив» со стороны Кремля, «Русская Весна» успела изменить некоторые важные реалии в нашем сознании. Самое главное: крайне упростился ответ на вопрос «кто такие русские». Поскольку ранее русские как нация себя не проявляли, приходилось исходить из этнографических реалий. Что давало законный предлог для разнообразной развесистой клюквы со стороны открытых врагов и скрытых «доброжелателей». Теперь, когда русские сделали первый шаг в сторону нации, т.е. активно действующего субъекта истории, определяющим стал не описательный, а командный принцип определения. Отныне важно не «каков» человек в аспекте описания, а за какую команду он играет и «болеет». Русский – тот, кто за русских. Кто играет за русских и «болеет» за русских, - тот русский. Кто против русских – тот не русский. Все просто и однозначно. Границы нации определить гораздо проще, чем границы этнической группы, поскольку это не пассивное «множество», а «команда и ее болельщики». Все очевидно, все на виду.

Если проводить аналогии, то ответ на вопрос «Почему я русский?» отныне стал столь же простым, как и ответ на вопрос «Почему я гетеросексуалист». Ранее, будучи «девственниками», при ответе на этот вопрос нам приходилось обстоятельно рассказывать что-то про гормоны, про Y-хромосому, про традиции предков и т.п. Теперь, когда мы начали «жить активной половой жизнью», можно ответить просто: «Я гетеросексуалист, потому что я люблю женщин». И все, вопрос исчерпан. Более того, человек, который в этой ситуации начинает «объяснять и оправдываться», теоретизировать, трясти медицинскими справками, выглядит странно. Огромное количество укромыслящей публики, маскировавшейся ранее под либералов или под националистов, этого до сих пор не осознало и продолжает троллить русских на старый манер, думая, что это все еще актуально: «А как вы отличите русского от нерусского? С этим большие проблемы!» - «Да нет никаких проблем, сволочь бандеровская, - тебя мы уже отличили».