October 24th, 2014

гоню телегу

Идея «элитарности» как болезнь советского сознания

Нигде и никогда не было такого спроса на «элитарность», как в позднем брежневском СССР. Верхушка советского общества и тянувшиеся за ней средние слои, устав от трудоголизма, уравниловки и дефицита, составили себе собственное представление о том, что значит быть «элитой» или быть причастным к «чему-то элитарному». В этот комплект входил доступ в номенклатурные спецраспределители, «блат» (полезные связи, прежде всего в системе распределения), возможность ездить за границу и располагать валютой, доступ к поставкам зарубежного ширпотреба, а также доступ к редким и иностранным книгам, фильмам и другой культурной продукции, которая была физически недоступна основной массе жителей СССР. Так что если вы думаете, что идея «элитарности» есть нечто противоположное советскому взгляду на мир, то спешу вас разочаровать. Существовало специфическое представление об «элитарности», порожденное разложением и болезнью советского сознания. Некоторые, впрочем, и само советское сознание считают чем-то вроде болезни мозга. Тогда порожденная им «элитарность» - это уже болезнь в квадрате, нечто вроде гниения заживо. Если для вас простой «совок» - это душевно больной человек, то совковый «элитарист» - это уже настоящий зомби с выеденным мозгом, опасный для окружающих.

Я не открою Америку, если скажу, что массовое представление об «элитарности», доминирующее сегодня в постсоветской РФ, является «правопреемником» именно совковой «элитарности», а не какой-нибудь другой. Collapse )
гоню телегу

На всю голову больная элита

Я в предыдущей заметке достаточно откровенно объяснил свое отношение к местным поклонникам «элитаризма». Но если несколько смягчить тон, то надо признать, что очень часто источником является не столько совковая спесь, сколько чувство «социальной безотцовщины» и желание выдумать себе хотя бы воображаемого «отца». Кстати, то же самое относится и к сторонникам идеи «злых и коварных» элит.

В последнем случае можно говорить о «Стокгольмском синдроме» второго рода. При обычном Стокгольмском синдроме человек начинает видеть отцов родных в захвативших его террористах и негодяях. При Стокгольмском синдроме второго рода человек, уставший от «безотцовщины», выдумывает себе могущественных «неизвестных отцов», которые всем рулят, все держат под контролем, а потом, из соображений правдоподобия, перекрашивает их в террористов и негодяев. Или в «психопатов», как Богемик. «Нами, несомненно, управляют могущественные и всезнающие полубоги. Но какие же они негодяи и психопаты!» Последнее добавлено «для пущего реализма», для «ложки дегтя», чтобы первый и главный пункт выглядел убедительнее. «Иначе все будет выглядеть слишком хорошо, чтобы быть похожим на правду».

Но как сломанные часы два раза в сутки показывают правильное время, так и Богемик в одном случае попал не в бровь, а в глаз. Collapse )