December 22nd, 2014

гоню телегу

Москве дали имя чешские пивовары

Егор Холмогоров дал достойный ответ на типовой антирусский троллинг. Единственное, в чем хотелось бы его поправить, это происхождение слова «Москва». По какой-то необъяснимой причине, не только тролли, но и патриоты почему-то обходят стороной самую первую строчку, посвященную московской этимологии в словаре Фасмера. Процитирую этимологию Фасмера целиком:

« Возм., родственно чеш., слвц. moskva "сырой хлеб (в зерне)", а также слвц. mo^zgа "лужа", польск. Моzgаwа -- название реки, далее -- лит. mazgoґti "мыть, полоскать", др.-инд. maґjjati "погружается", лат. mergЎ, -еrе "нырять"; см. Ильинский, ZfslPh 4, 104 и сл.; RЕS 4, 141; Bull. Асаd. Sс. dе Peґtersbourg, 1922, 601 и сл.; "Slavia", 3, 564. Ильинский явно ошибочно привлекает польск. moszcz "выжатый плодовый сок" (которое заимствовано из нем. Моst "сусло, сок" от лат. mustum; см. Брюкнер 344 и сл.) и моґскоть (см.). Следовало бы, во всяком случае, выяснить отношение *Москы к фин. местн. н. Мasku. Абсолютно недостоверна связь с галльск. Моsа, Моsеllа, вопреки ЛеЁвенталю (ZONF 5, 58). Сближение с кавк. этнонимом MТscoi повисает в воздухе, вопреки Бергу ("Геогр. Вестник", 1925, т. 2, стр. 5 и сл.), ввиду отсутствия промежуточных звеньев. Не доказано и ир. происхождение (от авест. аmа- "сильный", по мнению Соболевского (ИОРЯС 27, 271 и сл.)). Неудачны также попытки этимологии из фин.-уг.: от мар. moskaґ "медведь" и аvа "мать", вопреки Кузнецову (у Преобр. I, 559), и от фин. mustа "черный" + коми vа "вода" (Преобр., там же; в этом случае ожидалась бы форма фин.-суоми vesi "вода", а не vа, или же, скорее, фин. joki "река"). Широко распространенное благодаря поддержке Ключевского объяснение из коми mЈsk "корова" и vа "вода" (так Н. Андерсон, FUF Anz. 1, 126) отпадает потому, что коми-зыряне в этой местности не засвидетельствованы (ср. Калима, FUF 18, 53 и сл.; Фасмер, Sitzber. Preuss. Аkаd., 1934, стр. 357; 1936, стр. 218 и сл.). Нельзя также сближать с Моґкша (Томас 107)».


Как видим, Фасмер однозначно показывает неадекватность финно-угорской этимологии, поэтому единственное, что стоит воспринимать всерьез, - славянские прототипы, отсылающие к идее «влажного» и «мокрого». Холмогоров, собственно, об этом и пишет. Непонятно мне только одно: почему он пропустил тему «сырого зерна» и сразу перешел к «лужам и болотам». Согласитесь, это абсурд: люди бродят вокруг да около, изобретают велосипед, тогда как в одном из славянских языков (а тысячу лет назад они еще практически не разделились между собой), существует УЖЕ ГОТОВОЕ слово «moskva», имеющее вполне презентабельный смысл. Кстати, задам вопрос на пятерку: в производстве какого продукта необходимым этапом является намачивание зерна? Для тугодумов дам подсказку: мы рассуждаем о чем-то типично чешском... Collapse )