March 4th, 2016

гоню телегу

Европейская Элита в опасности!

Косарекс, в связи с отменой концерта Макаревича в Питере, пишет об одном позитивном аспекте «американизации» нашего сознания: «Недавно в России такой проблемы не было. Зато была проблема в США. Трудно было так разрекламировать певца, например, с песней "Все амеры козлы, которых надо дустом травить", чтобы потом покрыть все затраты и получить отличную прибыль. В России это происходило регулярно. Поэтому, например, покровитель Макаревича Андрей Кончаловский сходу простил американцев за отказ смотреть его фильм Щелкунчик, зато взбеленился на российского зрителя за проявление изысканного, западного вкуса - и у нас зритель на фильм не пошел. Кончаловский стал доказывать, что зрителя надо через не могу ломать и превращать в зрителя нового типа, действующего по старой советской логике - жри, что дают, плати деньги и нахваливай. Теперь в Саратове пришлось отменить показ фильма с участием Зеленского. ...Не в восторге зритель от свидомого хамства актера. Если навязывать, сперва возникнет денежный ущерб, плавно переходящий в репутационный, а потом потеря репутации даст новые убытки. Получается, что прежняя схема работы с прохиндеями дает сбои именно там, где особенно много бабла...».

Правда, автор здесь делает незаслуженный комплимент в адрес советских, вменяя им изобретение этой «презрительной к быдлу позы» и оскорбляя тем самым «богемиков» и прочих доморощенных «европейцев-элитаристов». И сам Косарекс ведь далеко не случайно сказал именно об «американизации», а не о «европеизации» нашего сознания. Именно Европе свойственно смотреть на «творцов» снизу вверх и терпеть любые их капризы. Именно этот формат отношений с публикой, в качестве «карго», заимствовала советская творческая интеллигенция. Новиопская часть советских «творцов» привезла свой «элитаризм», дутый как богемское стекло, из Европы, так же, как большевики ранее заимствовали оттуда марксизм. При этом сталинское кино, при всех его пропагандистских «закладках» и капсулах с ядом, было популистским по своей сути, подыгрывало настроениям народных масс, а не шло «поперек». А вот после хрущевской эмансипации, значительная часть советской «творческой интеллигенции» стала ориентироваться на манеры современных европейских творцов, на их тягу к «высотам», «недоступным для быдла», на их желание менторствовать и поражать домохозяек своей демоничностью.Collapse )