February 15th, 2017

гоню телегу

Трамп самоопределился как враг русского народа

Я предупреждал, что ”«Трамп – это Война с Европой», что бы себе там ни воображали российские трампопоклонники”. Поскольку РФ намерений порвать с Европой не продемонстрировала, американцы будут добиваться этого методами не пряника, но кнута, и, в целом, относиться к России как к слабому звену ЕС, «с которого нужно начинать». На днях был отставлен «пророссийский» советник Трампа Майкл Флинн (очевидно, как не справившийся с миссией по перетягиванию России), а теперь вот уже от имени самого Трампа заявлено о требовании сдать Крым Украине. Жесткая антикрымская позиция нужна Америке, чтобы и Европе тоже не позволить замириться с РФ и отменить санкции, а также, по возможности, настоять на их усилении и дополнительном обрыве экономических связей. Смысл в том, чтобы максимально обесценить для России и ее верхушки факт проевропейской ориентации и подвигнуть к «серьезным раздумьям». Collapse )
гоню телегу

Пацаны отомстили за самолет

Многие возмущаются тем, что на солидном международном фотоконкурсе World Press Photo «фотографией года» сделан снимок убийства российского посла в Турции, рекламирующий терроризм и политические убийства. Но любители порассуждать о культурной деградации США почему-то не упоминают, что этот кровожадный World Press Photo – не американский, а коренной европейский проект, со штаб-квартирой в Амстердаме. Первоначально, в 1955 году, он начинался как голландский фотоконкурс, и эти голландские корни, очевидно, никуда не делись. Так что мотив выбора «фотографии года» прост до тривиальности: голландцы тупо отомстили за самолет. Отомстили той стране, которую политкорректно было посчитать виновной. На этом фоне особенно «интересно» смотрятся рассуждения различных российских авторов (типа Кашина), пытающихся оправдать это решение какими-то сложными культурологическими соображениями. На самом деле, как мы видим, мышление укропейцев современных европейцев, и особенно укуренных голландцев, устроено крайне просто: по-пацански, по-украински, по примитивной схеме «стимул-реакция». Никаких философических и высококультурных мотивов там уже давно не осталось.