May 24th, 2019

гоню телегу

Непонятый Гамлет Вестероса

Многие сейчас изощряются в критике финала «Игры престолов». Наиболее популярная идеологическая интерпретация видит в этом финале глумление над феминистическим и радикально-освободительным дискурсом (к примеру, см.статью философа Славоя Жижека). В плане морально-этической оценки персонажей, больше всех достается Джону Сноу, которого упрекают в подлом предательстве любимой женщины. Известный в ЖЖ конспиролог Астеррот увидел в образе Джона злонамеренную пропаганду тотального предательства. Многие обвиняют его и в самом перерождении Дейнерис из милой блондинки в кровожадную стерву, поскольку на протяжении финальных серий он, как минимум, трижды ее «продинамил», вместо того чтобы ублажить и склонить к Добру через постель. Хотелось бы заступиться за этого персонажа, поскольку героев любой истории нужно судить по законам того мира, в котором они живут. Мир «Игры Престолов» - квазифеодальный, и поэтому применять к нему нужно феодально-клановую этику. В этой перспективе, взаимоотношения Дейнерис и Джона в последних сериях получают весьма простую и однозначную трактовку: «Тетка отказалась передать корону племяннику, законному претенденту на престол, и он ее наказал по праву». Джон Сноу, таким образом, является разновидностью принца Гамлета, а в образе Дейнерис слились сразу и дядя-узурпатор, и мать-изменщица, и романтическая Офелия (тоже погубленная Гамлетом). Собственно, Джон и по характеру похож на Гамлета своими сомнениями и склонностью к рефлексии.Collapse )