Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Category:

Национальное дежавю и культурная политика

Чем больше я думаю о событиях на Манежной 11 декабря 2010 года, тем больше готов согласиться с теми, кто называет их «национальным позором». Это действительно Позорище, дотоле невиданное в мировой истории. Оказалось, что у самого многочисленного европейского народа нет заступников более влиятельных, чем… футбольные фанаты и дети. То, что фанаты и примкнувшая к ним молодежь выступили «по-фанатски», а не как-то иначе, - это как раз ожидаемо. Позор не в этом, а именно в том, что защитников более влиятельных и деятельных, чем фанаты, у русских не оказалось. Нет у 120-миллионного народа своих «мудрых аксакалов»; нет мощных организационных структур; нет финансов; нет собственных СМИ и пиара на федеральном уровне; нет «Русского института» (настоящего), специализирующегося на изучении русских как этноса, со своими специфическими проблемами; нет «Русского фонда» (настоящего), который занимался бы благотворительностью и меценатством, направленными на русских. Зато есть… «могущественные» футбольные фанаты. Это максимальный «уровень самоорганизации», дозволенный русским в России.

Дежавю. Манежная, май 1987 года, несанкционированный митинг «против угнетения русского народа», организованный активистами «Памяти». Наше поколение тогда как раз было в возрасте ребят, собиравшихся на Манежной в декабре 2010-го. Вполне согласен с Сергеем Морозовым, когда он в этом контексте говорит о «Дне Сурка». В те времена, как и сейчас, многие были захвачены эмоциональным подъемом, видели некое «начало», «русское возрождение». Однако прошло 23 года, выросло новое поколение, а в политическом плане ничего не изменилось. Скорее - ухудшилось. Тогда за русских заступилось хоть плохенькое, но все же крупное движение, с политической программой, со своими лидерами, с филиалами в десятках регионов, с кое-какой поддержкой «на верху». Сегодня – «фанаты», детский сад и совсем уж крошечные группки активистов. Хотите «покричать за русских»? Милости просим: идите на Манежную в 1987 году, на Манежную в 2010 году, на Манежную в 2033 году… А воз и ныне там. Значит, в 2056 году дружно посылаем на Манежную своих правнуков?

Cколько лет требуется для национальной самоорганизации? Все титульные народы республик СССР с началом Перестройки буквально за несколько лет создали мощные объединения на национальной почве, с широким участием своей национальной интеллигенции. Почему же сегодня у русских такой регресс? За 23 года русским в России не позволили даже декоративной взрослой организации: какой-нибудь «русской общественной палаты» из нафталинных старикашек, которая хотя бы номинально, «умеренно и благонамеренно», могла представлять русскую общину в межэтническом диалоге. Даже такая «голова» для русских является пределом мечтаний. Она выстраивала бы хоть какой-то ориентир («аттрактор») и создавала альтернативу той «Общественной палате №6», где заправляет идеолог терроризма Сванидзе. Получается, что они боятся дать русским хотя бы слабенький центр управления. То, что САМЫМ ВЛИЯТЕЛЬНЫМ защитником русской общины оказались футбольные фанаты, – это улика, симптом, наглядно демонстрирующий реальное положение дел с русскими в России. Этот позор предельно четко характеризует и нынешний режим, и интенсивность давления, которому подвергается русская община в России. Какой-нибудь вдумчивый французский обыватель, узнав о выступлениях «фанатов-националистов», мог бы спросить: «А что, у этих русских, которых упрекают в страшном нацизме, нет своей национальной интеллигенции, нет серьезных организаций, нет партии типа ле пеновской, раз за них только фанаты выступают?»

Тема «самоорганизации» давно стала одной из главных в национальном дискурсе. Однако подходят к этой теме, как правило, не с того конца. Много говорят о необходимости политической самоорганизации русских, о превращении русских из этноса, из пассивного единства, в активный субъект политики, в дееспособную нацию. А между тем, русские еще не оформились до конца даже как этническая группа, не отпочковались от «россиянства» в сфере культуры и самосознания. Никакой полноценной «русской самоорганизации» в области политики не случится, пока не будет сформирована русская культурная среда, хоть немного обособленная от «общероссийской».

Если русские и «русскоязычные» - не одно и то же, то значит, между русской и «российской» культурой, между русской и «российской» интеллигенцией должна быть проведена ощутимая граница. Если русские желают быть отдельным этносом, не теряя свою идентичность в массе русскоязычных, то прежде всего такое разделение должно свершиться в сфере культуры. Разница должна быть заметна невооруженным глазом. Каждому должно быть понятно: вот это – русская культура, а вот это – «российская» помойка. Вот это – русский культурный деятель. А вот это – «российский» моральный урод. Русским необходимо культурное обособление от «россиян». Нужно четко отличать «русское национальное и общечеловеческое» от «русскоязычной пиджин-культуры».

Сразу оговорюсь, чтобы не было путаницы и намеренных искажений:

1) Речь не идет о «самоизоляции» русских от мировой культуры, от «развратного Голливуда» и т.п. Предмет «отсечения» - исключительно «российская» помоечная псевдокультура, как «массовая», так и «элитарная». Эта культура должна быть отвергнута как «колониальная», «лагерная», навязываемая специально для одурачивания и деградации русских. И напротив, открытость мировой культуре должна приветствоваться, поскольку это один из способов вытеснить из сознания народа россиянский субпродукт. Необходим прямой диалог русской и мировой культуры, помимо россиянских «посредников».

2) Речь не идет об отборе авторов по «чистоте крови» и т.п. Множество русских по происхождению авторов вполне успешно влились в россиянскую «чернуху». Оценка культурных деятелей должна вестись по плодам их культурной деятельности. Важно понять, куда они делают вклад: в русскую культуру или в россиянскую помойку, играют они на повышение, или на понижение. Важную роль играет политическая ангажированность, если таковая имеется: как они сами себя оценивают, каково их самосознание, как они выступают по актуальным темам.

Это классика любого национально-освободительного движения: оно начинается с того, что национальная интеллигенция «культурно отгораживается» от антинациональной. Создает пространство национальной культуры, формирующей и подпитывающей национальное самосознание. Если русские – нечто реальное, то «русское национальное», творимое русскими для русских и русско-зависимых, должно стягиваться в некое отдельное культурное пространство. Не нравятся вам «афедроны» в качестве русской литературы? Мало просто критиковать - надо искать альтернативу «афедронам» и делиться друг с другом этой альтернативой. Нужны не просто отдельные русские авторы, а целая национальная среда творчества и культурной критики, обращенная к массам русского населения. Если эта задача кажется невозможной, то тогда лучше вообще забыть о различии между русскими и «россиянами».

Когда говорят о препятствиях для русской самоорганизации, обычно имеют в виду запреты на создание партий, сложности при регистрации организаций, невозможность участвовать в выборах и т.п. Но это только поверхностный слой проблемы. Есть более действенные инструменты: отлучение от СМИ и издательств; препятствия для профессиональной деятельности и карьерного роста; атаки на бизнес, который «замарался» в поддержке благотворительности и меценатства, направленного на русских; угрозы и «советы» из силовых ведомств; наконец – прямой террор. Когда Сванидзе публично признается в желании запугать неугодных интеллигентов физической расправой со стороны бандитов – не нужно думать, что это некая «фантазия о будущем». Нет, это вполне обкатанная технология, которая, вполне возможно, применялась в последние годы не один десяток раз, только без «рекламы» в СМИ. Но и это еще не все.

Вспомним одиозно-прославленную организацию «Память», первое массовое движение, озвучившее русские темы. Была ли главная проблема «Памяти» в том, что ее «прессовали», преследовали, шельмовали, не давали разрастаться, не пускали в СМИ? Все это, безусловно, было, но главное в другом: «Память» еще на этапе зарождения сделали максимально ублюдочной и оттолкнули от нее весь тот пласт позднесоветской русской интеллигенции, которая в массе сочувствовала русскому движению.

Начиналась «Память» в конце 70-х как сеть неформальных интеллигентских клубов, в которые входили профессора, доктора наук, известнейшие писатели, цвет тогдашней гуманитарной и технической русской интеллигенции. Занимались эти люди вполне респектабельными делами и разговорами. Так, многие из них сыграли активнейшую роль в общественном движении против безумного «Поворота северных рек». Но в определенный момент вдруг откуда-то вплыли клоуны типа Васильева со своим бредом и были продвинуты в центр. Респектабельной публике «компетентные органы» стали срочно рассылать письма с угрозами и настоятельными рекомендациями не компрометировать себя участием в «черносотенной» организации. В итоге к концу 80-х гг., вместо влиятельного «русского национального фронта» (по аналогии с «национальными фронтами» в других республиках СССР), получилась «жертва аборта» в лице организации Васильева и других клоунских тусовок.

Мне довелось близко общаться с людьми, которые все это видели своими глазами. В чем суть «спецоперации Память»? Достойные кандидаты на лидерство были отрезаны от влияния на народ, им не дали «разрастись» из потенциальных лидеров в реальные. В то же время от русского движения отпугнули значительную часть русской интеллигенции, в том числе – поколение, следующее за «почвенниками» 70-80 гг. Второго поколения «русских в культуре» не было, они не воспроизвелись. Отдельные авторы и публицисты встречаются, но культурной среды они не составляют, на русскую массу влияния не имеют. Результаты этой «спецоперации» актуальны до сих пор. И никакого продвижения вперед не будет, если не ликвидировать эти последствия.

Для русских это задача номер один: восстановить связь между русской интеллигенцией и русским народом, которая ощущалась в 80-е годы, но впоследствии была разрушена, - не только контригрой со стороны, но и в силу бурного социально-политического развития страны. Для этого, прежде всего, сама русская интеллигенция должна выделиться из массы «русскоязычной» и не смешиваться с ней в глазах большинства. Должна быть воссоздана сама идентичность «русской интеллигенции», как дружелюбного русским сообщества образованных людей, готовых уделить свои силы и время развитию русской культуры и русского гражданского общества.

Чего русским, как этнической группе, не хватает сегодня в первую очередь? Именно «русского общества», собственной автономной русской культурно-интеллектуальной среды. Это сеть взаимно признающих друг друга культурных и общественных деятелей, которые:

1) Заявляют о себе как о русских и не стесняются этого. Не противопоставляют себя русскому большинству. Не замешаны в некрасивые игры типа «обуй русского дурака».

2) Достойны уважения за свои моральные и профессиональные качества, в любой сфере: культура, наука, бизнес, общественная деятельность и журналистика.

3) Известны или способны достичь известности среди русских при минимальном пиаре (то есть, они и их деятельность могут быть интересны русским, и не только в аспекте РЛО).

4) Не страдают маниакальной приверженностью каким-то сектантским идеологиям, раскалывающим русское общество. Из этого круга заведомо исключаются клоуны-сталинисты, клоуны-гитлеристы, клоуны-византийцы, клоуны-евразийцы, клоуны-либертарианцы и т.п.

Пока этого нет, русские – всего лишь ворох «материальных отпечатков истории», а не активная сила. Не имея «головы», народ обречен на сугубо реактивный отклик, на одноходовки. Его обманет и подчинит любая сила, способная хотя бы на двухходовку. Когда в следующий раз собираемся бузить на Манежной? Через месяц? В 2033 году? А может, сразу в 2102?

Продолжение
Tags: нацбилдинг, политика, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 18 comments