Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Мечта хозяев Сколково (Виндж, «Глубина в небе»)

Как известно, большая часть ученых, сбежавших из России за рубеж, с презрением отвергла предложение властей переселиться в Сколково. У представителей вида homo sapiens, не пораженных мозговой гнилью, нет никаких резонов возвращаться под власть мартышек и горилл. О том, насколько отличаются перспективы ученого в России и в цивилизованных странах, я уже писал, сравнивая судьбу двух лауреатов премии Филдса, Смирнова и Перельмана. На ту же тему хорошо высказался kosarex:

«У нас совсем не понимают, как рассуждают русские эмигранты. Например, зарплата в Англии - 5 тысяч баксов, в России кавказцы могут убить развлечения ради, а милиция продажна, плюс 2 тысячи баксов, сколковский проект ненадежен, ещё 2 тысячи баксов, потеря вида на жительство плюс три тысячи баксов, начальство за людей не считает плюс три тысячи баксов. Итак, господа, с вас 15 тысяч баксов в месяц и страховка на поллимона, если вы меня гнобить начнете и мне захочется от вас сбежать обратно на Запад. Наши же господа думают - ага, ты получаешь пять тысяч баксов в месяц, мы дадим три тысячи и право жить на нашей прекрасной родине и за нас думать. Истина в обратном - современному русскому человеку такая родина давно не нужна».

Незадачливым «куршевельским модернизаторам» остается утешать себя только книгой американского писателя-фантаста Вернора Винджа «Глубина в небе», где описан как раз тот безответный тип ученого-раба, о котором они могли бы мечтать.

Виндж описывает цивилизацию, которой удалось преодолеть барьер эффективности рабского труда. Как известно, рабы хорошо выполняют только черную и рутинную работу, а творческих достижений от них ожидать не приходится. Чтобы обойти это препятствие, специалиста заражают особым вирусом – «мозговой гнилью», который поставляет к определенным участкам мозга психоактивные вещества. В итоге человек превращается в мономаньяка своей профессии, в «трудоголика-наркомана». Все силы его сознания фокусируются на профессиональной деятельности, а про себя самого и свои потребности он полностью забывает. Если специальные служители не будут его периодические кормить и укладывать спать, он умрет за работой от истощения. Вот такие ученые и нужны Медведеву в Сколково.

Заметим, что и без всякого вируса приближение к «фокусированному» состоянию хорошо знакомо людям, которые слишком много времени проводят в компьютерных играх и социальных сетях. Время от времени сообщают о случаях, когда человек чуть ли не от голода умер, не желая оторваться от компьютера. А людей, которые таким образом полностью «забили» на быт и личную жизнь – миллионы по всему миру. Так что Виндж описал не только фантастическую антиутопию, но и вполне реальный симптом «информационной наркомании».

Напоследок, в качестве рекламы этого замечательного произведения («Глубина в небе»), дам слегка искаженный отрывок, показывающий, как выглядит Сколково глазами Винджа:

«Путин шел следом за Медведевым вверх по центральной башне Сколково к Мансарде. В каком-то смысле это был момент, который Путин готовил мегасекундами небрежной болтовни - повод попасть внутрь системы Фокуса, увидеть не только результаты. Без сомнения, он мог и раньше сюда попасть - на самом деле Медведев уже не раз предлагал его здесь поводить.
- Наконец-то, старина, сейчас ты заглянешь за кулисы. После этого, надеюсь, ты перестанешь выступать со своими дурацкими речами. Медведев ухмылялся. Он явно сам предвкушал этот момент.
Они плыли вверх, мимо все отходивших и отходивших в сторону узких туннелей. Это был настоящий термитник. Путин поравнялся с Медведевым.
- А что тут знать? Вы, модернизаторы, превращаете людей в автоматические устройства. Ну и что? Даже зипхед не может выполнить более одного-двух умножений в секунду. Машина делает это в триллионы раз быстрее. Так что с зипхедами вы просто имеете удовольствие покомандовать людьми - а зачем? Тогда уж лучше завезти миллион таджикских гастарбайтеров.
- Да-да. Ты это уже много лет твердишь. И все равно ты неправ. – Медведев выставил ногу и зацепился за скобу. - Ты в групповом зале приглуши голос, ладно?
Медведев махнул рукой, и дверь открылась. Они вплыли внутрь. Первым впечатлением Путина был запах тела и набитые вплотную люди.
- Что, воняют? Но они вполне здоровы. Я за этим слежу.
Медведев говорил с гордостью хорошего техника.
Штабель на штабеле микрогравитационных сидений, упакованных в трехмерную решетку, как никогда бы невозможно было при настоящей гравитации. Почти все сиденья были заняты. На них сидели мужчины и женщины всех возрастов, одетые в серое, почти у всех были устройства, похожие на лучшие наголовные айподы Apple. Путин ожидал совсем не того.
- Я думал, вы их держите порознь. В клетушках, как описал Вексельберг в одной из своих слезливых исповедей в Куршевеле.
- И так бывает. Зависит от типа использования. - Он махнул двум служителям, одетым как больничные санитары. - Так куда дешевле. Эти двое ребят вполне справляются с усаживанием их на горшок и с обычными драками.
- Драками?
- Профессиональными спорами, - хохотнул Медведев. - Раздражаются. Единственная опасность - что они нарушат равновесие мозговой гнили.
Они проплыли по диагонали между плотно упакованными рядами. У некоторых айподы блестели прозрачно, и видно было, как движутся глаза зипхеда. Но на Путина и Медведева никто не обратил внимания, их зрение было где-то далеко. Отовсюду неслось негромкое бормотание, объединенный голос всех зипхедов в помещении. Говорило сразу много людей, и короткими очередями слов - без сомнения, русских, но все равно это была чушь. Общим эффектом был почти гипнотизирующий речитатив.
Зипхеды безостановочно что-то печатали на клавиатурах. Медведев с особой гордостью показал на их руки.
- Видишь? Повреждения суставов реже, чем у одного из пяти; мы не можем позволить себе терять людей. У нас их и без того мало, а Сурков не может полностью контролировать мозговую гниль. Зато уже больше года прошло с последней тривиальной летальной болезни - да и та была практически неизбежна. Тот зипхед как-то заполучил перфорацию толстой кишки после регулярной проверки. Он сидел изолированно. У него упала производительность, но мы не могли понять, в чем проблема, пока запах не стал невыносимым.
Значит, раб сгнил изнутри, слишком поглощенный работой, чтобы пожаловаться на боль, слишком лишенный внимания, чтобы кто-нибудь заметил. Медведева интересовали только результаты.
Они добрались до верха и оглянулись на трехмерную упаковку бормочущей людской массы.
- В одном вы все же правы, господин премьер-министр. Если этих людей заставить заниматься арифметикой или перекачкой нефти, это было бы глупой шуткой. Даже мой айпод такие вещи делает в миллиард раз быстрее человека. Но ты слышал, как разговаривают зипхеды?
- Ну, да, но это же бессмысленно.
- Это внутренний жаргон; они его очень быстро вырабатывают, если мы ставим их работать командой. Но смысл в том, что они не выполняют машинных функций низкого уровня. Они используют компьютерные ресурсы. Понимаешь, для нас, модернизаторов, зипхеды - это следующий слой над программным уровнем. Они могут применять человеческий интеллект с терпением и настойчивостью машины. И вот еще почему важны не-фокусированные специалисты - особенно юристы вроде меня. Фокус бесполезен, если нет эффективных менеджеров, которые направят его и найдут необходимое равновесие между распилом, откатом и результатом. Если эта комбинация правильно составлена, получается такое, что Биллу Гейтсу и не снилось».
Tags: книги, наука, фантастика, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 19 comments