Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Блоггеры-философы о «восстании сипаев»

Два года назад, еще в «донавальненские времена», я написал текст о «Восстании Сипаев» (средних эшелонов вертикали), как о наиболее вероятном сценарии смены власти. С тех пор стараюсь отслеживать близкие по смыслу идеи. На днях о «сипаях» и разнице их интересов с интересами верхушки хорошо написали galkovsky и farma_sohn.

1) galkovsky (это не отдельный пост, просто реплика в ходе обсуждения, поэтому требовать от нее учета нюансов мы не вправе):

«В РФ есть слой космополитической номенклатуры, ворочающей миллиардами долларов. Если разобраться, 70% этих людей совсем подставные фигуры, за другими стоят западные оффшоры, а за оффшорами... Это дело международное и прямое следствие внешнего управления РФ (как и Украины, Узбекистана и т.д.). Но вот что касается сотен тысяч чиновников РФ, то их подавляющее большинство живёт здесь и уезжать никуда не собирается. Если человек живёт в Калуге, то он строит себе особняк под Калугой, дети его учатся в калужской школе, конечно лучшей. Дальше образование дети могут получить в МГУ, а то и в западном ВУЗе, из-за низкого уровня культуры могут сесть на наркотики, сам глава семейства при случае может пересесть в Москву, но в общем это местная региональная элита. Таких 100 человек держат власть в области а всего их тысяч пять. Есть ещё сильно пересекающийся круг местных бизнесменов, + церковники и верхушка интеллигенции. Уезжать они никуда не собираются и свою область считают родиной (как правило, справедливо). У них есть понятная зависть к олигархам и всё большая неприязнь к инородцам - которые в русских областях действуют как варяги».

Что в этой картине является упрощением? На «100 семей» в каждом регионе имеется еще «1000 семей», которые хотели бы занять их место, но проиграли, оттеснены в сторону и в низы вертикали. При этом власть «100 семей» всецело зависит от поддержки со стороны федеральных кланов, опирается на зажимание конкурентной политики в регионе. И напротив, «1000 семей» кровно заинтересованы в расширении возможностей для политической борьбы, в ограничении «административного ресурса». В эпоху выборных губернаторов и реальных выборов, между «100 семьями» и «1000 семьями» велся определенный торг, в рамках которого «нижние 1000 семей» местной элиты либо получали некоторую долю влияния, в качестве компенсации, либо могли надеяться на реванш в будущем. С губернаторами-назначенцами и поддельными выборами, во многих регионах «100 семей» прекратили делиться с «1000 семей», начали давить их поборами, отжимать собственность.

Эти «1000 семей» и являются потенциальными «лидерами народно-демократической революции» в каждом регионе. Разумеется, фронда может зреть и в кругу «100 семей», но здесь она серьезно ограничена страхом сопутствующего «восстания 1000 семей», которое лишит региональную верхушку монополии на власть и ресурсы региона. Кстати, супермен Навальный по социальному происхождению – как раз из числа «1000 семей» (для такого крупного и богатого региона, как Подмосковье, это скорее «10000 семей»). Если разобраться с основной мишенью его текущего анти-коррупционного проекта, то это в основном региональные ведомства, оккупированные людьми «100 семей».

Еще один важный момент – отношения «100 семей» и «1000 семей» с пресловутыми «варягами-инородцами». У «100 семей» они, как правило, весьма неплохие, и этнический криминал нередко делает для них «грязную работу» по устрашению и раскулачиваю «1000 семей». Ярко выраженный национализм – свойство как раз «1000 семей», а не «100 семей».

2) farma_sohn - менее известный в ЖЖ, но весьма здравый мыслитель-постструктуралист (судя по специфическому сленгу). Далее в цитате мат везде заменяю цензурным эквивалентом (в квадратных скобках):

«Кто придет выкидывать [«Единую Россию»] пинками? Есть два ответа:

а) пугачевщина пополо, который просто [«Единая Россия»] [замучила]

б) люди, воспитанные местным самоуправлением, пониманием того, что такое конституирование власти пополо здесь и сейчас

Ясно, что [«Единая Россия»] и гебня ставят на первый вариант, надеясь затем протащить идею, что они убивали при подавлении «опасных фошистов».

При этом местные гранды – вот самая интересная проблема, вообще то ломающая схемы Макиавелли, ибо они в конечном итоге рассчитаны на небольшие социальные сообщества. Для московских грандов, живущих артпроектом им. Ким Чен Ира «гранд смотрит на людей и предметы как на говно», почти все местные гранды, кроме каких-нить миллиардеров – говно, не отличимое от пополо. Т.е. в масштабах империи грандами служит лишь небольшая прослойка живущих в маскве и с ними связанных (типа губеров), ну и верхушка местных губернских силовиков и иерархов [«Единой России»]. Все остальные – пополо. У которых, понятно, есть собственный запрос на местное самоуправление, у грандов он свой, оно у них было до известных джамахерийских инициатив полковника, кстати. Но теперь из всего этого создан пополо, пронизываемый единым гумором освобождения от [пенетрации] мозгов и тушек. И местные гранды не более чем активная часть этого пополо. Т.е. на деле борьба гуморов местных грандов и местного пополо – дело будущего, постреволюционного мира. А пока местные гранды гумор власти могут реализовывать лишь как масковская, детерриториализованная, оккупационная сила. Как часть масковской ассабии, что чревато. Коллаборационистам оккупантов ведь достанутся самые большие шишки. Поэтому перебегание местных грандов на сторону пополо – вот сегодня главный индекс скорости падения дома эшеров».

Видно, что автор понимает различие социального статуса и политических интересов «100 семей» и «1000 семей» в регионе. Если воспользоваться применяемой им флорентийской терминологией Макиавелли, то это противоречие между собственно «грандами» и «жирными пополанами». «100 семей» - это региональные «гранды», жестко завязанные на Империю, а «1000 семей» - это оттесненные на периферию власти «жирные пополаны» (popolo grasso). Последние ради свержения грандов морально готовы возглавить «тощих пополанов», то есть весь остальной гражданский коллектив.

(Кстати, ведь и Галковский про «100 семей» не просто так пишет: это те самые флорентийские «100 консортерий», группировок грандов, каждая из которых имела собственную укрепленную башню во Флоренции)

Как в рамках этой модели выглядит старт «революции»? Очевидно, первый акт - это все же не перебегание «грандов» на сторону народа, а попытка «жирных пополанов» укрепить связь с населением.
Tags: история, революция, социум
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments