Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Category:

14 аспектов ограниченного реального суверенитета

Общее место о «размывании» суверенитета в нашу эпоху часто вызывает путаницу понятий «ограниченный суверенитет» и «мнимый суверенитет». Между тем, ограниченный суверенитет может быть вполне реальным, очерчивая сферу дееспособной автономии данного сообщества в тех или иных аспектах его существования. В эпоху глобализации борьба за «ограниченный реальный суверенитет», даже если он не связан с политической независимостью, отнюдь не теряет свой смысл. Ограниченным суверенитетом сегодня могут пользоваться не только государства, но и регионы, диаспоры, этнокультурные группы. Важно понять, какой «минимальный градус» ограниченного суверенитета все еще делает его реальным.

Любое ограниченно-суверенное сообщество должно добиваться для себя следующих прав и возможностей:

1. Право на ведение переговоров от имени группы с другими группами, с органами государственной власти и международными организациями, для защиты своих групповых интересов. Это фундаментальное право для любой группы: быть субъектом переговоров хотя бы относительно своей собственной судьбы. Это право автоматически подразумевает следующее (№2).

2. Право на легальную самоорганизацию и свободный обмен мнениями в рамках сообщества, что позволяет группе самостоятельно выдвинуть лидеров-переговорщиков, сформировать список приоритетов, а также контролировать и менять лидеров, если они совершают ошибки или предают сообщество. Группа, у которой нет минимальных возможностей самоорганизации, не сможет выдвинуть переговорщиков, а значит, не сможет и вести переговоры, защищать свои интересы.

3. Право на собственный интеллектуальный штаб, который консультирует лидеров группы и разрабатывает ее стратегию.

4. Право на собственную культурно-информационную инфраструктуру, к которой имеют доступ все представители данной группы, и которая контролируется самой группой.

5. Право на контроль за воспроизводством себя как группы. Право на собственную организованную политику в сфере рождаемости, здравоохранения и евгеники (в гуманных рамках), семейной политики, воспитания, образования и профессиональной специализации молодежи. Право определять миграционную политику в местах своего компактного обитания. Это фундаментальный аспект выживания для любой группы, особенно – для этнокультурной. Большинство этнических групп на протяжении большей части истории человечества пользовались этой мерой свободы и суверенитета, и только поэтому выжили и сохранили себя. Даже сегодня группы, обладающие высокой степенью контроля за собственным воспроизводством, показывают позитивную демографическую динамику (если она им выгодна).

6. Право на контроль за социально-этническим окружением в своем локальном местообитании. Для региона оно подразумевается по умолчанию. Любое другое ограниченно-суверенное сообщество должно иметь хотя бы один территориальный анклав («национальный очаг»), где оно устанавливает такие порядки взаимоотношений с другими народами, какие его устраивают. В смешанных местообитаниях группа должна добиваться права регулировать условия обитания на основании компромисса с другими сообществами.

7. Право на владение и управление групповой собственностью, защищенной от рейдерства и экспроприации. Для процветания группы необходимо, чтобы у нее в распоряжении был соразмерный ее численности и ареалу коллективный контроль за некоторым объемом активов, земли, недвижимости, природных ресурсов.

8. Право на собственную систему безопасности, достаточную, чтобы защитить местообитания группы, ее лидеров и ее важнейшие объекты от терроризма и агрессии со стороны других групп. Система безопасности включает в себя как информационно-разведывательную, так и охранную части. Группа имеет право тренировать своих членов на случай катастроф или гражданских неурядиц, а также иметь доступ к оружию.

9. Право на контроль за поставкой или производством жизненно-важных ресурсов, от которых зависит выживание группы в местах ее обитания: продукты питания, водоснабжение, энергия, топливо, жилье, медицина, инфраструктура транспорта и коммуникации.

10. Право на охрану экологии своего местообитания: возможность для группы своими силами защищать чистоту и здоровье воды, земли, воздуха, пищи. Право на доступ к ландшафтным и рекреационным ресурсам в местах своего обитания (парки, реки, леса и т.п.)

11. Право на исключительный контроль за хотя бы одним продвинутым предприятием или институтом, которое находится на переднем крае науки и технологии в одной из перспективных для будущего отраслей. Это позволяет группе быть важной и востребованной частью человечества, которой есть чем поделиться с другими продвинутыми сообществами.

12. Право на доступ к перспективным и престижным социально-экономическим нишам, которые контролируются «объемлющим» обществом (государственным, международным).

13. Право на контроль за частью медийных ресурсов «объемлющего» общества (государственного, международного), позволяющего группе доносить свою позицию до остального общества, защищать себя от «черного пиара».

14. Право на участие представителей группы в вышестоящих органах управления (национальных или международных), которые могут оказать влияние на судьбу группы. Группа имеет право быть представленной в органах власти и полицейских органах «объемлющего» общества, в степени, необходимой, чтобы блокировать рейдерство и притеснения со стороны иных групп.
Tags: регионализм, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments