?

Log in

No account? Create an account

культурогония и культургия

Previous Entry Share Flag Next Entry
Сословный интерес?
гоню телегу
kornev
Любопытная мысль в одном из старых (2004 г.) интервью Галковского.

«"ДЛ". Каково место интеллигента, интеллектуала в нынешней России?

Д.Г. Мне кажется, местная интеллигенция до сих пор не доросла до осознания собственных корпоративных интересов. Интеллигенты разобщены, их профсоюзы находятся в зачаточном состоянии. Нормы эксплуатации интеллигентов в нашем обществе чудовищны. Преподаватель вуза зарабатывает в десятки раз меньше западных коллег, при этом ещё говорится, что он должен быть БЛАГОДАРЕН за это. Как следствие, в вузах процветает взяточничество. Какие-то деньги преподаватели зарабатывают, но чувствуют себя воришками на птичьих правах.

А что если бы, например, в Москве взять и подговорить студентов, сделать АКЦИЮ. Серьёзно, по-молодёжному. Например, перебить все мерседесы ломами в радиусе пятиста метров от мэрии. Прокатить на тачке до Москва-реки пару десятков чиновников. Забросать Путина тухлыми помидорами во время очередной встречи со студентами. Не как фарс провокатора Лимонова, а по делу, серьёзно: требуем то-то и то-то. Не сделаете, БУДЕМ МСТИТЬ. За права борются.

Гражданское общество формируется с фундамента личных и корпоративных интересов. Человек, не смогший отстоять личные интересы, не отстоит интересы своего сословия. Человек, не поднявшийся до осознания сословных интересов, не поймёт и не отстоит интересы общенациональные. Политическая жизнь РФ фиктивна и дегенеративна. Прежде чем говорить о правах "левых" и "правых", "либералов" и "демократов", надо поучиться на отстаивании интересов сословных».

Разумеется, мыслитель здесь не подстрекает студентов к каким-то деструктивным акциям, а лишь утрирует идею, чтобы выразить ее более выпукло и доходчиво (все неэкстремисты понимают, что вместо «перебить мерседесы» нужно читать «улучшить их дизайн посредством дружелюбных граффити», чиновников нужно пригласить в сауну, а помидоры Путину должны быть преподнесены на золоченом блюде с хлебом-солью). Суть проблемы в другом: действительно ли «Марш» в защиту интересов конкретной социальной группы - более эффективное деяние, чем такой же «Марш» под общезначимыми лозунгами «Банду имярека к суду» и т.п.?

На первый взгляд, «узко-эгоистичное» требование студентов повысить стипендии и зарплаты преподавателям выглядит менее выигрышным. Другие группы населения могут не понять такой «эгоизм», речистые оборзеватели будут рассуждать по ящику о «популизме» и «иждивенческих настроениях». Но есть и значительный плюс. «Несогласные» всерьез интересуют только людей, уже политизированных, а остальные – максимум проявляют слабое сочувствие избиваемым. Тогда как за «студентов» будет болеть душа у целой социальной группы. Речь идет о кровных интересах миллионов людей, явно выраженное презрение к которым они не забудут. Разогнать «несогласных» можно как «политиканов», «агентов ЦРУ». Разгонять студентов и профессоров, борющихся за сословные интересы, придется именно как студентов и профессоров. Т.е. власти придется ссориться с реально существующей группой, подрывать свой имидж в глазах миллионов людей, дискредитировать своих агентов влияния в этих группах. А самое главное, что такая «конкретная» борьба, даже безуспешная, способствует прогрессирующей консолидации данного сословия, проявлению и «тестированию» его формальных и неформальных лидеров.

Любопытно, что недавно получила практическое развитие другая идея Галковского, выраженная в этом интервью (возбуждение уголовного дела против организаторов выставки «Осторожно религия»).


  • 1
фактически, нормальные партии во многом образуются на базе таких вот сословных интересов.

Об этом и речь. Но у нас пока только одна "нормальная" партия - создана на основе сословных интересов чиновничества и околовластного бизнеса.

Не напомните, чем там борьба шахтёров за сословные интересы закончилась в начале 90-х?

Шахтеры при Горбачеве получили все, что хотели, и даже больше. Хотя миф о том, что они развалили Союз – это позднейший черный пиар.

Проблема Союза как раз в том и состояла, что там кроме партноменклатуры и шахтеров все остальные сословия оказались пассивным стадом, что и обусловило слабость гражданского общества. Ограбление народных масс России в 90е гг. прошло так легко, потому что советские сословия не существовали как субъекты политики, а были атомизированными стадами, в том числе военные, интеллигенция, большинство рабочих, крестьяне.

Шахтеры в 1998 г. тоже остались в одиночестве, а один в поле не воин. Хотя даже в одиночку они произвели впечатление. Вот характерные публикации тех лет:
http://zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/98/238/33.html
http://www.conservator.ru/lib/msokol/1998/077.shtml

Поймите одну вещь: общество может влиять на что-то, только если оно организовано, структурировано. Само по себе политическое представительство не обеспечивает защиту интересов избирателей. «Представителей» и «выразителей» нужно «держать за яйца». А стадом, «вечем» это делать нельзя. Люди должны быть организованы помимо этих «представителей». И тут есть два принципа: сословно-профессиональный («профсоюз в цехе») и локально-территориальный («община избирает шерифа»). Суть в самоуправлении, которое последовательно, без нарушений, проводится снизу вверх. Грубо говоря, любая власть должна вырастать снизу, начиная с уровня, где «лидеру» могут буквально «начистить рыло» за неадекватное поведение. А иначе получится «вертикаль», которая никому не подотчетна.

Кое в чём Вы правы, но важные части пропущены. Перестройка как раз и была мощным всплеском "сословных интересов" от шахтёров, которые "получили всё при Горбачёве" (но надолго этого не хватило) до интеллигентов, которые возмущались тем, что шахтёрам платят больше. Но больше всего различные советские сословия возмущались аппаратчиками, которые ездили на чёрных волгах и имели госдачи. Чем закончилась эта "сословная возня" хорошо известно.

Так вот: призыв "расти от своих корней" в надежде со временем превратится в высокую пальму очень выгоден газонокосильщикам, которые вот уже "триста лет" вначале поливают травку такими "корневыми настроениями", а как только немного отрастёт---скашивают верхушку.

Уж по крайней мере интеллигенции должно хватать мозгов не сводить всё к сословному интересу, а уметь его включать в более широкую перспективу целого общества, народа, страны. Иначе всё будет как Вы описали: "сословия не будут субъектами политики, а атомизированными стадами". И управлять ими будут те, кто видит "всю картинку".

Никаких общесословных партий в эпоху перестройки не родилось. Были выкрики одиночек и небольших группировок от имени сословий. Т.е. сословной самоорганизации не произошло (а именно о ней говорит Галковский). Если Вы всерьез думаете, что Союз развалила нелюбовь народа к номенклатуре, и что противоположное чувство могло бы изменить ситуацию – то флаг в руки. Результат говорит об обратном: номенклатура преспокойно «разобрала» и поделила страну, пользуясь своей монополией на субъектность, и что там «народ» (т.е. неорганизованная масса) при этом о них думала – ей глубоко наплевать.

Никто не будет спорить, что сложившиеся и имеющие возможность влиять на общество сословные объединения должны учитывать всю перспективу, а не только собственный интерес. Но чтобы иметь возможность такого «умного» влияния, они должны существовать как субъект политики. Странно, что последние десятилетия не научили Вас одной простой вещи: сколь угодно умные и правильные мнения миллионов людей ничего не стоят, если эти люди не организованы.

Почему речь идет именно о сословиях, а не просто «возьмемся за руки друзья»? Потому что в случае сословий полдела уже сделано. Люди уже как-то связаны друг с другом, мыслят примерно одинаково, имеют общие интересы, легче могут договориться о том, что приоритетно, выработать первичный набор задач. Наконец, они, как профессионалы в своем деле, адекватно видят хотя бы часть «картинки» - в отличие от визионеров, которые думают, что обладают неким целостным и полным знанием, а на деле – замкнулись в сугубо личных иллюзиях.

> номенклатура преспокойно «разобрала» и поделила страну, пользуясь своей монополией на субъектность
Одной из техник этого и было дробление "советского народа" на "сословия" уткнувшиеся в корыта своего материального интереса.

"Отстравивание земства" по Солженицину намного лучшая альтернатива в России, чем средневековый цеховизм.

"Интеллигенты" разобщены не только "в головах". О какой сословности, корпоративности, профессиональной солидарности и т.д. может идти речь, когда у разобщения есть вполне реальные основания, реальные противоречия интересов? Что общего у университетских преподавателей, экспертного сообщества, "социогуманитарных мыслителей", администраторов вузов, аспирантов и проч.? Что общего - у сотрудников государственных и коммерческих вузов? И это - не говоря о людях интеллектуальных профессий, работающих "на рынок", занятых в политконсалтинге и проч.

И какие же фундаментальные противоречия разделяют, скажем, экспертов, вузовских аспирантов и школьных учителей? Впору им начать друг с другом войну на истребление? Мне кажется, с точки зрения масштабов социума, разница интересов ничтожна. Все Вами перечисленные попадают в одну ячейку экономической классификации, примерно такую: «квалифицированные наемные работники и фрилансеры, из сегмента сферы услуг, связанного со знанием и информацией». Задумайтесь, если принять Вашу логику, то бизнесмены и корпорации вообще никогда не смогли бы договориться, ведь у них пирог для дележа куда больше. Речь идет о колоссальных ресурсах и власти, за которые они друг друга поедают и убивают. А между тем, мы видим, что деловое сообщество во всех развитых странах способно в ключевых вопросах преодолевать внутренние конфликты и совместно давить на правительство, формировать выгодное ему общественное мнение и т.п. Хотя формально оно может быть разделено на несколько партий (даже если и не формально: все-таки 2-3 партии это одно, а неорганизованная масса - другое). Даже долбанные преступники, криминал, гопота уголовная с выжженными мозгами, и те способны консолидироваться и навести некий «порядок» в своей среде. У работников интеллектуальной сферы противоречие интересов заведомо меньше, чем у буржуинов или мафиозных кланов. Неспособность к выработке солидарной позиции – это именно свойство сознания, на уровне свифтовской борьбы тупоконечников и остроконечников.

Я прочел интервью с Галковским.
Мои впечатления о нем вполне подтвердились.

"Основное чувство, которое было у меня в молодости —
чувство гнетущего страха."

"Я себя всегда чувствовал лидером, вёл себя как лидер и,
наверное, был лидером. Но это "моя личная трагедия".

А вот как он относится к своему сословию.
"Ещё раз повторяю, ТУДА БЕЗДАРНЫМ СВОЛОЧАМ И ДОРОГА."

Подросток Достоевского.
Человек с таким эмоциональным фоном может быть интеллектуалом,
но не может защищать групповых интересов, и соответствовать
своему положительному идеалу правильного гражданина.

А, главное, страх и агрессия искажают интеллектуальный продукт,
приводят к построению параноидальной картины мира.

Его положительная программа интеграции общества вполне разумная,
целиком опирается на опыт его любимой Англии и Голандии прощлых веков,
и совсем не работает в нынешней России.

Для того, чтобы эта программа могла работать,
нужна другая плотность населения, другие скорости коммуникации и перемещения,
нужно общество, в котром гораздо меньше этажей.

В развитых обществах, где живут люди, умеющие защищать свои и групповые
интересы, в 20м веке люди несколько раз в жизни меняют город проживания
и даже профессию. Очевидно, что такая скорость цивилизации не способствует
медленному образованию крупных формаций из общин.
Мировая монополия (Микрософт или Гугл) вырастает из ничего за 20 лет.
Микрософт заставит всех знать по-анлийски за пару поколений.
Это очень быстрый и сильный цивилизационный шок.

Предложение профессорам подговорить студентов крушить мерседесы,
не является провокацией только по-тому, что совершенно нелепо.
В 68м году студенты крущили машины не за своих профессоров,
а за свободную любовь. И это происходило в обществе гораздо более
витальном и незапуганном, чем наше.

Лимонов, которого Галковский называет провокатором,
гораздо смелее, отвественнее, а главное честнее, чем Галковский.
У него здоровая психика, семья, дети, друзья, заработок своим трудом.
Я уже не говорю про хорошие стихи.
Я не читал его публицистики, но он точно не ксенофоб,
в отличие от Галковского.

И хотя я либерал, Лимонов мне гораздо симпатичнее, чем Галковский.


О душевном здоровье Лимонова ничего сказать не могу, т.к. не знаком с его лечащим врачом.

Дискутировать о личных качествах Галковского тоже не буду, эта тема - «боян». Ограничимся констатацией личных оценок: я выразил свое мнение, вы выразили свое в пределах приличия, за что и спасибо.

Основное ролевое различие между Галковским и Лимоновым: первый – врач, а второй - пациент. А кто же любит своего врача?

По поводу обвинений Галковского в ксенофобии, сразу вспоминается универсальное обвинение в «фашизме». Как правило, это свидетельствует об исчерпанности рациональных аргументов и переходе к флейму. Причем «ксенофобия» еще злее «фашизма»: очень часто люди, употребляющие этот ярлык, сами являются не просто ксенофобами, а зоологическими ксенофобами-каннибалами. Кстати, найдутся люди, которые заклеймят Вас в ксенофобии уже за факт нелюбви к Галковскому и неверия в его гениальность )

Что касается рациональной части, «новые веяния, цивилизационный шок», то как раз наше время радикально ускорило процессы самоорганизации за счет развития коммуникаций. Новые сообщества, сети, общины, ассоциации, в том числе глобального масштаба, плодятся как кролики под любым предлогом: социальным, этнокультурным, сексуальным, и лидер здесь, кстати, именно США (полистайте американские журналы по культурной антропологии и городской этнографии). К тому же, важный момент: кооперация профессионалов - это нечто иное, чем традиционная община. Для этого не нужно притираться друг к другу столетиями. А Галковский говорит именно об этом.

В то же время, современные кочевники – это все-таки меньшинство. Существует огромное количество укорененных людей, которые живут всю жизнь в одном и том же регионе, в одном городе. Так что локальные общины тоже возможны.

Я не каннибал, честное слово.
И думаю, что у слова 'ксенофобия' есть содержательный смысл.
Его можно использовать и не как ярлык, а по-назначению.

Мне, как и Вам понятно, что российское общество разрознено и атомизировано и это плохо.
В обществе мало горизонтальных и вертикальных связей и это плохо.
Есть простое объяснеие - наша история.
Мы очень долго убивали друг друга и доносили друг на друга.
Очень низкий уровень взаимного доверия (Аузан).

В тридцатые годы был период, когда чекисты сажали за принадлежность к любой
общественной организации. Филателистов, лицеистов и т.д.
Главным способом общественной жизни были насильственные собрания и пятиминутки ненависти.

В такой ситуации призыв 'объединятесь в группы' не эффективен.
Особенно 'объединятесь против своих врагов'.

Кроме того для того, чтобу объедиряться нужны общие ценности - культурные, религиозные,
недвижимость, профессиональная этика и т.д.

По мере обретения таких ценностей и увеличения уровня доверия
появятся общественные связи. Все образцы и модели для этого есть.

Возможно полезнее призывать больше доверять друг другу т.е. всем.
Или просто обогащаться - будут экномические и культурные интересы - будем их защищать.

Иными словами, я думаю, что распространенные теперь попытки обьединить людей
вокруг общего врага ослабляют общественные связи, а не усиливают их.

Особенно разрушительна для общественного доверия идея ТАЙНОГО врага.
Тут уж начнешь шарахаться от любой тени.


По-вашему, эти общие ценности и смыслы сформируются сами собой? Попытка самоорганизации, общего дела – главный катализатор для формирования общей идейной платформы и взаимного доверия.

По поводу «поисков врага» - мимо цели. Пафос Галковского в процитированном отрывке как раз и заключается в том, пора оставить абстрактные темы типа «борьба с Америкой», «обличение русского фашизма», «сетования на нашу историческую ущербность» и сосредоточиться на прикладных позитивных целях, где от тебя что-то зависит. Первый шаг: сформулировать и научиться солидарно защищать собственные жизненные, профессионально-сословные интересы.

Кстати, откуда Вы взяли, что он призывает «объединяться в группы»? Здесь другая логика: вырабатывать солидарное поведение, используя уже готовые форматы коммуникации, существующие в профессиональных сообществах, и опираться на уже существующих признанных лидеров и авторитетов (вменяемых и готовых к такой роли). К примеру, у ученых в сфере точных и естественных наук есть уже «готовый» лидер и центр кристаллизации – Алферов (высший «нобелевский» статус + вкус к общественной деятельности). То, что они до сих пор не «выстроились за ним клином» и не «пристегнули» к этому клину своих студентов - показатель незрелости (социальной глупости). А то, что Алферов состоит в КПРФ на положении «члена», а не «работает» с ней (и другими партиями) в качестве независимого лидера профессионального сообщества – это «странность» самого Алферова (т.к. реально уменьшает его возможности влияния на умы).

Про 37 год Вы явно «загнули». Для ныне активных поколений это предыстория, с которой они знакомятся по художественной литературе и плохим кинофильмам (=«Эпоха Ришелье во Франции»). Есть, конечно, исключение – особо пострадавшие семьи, где до сих пор культивируется испуг. В историческом плане, больше вопросов вызывает красный террор 1917-1934 года. Кстати, различных общественных организаций (включая филателистов) сегодня десятки тысяч. И большинство из них никто не «прессует».

Если Вы считаете, что «долго кого-то убивали», то это серьезная проблема – Ваша личная проблема. Завязывайте с этим! Я, например, никого не убивал, тем более «долго», то же могу сказать о моих родителях. И подавляющее большинство наших сограждан в таких делах тоже не отмечены.

Социальная глупость или нечистая совесть

Мне кажется, Вы сильно недооцениваете роль эмоций и памяти в общественных процессах
и в управлении этими процессами.

Я думаю, что логика у всех людей работает надежно, как арифмометр.
Но сразу ломается, как только в дело вступает малейшая эмоция или интерес.
Основной источник отрицательных эмоций это травматический опыт в прошлом.
Люди часто забывают такой опыт, но несут его последствия
как склонность быть жертвой и/или насильником, как саморазрушительные привычки,
как немотивированные страхи и агрессию.
Осознание травматического опыта освобождает от последствий.

То же самое с народом. У народа есть память - писаная история -
и есть вытесненая память - спецхраны.
Гражданская война, террор, германская вйона, в которой своих не жалели -
это не Ришелье, эти архивы в большой степени по-прежнему под замком.
Историки конечно знают эту историю, но не все и не подробно.
А до учебников эта история пока не дошла.
Как Вы думаете, многие ли русские люди знают, про военные учения в 50х,
когда целую дивизию прогнали по следам атомного взрыва ?
Люди не склонны расказывать своим детям про свои жестокости и свои унижения.
Фронтовики не любят рассказывать про войну.

В результате весь этот ужас остается в душе, а история вроде нормальная, не хуже других.
Неосознаное нацией прошлое приводит к саморазрушению
(самогон, засекреченная экология, насилие в армии, милиции, 10 лет за буханку хлеба,
стафилокок в роддомах, дурные лидеры и т.п.)

Есть поразительный факт - немцев не ненавидят ни в мире ни в России.
Потому, что их заставили открыть все архивы и долго изучать в школе все подробности.
Ну и конечно, они не пьют ядовитых жидкостей и у них бесплатное высшее образование.

Российская история это моя личная проблема (не семейная), потому,
что мой народ колбасит, потому, что любой манипулятор может за пять минут
раскрутить национальную истерику на ровном месте, и стравить нас с соседями,
потому, что здоровые и умные все больше отъезжают в силиконовую долину
русская филология, история и поэзия перемещаются на американские кафедры ну и т.д.

Поэтому я больше обращаю внимание на эмоциональную составляющую общественных
текстов, чем на 'рациональную'. Все рациональные идеи сформулированы давным давно.
Важно как их фильтруют общественые эмоции.

Re: Социальная глупость или нечистая совесть

Ну, про военные учения знают многие, т.к. целый фильм по ящику показывали. Про красный террор и военные потери все уши прожужжали. Точно также все осведомлены и о коррупции, и о вымирании, и об утечке умов т.п. , причем многие знают это все на собственной шкуре. Но это знание не ведет к действию. Почему? Потому что слишком много эмоций? Сомневаюсь. Потому что нет гражданской культуры, т.е. культуры самоорганизовываться, все сидят прижукнувшись и "осуждают" на кухне. За последние 15 лет, по разным оценкам, вымерло от 10 до 15 миллионов русских, и виной этому отнюдь не избыток эмоций. Вымирают тихо, не бунтуя, без эмоций, беспрекословно выполняя все приказы власти. Пора уж и эмоциям проявиться. Важно только, чтобы они были направлены в правильную сторону. Галковский в этом плане – идеальный доктор.

Национальные интересы русских

Жаль, что моя психоаналитическая метафара Вам ничего не говорит.

Я попробовал встать на позицию защиты интересов русской общины России.

Так вот первый наш интерес это пополнить наше население из-за рубежа.
То, что нам жизнено необходима иммиграция известно из двух источников :
демографы и экономисты точно знают, что нашей экономике не хватает
трудовых ресурсов и что этот дефицит будет расти быстрее, чем мы успеваем
ассимилировать приезжих.
Кроме того, невидимая рука рынка дает работу огромному числу иммигрантов -
строителям, врачам, крестьянам, журналистам, бизнесменам и т.д.
Конечно хотелось бы, что бы русских было побольше и качеством по-лучше.
Экономисты и демографы знают, что невозможно стимулировать рождаемость
ни доплатами на детей, ни запретами аббортов, ни вообще никак.
Можно было бы заняться сбережением тех кого уже родили и повышением
их квалификации (медицина, образование, армия и многое другое).
Но даже если начать завтра, то результаты возможно будут через 10 лет.
А работники нужны уже теперь.
Очень рекомендую прочесть http://www.polit.ru/lectures/2005/01/26/migration.html

Кроме того необходимо так ассимилировать пришлое население, чтобы
оно переняло наши обычаи и главное язык, чтобы уровень межэтнических трений
был терпим.
России требуется миллион иммигрантов в год.
ЕЭС тоже миллион. Америке тоже миллион.
Нам нужно с ними конкурировать за работников и т.д.
Кавказцев скоро перестанет хватать, нам будет мало узбеков и таджиков,
нам нужно будет научиться адаптировать китайцев, индусов, индонезийцев
и африканцев. Это не полемическое преувеличение, это холодная демографическакя
наука.
Для этого нам нужна вменяемая администрация и мало-мальски приличный
общественно-политический климат.
Сейчас ежегодно в Россия отправляет в Таджикистан 300 гробов без опознания.
Таджики норовят уехать в Европу.

Национальный интерес русских заключается в том, чтобы смочь управлять
этим процессом, во избежание разрушительных последствий.

В России нет и не может быть русского землячества. В Литве есть,
в Бразилии есть, в Уганде есть.
Русское землячество в России это правительство.
Нужны разумные лидеры в русской общине.

Конкурируя с Америкой за трудовые ресурсы Европа нянчится с иммигрантами.
Правый Саркози, который утихомиривал арабские беспорядки,
сделал мусульманку министром юстиции.

В скорости и у нас будет министр кореец. Нам нужен гражданский мир
и преуспевающая экономика.
Тогда русский язык останется государственым и в школах будут
упоминать о Гоголе.




Re: Национальные интересы русских

Тему об экономических аспектах массовой инокультурной миграции я разберу в отдельном тексте и дам здесь ссылку. Она слишком сложная и многосторонняя, чтобы сводить ее к сиюминутным экономическим интересам. Лично мне, как и большинству, глубоко наплевать, как там в будущем станут относиться к Гоголю. Пусть даже другой язык изобретут - это их право. Важно, чтобы эта будущая Россия безраздельно принадлежала прямым потомкам ныне живущих в ней людей, в том числе моим и Вашим, а не «постороннему дяде».

Немного о ксенофобии

Что касается обвинения Г. в ксенофобии, то содержательным оно будет только со ссылкой на конкретный факт, при условии четкого и однозначного определения самого понятия «ксенофобии».

В Википедии ключевым элементом «ксенофобии» (см. статью) является «страх перед неизвестным», неприязнь, вызыванная восприятием чужого как «непонятного и непостижимого». Т.е. это ситуация, когда страх и ненависть вызваны искусственными, иллюзорными причинами. Пример ксенофобского высказывания: «Я не люблю чернокожих, потому что черный цвет означает Вселенское Зло». Если причины не иллюзорны, а реальны и доказаны, то нужно искать другое слово. Так, поступок русских, бежавших из Чечни, или армян, бежавших из Азербайджана, или евреев, бежавших от нацистов, ни один человек с нормальной психикой «ксенофобским» не назовет. Не является «ксенофобской» и книга Соколова-Митрича «Нетаджикские девочки, нечеченские мальчики», где рассматриваются реальные, документально подтвержденные факты преступлений представителей этнических меньшинств, совершенных против русского населения.

Другими словами, ксенофобия – это неприязнь, вызванная НЕзнанием или заблуждением. Отношение, сформированное ЗНАНИЕМ, ксенофобией называть некорректно (несмотря на «буквальный» перевод греческого слова).

Уточняющий пример:

Назовете ли Вы "ксенофобией" поведение отца, который (зная кое-какие факты из криминальной хроники и полагаясь на жизненный опыт) не позволяет своей дочери-подростку гулять рядом с общежитием трудовых мигрантов?

Ксенофобия

Конечно же ксенофобия это иррациональный страх перед чуждым.
Но страх редко бывает рациональным.
Ваш пример с прогулками дочери это видимо мысленный эксперимент.
А уменя есть и дочери и сыновья и я опасаюсь любой урлы независимо
от национальности, да и ментов заодно, имея для этого основания.

Разговор об этнической преступности - очень странный.
Можно подумать, что русская преступность Вас не беспокоит.
Мне кажется, что преступные кланы делят територии,друг с другом оговапиваются,
и титульные кланы все-таки сильнее всех прочих и уже срослись с властью.
Реально акцентирование внимание на национальности преступников приводит
к тому, что Вы оказываете поддержку русским преступникам.
Половина (или треть) русских людей одобряют Буданова и Ульмана,
а если и не одобряют, то считают их неподсудными.

Я думаю, что ситуация с ксенофобией хорошо видна на примере футбольных фанатов.
Молодые люди, дефицит физической нагрузки, избыток животного белка,
каких-нибудь нитратов в пище, спиртного, накопившаяся в душе агрессия,
нужно драться, остается выбрать своих и чужих. Динамо и Зенит.

И в Югославии и в Абхазии происходило одно и то же.
Сначала какие-нибудь отморозки с одной стороны совершают чудовищное преступление по отношению к другой общине, все граждане встают под ружье,
после этого отморзки с другой стороны тоже выходят на сцену,
начинается резня, в которой большинство просто защищают свои семьи
или мстят за них.
И в результате обе общины деградируют и ни за что уже не выдадут на суд
своих отморозков. И еще несколько поколений будут ненавидеть не своих
отморозков, а соседнюю общину. Подо всем этим лежат какие-нибудь
объективные причины (например, кто-то третий занялся геополитикой),
но ничего рационального во всем этом нет.
И все это происходит от того, что люди поддаются на призывы
различать по национальному признаку, а не по этическому, к примеру.
Хорваты и сербы (большинство из них неверующие)отличаются от друг от друга вообще только алфавитом.
Экономические противоречия налицо, этническая преступность присутствует.
В результате священная война, разрушеные древние памятники архитектуры,
массовое бегство населения, незаживающие раны в душах, упадок экономики
и культуры на десятилетия и реальная угроза того,
что сербско-хорватский язык не сохранится в глобализованом мире.
Очень рационально. Никакой ксенофобии.

Re: Ксенофобия

Нет, пример с общежитием мигрантов – вполне реальный. И дело не в иррациональности или в ненависти к таджикам, а в элементарной ОСТОРОЖНОСТИ. Есть риск, есть возможность снизить риск – все абсолютно рационально. Тусующиеся «автохтонные» подростки, даже из социальных низов, для девушки – это объективно меньший риск, чем группа мигрантов.

По поводу приписываемой мне поддержки русских преступников – пожалуйста, факты в студию. Процессы Ульмана и т.д. – это урок «силовикам», которые надеются, что бездумная служба нынешним правителям им что-то гарантирует. Кто прав, кто виноват – судить не могу, т.к. не знаком с подробностями дела. Но если людей похитили, а мнение суда присяжных дважды проигнорировали, то это плохой прецедент для всех. То же самое могут сделать с кем угодно и по любому поводу.

По поводу Югославии, Ваш пафос понятен, многое верно, но корреляция преступности с этно-культурными и социальными параметрами – это не миф, а реальность (см. ниже). Закрывать глаза на объективно существующие межэтнические противоречия - это значить накапливать «пар» и провоцировать конфликт. Проблемы, которые вылились в югославский конфликт, как раз и накопились за время СФРЮ, когда на обсуждение конфликтных тем было наложено табу. Именно это сегодня происходит в России, когда «политкорректность» в отношении одних утверждается за счет безопасности других. А Вы по сути присоединяетесь к политике властей и требуете от этих других односторонних жертв в пользу внешне благостной картинки. Т.е. вместо выхода из ситуации предлагаете «голову в песок» и пустую риторику, которая не успокоит людей, чувствующих себя ущемленными. А самое главное, что Ваши слова не имеют адресата. Атомизированную массу («футбольных фанатов») поучать бесполезно, а как политический субъект, с признанными и вменяемыми лидерами, русские сегодня не существуют. Последнее и нужно менять.

Один из классических примеров этнокультурной корреляции – когда люди, привыкшие жить в более простом обществе, переселяются в современную городскую среду. Многие из прежде нормальных поведенческих привычек в новой ситуации становятся криминальным поведением: кровная месть, круговая порука, допустимость и (даже желательность) агрессии к «чужакам», солидарное давление на соседей и конкурентов и т.п. Или, например, человек постоянно таскает с собой нож, пускает его вход по малейшему поводу, пристает к женщинам, которых не защищает клановая мораль и т.п. Или когда руководство этнической общины укрывает преступников, занимается наркоторговлей, рэкетом, коррумпирует органы правопорядка. Разумеется, преступники и мафии встречаются среди всех этносов (кто же спорит), но по отношению к некоторым диаспорам вообще с трудом получится вычленить людей, заведомо не связанных с криминальными лидерами общины и не находящихся от них в зависимости. И если органы правопорядка с этим не справляются, а то и сами участвуют, то ожидать от граждан миролюбия не приходится.

Кстати, в развитых странах органы правопорядка этническую специфику учитывают и «корректируют», хотя и стараются не афишировать. А иногда и не скрывают, как недавно в Австралии. Там власти не побоялись запретить продажу спиртного аборигенам, затруднить им доступ к порно-продукции и ввести контроль за расходованием выплачиваемых им пособий. И причину скрывать не стали: рост сексуального насилия над детьми со стороны аборигенов.

См. http://lenta.ru/news/2007/06/21/ban/

Заметим, что Австралия – не «страна-изгой», а один из примеров процветающего демократического общества.

"Каково место интеллигента, интеллектуала в нынешней Р

Для ответа на вопрос "Каково место интеллигента, интеллектуала в нынешней России?" хорошо бы для начала разобраться с вопросом «а есть ли отличия и каково место интеллигента, интеллектуала вообще в ЛЮБОЙ системе диктата?». Независимо от исторического времени и местоположения на Земле это место интеллектуала определяется его конкретными запросами, потребностями и воспитанной гибкостью души. Вариации этих параметров делают из него и из них весь набор пылких сопутствующих, подпевал, проводников, стойких революционеров, героев, бандитов, палачей и контрдиктатных. И надо ли тут обсуждать, кому и кем суждено быть, почему и как это обычно происходит, когда это самым подробным образом расписано в книге «Эволюция диктата» В.М. Кайтукова (доступной на сайте http://www.philosophyevolution.com/main_ru.htm и на десятках других сайтов)? Если поначалу терминология книги покажется трудной, можно начать знакомство с положением интеллигенции в обществе с лекций В.М. Кайтукова в Физическом институте Академии наук (доступных на сайте http://ellphi.lebedev.ru/12/lekcii.pdf и на десятках других сайтов).
Такое знакомство поможет любознательному читающему определиться со своим местом, а потом и с местом интеллигента, интеллектуала в нынешней России.

Re: "Каково место интеллигента, интеллектуала в нынешне

У нас то вопрос более простой: не сокрушать абстрактный «диктат», а довести положение интеллигенции и других сословий до уровня нормальных развитых стран.

Re: "Каково место интеллигента, интеллектуала в нынешне

Ваш вопрос не простой, и, как видно по ответу, требует более глубокого рассмотрения. Нет того, что вы называете "абстрактным диктатом", организация общества всегда конкретна и ее структура без диктата не бывает. "Сокрушить" диктат нельзя, не заменив его другим. Можно только понять, как он устроен, и определить свое место в нем.
В этой связи задача "довести положение интеллигенции и других сословий до уровня нормальных развитых стран" выглядит так - подправить эту систему диктата, чтобы кнут надсмотрщиков был более гибким. С развитием систем кнут диктата "нормальных развитых стран" действительно меняется, но всегда только в лучшую для него сторону. Сейчас это при желании можно хорошо разглядеть. Вот на это и хотелось обратить внимание обсуждающих.

Re: "Каково место интеллигента, интеллектуала в нынешне

Если "кнут диктата" со временем превращается в пряник, то это можно только приветствовать. Если "диктат" все равно неизбежен, то рациональная постановка задачи - обеспечить наиболее "пряничный" диктат из всех возможных ))

О пряниках

Точнее так, диктат свой неизменный кнут старается выдать за пряник, и воспитанным интеллигентам это может даже нравиться. Диктат всегда обеспечивает себя опорой и кнутами сам и ему незачем выбирать «наиболее "пряничный" диктат из всех возможных». Развиваясь, он выбирает наиболее подходящий и эффективный для себя, скажем, на некоторое время, интроспективный. И, как показано, «усиление интроспективности в структуре подавления прямо ведет к усилению диктата, увеличению его эффективности и жизнеспособности, а следовательно, и к увеличению жизнеспособности и активности социума в целом структурно и функционально». На некоторое время. Это же просто.

  • 1