Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Буйство «прогрессоров» в Средней полосе

Во время дискуссии по предыдущему посту выяснились интересные особенности трактовки темы «Развитие и Прогресс» в мышлении лучших представителей постсоветской интеллигенции.

1) Преобладает отождествление «развития страны» (в любую эпоху) с сугубо промышленным и технологическим прогрессом (тонны угля и стали и т.п.). Люди вышли из сословия советских инженеров и зациклены на исторической ситуации XX века. Впрочем, в наше время ничего плохого в культе науки и техники нет, его привитие массам - лучшее из того, что сделала советская власть с сознанием бывших крестьян. В некотором смысле, это можно рассматривать как этническую особенность современных русских. Плохо лишь, когда такую «религиозность» переносят на эпохи до промышленной революции.

2) В ходе оценки решений исторических деятелей блоггеры исходят в основном из опыта игры «Цивилизация», где перед игроком вообще не встает проблема управления людьми как людьми, т.е. относительно свободными существами с собственными намерениями и ценностями. В реальности подданными нельзя управлять в «ручном режиме» (ибо их миллионы, а не десятки, как в игре), а только через существующий управленческий аппарат, у которого – собственные пределы влияния и собственные «заморочки». Но «цивилизатора» это не волнует. «Правитель Империи» щелкнул пару раз мышкой, перераспределил доходы в пользу «колбочек», перенес побольше людей с ферм и шахт в разряд «ученых», дал указание вместо амбаров и казарм строить в городах университеты и фабрики, - и вот тебе «развитие» широким потоком. «Цивилизатор» изумляется «глупости» российских правителей, которые не додумались обогнать всю планету еще в XVII веке. «Николашка-дурашка не знал, что Прогресс – это хорошо, а застой – плохо!» (Впрочем, есть и иная версия: правители были мудры, а вот «юниты» никуда не годятся. Ну не хочет «русское быдло» жить по человечески. Ему говоришь с высокой трибуны четко и ясно: «Равняйсь, смирно, модернизируйся, быдло!», а оно не понимает, что делать с этим «осмысленным» приказом)

«Прогрессорам» не приходит в голову, что технологическое развитие может быть устойчивым и эндогенным, а не вечно догоняющим и подражательным, только при опоре на соответствующие общественные институты. Даже результаты чисто догоняющего развития жестко ограничены общественными факторами: эффективность аппарата управления (иначе все развалят и разворуют), количество и качество образованного слоя, привычки населения, избыточные трудовые ресурсы (которые пойдут на новые фабрики заводы по доброй воле, а не под плетками надсмотрщиков и не потому, что любая иная экономическая деятельность запрещена). Если выйти за рамки возможностей, задаваемых этими и другими ограничителями, то дополнительные ресурсы, вбуханные в «прогресс», в основном будут уходить в песок. Здесь, как и при учебе в школе, темы должны проходиться в должной последовательности и соизмеряться с возрастом ученика. Попытка наверстать системное отставание «авральными усилиями» в худшем случае обернется посмешищем, типа «Большой Скачок Мао». В лучшем случае - позволит выполнить неотложные задачи, но в итоге приведет к колоссальному перерасходу ресурсов и удару по другим аспектам развития общества, нередко - фатальному.

К примеру, авральная сталинская индустриализация обеспечила выживаемость страны в мировой войне, а в дальнейшем – целый ряд научно-технических достижений. Несмотря на некомпетентность большевиков и ликвидацию большей части прежнего образованного слоя, страна к 70-м гг. в социальном и инфраструктурном плане была похожа развитую и цивилизованную. Но общественные институты, сложившиеся в ходе этого однобокого развития, оказались нежизнеспособными, их гниение мы наблюдаем последние 20 лет. Ускорение индустриального развития было обеспечено такими методами, которые надолго исключили саму возможность формирования институтов, способных сделать это развитие устойчивым. Возвратный откат оказался столь велик, что сегодня в технологическом плане РФ отстает не только от лидеров начала XX века, но и от многих стран, которые в те времена были колониальной окраиной.

Я отнюдь не утверждаю, что в тех конкретных обстоятельствах авральная индустриализация «любой ценой» была не нужна. Это отдельный вопрос. Речь о том, что ее можно оправдывать исключительно ситуацией форс-мажора, когда «счет идет на и минуты», и ничем иным. Понятно, что если большевистская резня и бардак после 1917 г. выбили страну из развития на целое десятилетие, отбросили ее лет на 50 по качеству и количеству образованного слоя, то с этим нужно было что-то делать. Но в качестве нормального и желательного варианта развития «Большие Скачки» не подходят. Разумное правительство будет избегать «Большого Скачка», если к этому есть хоть малейшая возможность, и стараться стимулировать органичное развитие общества (не тянуть ростки из земли, чтобы сделать их «повыше», а поливать и вносить удобрения). Меня удивило, что РИ обвиняют в недостаточном «прогрессистском волюнтаризме» те люди, которые «съели собаку» на обличении советской индустриализации как «глючной», затратной и во многом фиктивной.

Судя по результатам, Романовы проявляли «прогрессистского волюнтаризма» ровно столько, сколько требовалось, а временами – даже чуть больше, чем требовалось («перегибы» Петра). Допустим, технологическое отставание привело Россию в XVIII-XIX вв. к такому серьезному поражению в войне, которое уничтожило страну либо лишило ее возможности развития. Тогда критик был бы вправе сказать: «Недосмотрели. Надо было провести Большой Скачок и заморить в Гулаге миллион человек, чтобы спасти страну (построить дополнительно 100 заводов и 100 шахт, к которым насильно приписаны крепостные, и т.п.) Но Романовы избежали таких поражений. Две крупные войны, которые они все же проиграли (Крымская и Японская), в стратегическом отношении были наступательными и экспансионистскими со стороны России. В этих войнах противники лишь остановили экспансию России по южному (на время) и дальневосточному направлениям. А к концу XIX века русским удалось обеспечить приличные темпы промышленного развития без всяких авралов и гулагов. В Мировой войне Россия выступила вполне достойно и удержала фронт на гораздо более солидном расстоянии от Москвы и Петербурга, чем следующие правители, поклонники «Больших Скачков». Ужасы коллективизации, новое крепостное право и лагерная система труда в промышленности с конца 30-х гг. – это возмездие стране за «прогрессистскую» глупость, проявленную в 1917 году. Отставание от Запада на некоторое время удалось сократить, но тот же самый результат был бы достигнут и при нормальном развитии, если бы Россия выбрала путь не Северной, а Южной Кореи. Без ацтекских жертвоприношений и без сегодняшнего отката в средневековье.

Удивляют также слезы «прогрессистов» о жертвах Крыма и Цусимы, ответственность за которые несет, конечно же, «тупая элита», вовремя не позаботившаяся о «техническом рывке». Однако в те времена равные по масштабу поражения и потери терпели и самые развитые страны мира, сталкиваясь друг с другом. Между тем, у нас перед глазами есть опыт ранне-советской «элиты», которая была зациклена на авральном прогрессе любой ценой, не хотела довольствоваться «полумерами» и ломала через колено жизнь десятков миллионов людей. Большевикам в следующей Мировой войне не только не удалось избежать значительно больших жертв и военных поражений, но и мирную жизнь страны они превратили в концлагерный ад на целые десятилетия. А в конечном итоге у нас нет ни нормальной экономики, ни устойчивого развития, а границы страны ужались до XVII века. «Младотурки-прогрессисты» и их нынешние наследники в итоге потеряли почти все завоевания «отсталых» Романовых. Если «мракобесную» Россию Романовых достойным противником считали такие державы, как Британия, Франция, Германия и Япония, то для «пост-прогрессорской» РФ верх достижений – победа над крошечной Грузией. Кстати, сам факт того, что это была «освободительная война» с родиной Сталина (как итог 90-летнего правления большевиков и их наследников), содержит в себе некоторый юмор истории. «Сталин принял Россию как метрополию Грузии, а оставил как колонию Грузии».

Любопытно, что один из критиков указал на неприемлемость сравнения России и Америки XVII-XIX вв. в аспекте земледельческой колонизации: в Америке де свободное пространство осваивали свободные люди, а в России – беглые рабы и каторжники. Видимо, человек наслушался агитпропа и считает, что американцы – «тупые», поскольку именно американские исследователи нередко проводят такую параллель. «Но раз то же самое говорит и Галковский, то это, конечно же, глупость». Или же человек мало знает историю США, несмотря на свою любовь к этой стране. Не знает, что до середины XVIII в Америке рабство распространялось и на белых, недавних нищих переселенцев из Европы, которые иным образом не могли оплатить переезд на «Родину Свободы». Не знает, что до 60-х гг. XIX века рабовладельческие штаты проявляли такую же активность в колонизации страны, как и свободные штаты. «Миссурийский компромисс» 1820 г. делил еще не освоенную территорию Северной Америки до самого Тихого океана на две части: все, что западнее Миссисипи и южнее 36°30' с. ш., заранее объявлялось территорией рабства. Американцы в 30-е и 40-е гг. XIX века восстановили рабство негров на большинстве земель, отобранных ими у Мексики, где сами мексиканцы рабство отменили еще в 1820-е гг. И если в России сохранение крепостного права можно списать на «деспотизм властей», то рабство на американском Юге сохранялось со всем соблюдением демократических процедур. Т.е. выбор в пользу рабства был добровольным, сознательным решением половины американской нации, которая (в отличие от российских помещиков) была готова отстаивать это решение любой ценой, вплоть до войны со своими согражданами. Знал бы человек историю, не стал бы затрагивать эту щекотливую тему, поскольку оказывается, что Сибирь (избежавшая распространения крепостного права) заселялась как раз свободными людьми, а не рабами и рабовладельцами.

Еще меня удивило, что люди, больше всех клеймящие «совков», сами горазды применять классическую ранне-советскую технологию спора: сначала приписать оппоненту заведомый абсурд, а потом гневно обличать его со всем подобающим моральным пафосом. Говоришь им, что до середины XIX века развитие индустрии было не самым главным фактором, обеспечивающим выживаемость держав и народов, что «контролируемое отставание» было вполне допустимой стратегией, а они автоматически распространяют эту трактовку и на последующие эпохи: «Идиот в XXI веке идет супротив Прогресса!»

Впрочем, безоглядный «техно-культизм», полезный для народа, для умных людей не слишком полезен и в XXI веке. Он побуждает к «простым» решениям, типа «России нужно выделить побольше бюджетных денег на крупные инновационные проекты». Хотя даже младенец понимает, что при нынешнем порядке управления страной 99% этих средств будет разворована, «распилена», пойдет не тем и не туда, достанется Петрикам и колдунам вуду. По большей части – будет просто перекачана за рубеж (см. Роснано и Сколково). При нынешней власти КПД расходования средств тем больше, чем проще и примитивнее задача. Просто раздать бюджетные деньги покупателям отечественных товаров в виде пенсий и зарплат (врачам, педагогам, офицерам), или потратить их на что-то видное невооруженным глазом, типа жилищного строительства, ремонта дорог и инфраструктуры, - будет полезнее для развития страны и экономики, чем вбухать их в распильные «прогрессорские» проекты. Звать сегодня страну «к высотам прогресса» без обязательного требования смены власти и европеизации управленческой сферы может только законченный селигеровский пропагандист. Пусть лучше нынешние, при избытке добрых намерений, строят животноводческие комплексы или открывают «свечные заводики» в малых городах, - это лучшее, что они способны сделать для развития России.
Tags: Российская Империя, история, прогресс, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 39 comments