Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Category:

Триумф китайской интеллократии

Очень интересные рассуждения китаеведа о том, как китайским интеллектуалам удалось себя «поставить», заставить себя уважать, а не быть при чиновных и денежных дураках в роли «сервильных интеллигентишек» (что мы видим и в России, и на Западе). Это можно рассматривать как научный комментарий к тем дилетантским догадкам, которые пришли мне в голову при просмотре китайского сериала «Династия Цинь». Оказывается, китайцы в свое время действительно предприняли максимум усилий, чтобы среди людей, принимающих решения, был максимум интеллектуалов, и чтобы у этих интеллектуалов не было никаких комплексов в отношении обезьян, какими бы регалиями или капиталами эти обезьяны ни располагали. Нынешний триумф Китая - прежде всего результат этой интеллократической традиции.

kosarex : «Китайский интеллектуал обладал несколько иными качествами, чем академический ученый. Да, для него существовала формально конфуцианская мораль и этика, заставлявшая бояться потерять лицо. Однако для него существовало как нечто нормальное право настаивать на жалованье повыше, чем у остального населения Китая. Он нормально воспринимал личное право власти - казнить, допрашивать, конфисковывать и награждать. Он имел право и обязанность, находясь на службе, давить простолюдинов, командовать генералами и полковниками, приказывать купцам, то есть делать вещи, которые обычный правящий класс присваивал себе, а интеллектуалу отводил роль прислуги. Даже самый богатый нувориш Китая в стиле Абрамовича или Дерипаски был обязан гнуть перед ним спину и не надеяться, что за взятку имеет право вертеть им как угодно. Интеллектуал с помощью власти, если он получал должность, всегда мог раздавить нувориша.

…В итоге китайцы больше ценят умных, чем во многих иных странах. Китайские крупные предприниматели часто очень образованны. В эту касту просто нахрапистому нуворишу очень трудно войти. Зато образованные предприниматели легко находят общий язык с образованными партийцами. …Это незримое понимание кто на что способен влияет на скорость развития страны не меньше традиционной китайской предприимчивости. …Поэтому порядочных людей в Китае ценят, а порядочные интеллектуалы всегда внутренне независимы и горды. Их отнюдь не легко разжалобить и провести за нос. К этому остальной мир оказался не готов. Мы привыкли к тому, что интеллектуала легко подавить психологически, как любого интеллигента, если он не хам». (конец цитаты)


Любопытно сравнить все это с книгой американского автора Фрица Рингера «Закат немецких мандаринов. Академическое сообщество в Германии, 1890-1933». Германия – единственная страна Европы, где интеллектуалам удалось добиться статуса, близкого к китайскому, хотя и на иной манер. С этим и было связано то взрывное развитие Германии во второй половине XIX и начале XX века, которым она напугала всех своих имперских конкурентов. С разгромом кайзеровской Германии, интеллократы были низведены на роль обычных «интеллигентишек», что и отражено в названии книги.

Собственно, книга состоит из интересной фактографии, описывающей структуру и настроения германской интеллектуальной элиты, и искусственно пришитой к этому «концепции». Концепция как таковая сводится к единственному слову: «мандарины, ха-ха-ха». Понять задумку автора можно, только если вы разделяете его расистские предрассудки о том, что каждый представитель азиатской расы – не более чем «смешная желтая обезьяна», и поэтому любое сходство с Китаем, находимое в европейской стране, это повод для глумления. Если вы не являетесь упертым расистом, то вам будет трудно понять, зачем автор разбрасывается этими «мандаринами», зачем талдычит на каждой странице десятки раз – «мандарины, мандарины». Заливистый смех мешает автору подумать над тем, что немецкие «мандарины» воспитали европейскую страну, которая в Первую Мировую войну, без колоний и колониальных бонусов, могла 4 года на равных сражаться, почти в одиночку, одновременно со всеми глобальными колониальными империями той эпохи.

Единственное существенное отличие (и слабость) германской модели от китайской в том, что сами ее носители в конечном счете смешали «интеллократию» с «идеократией» (и это очень хорошо показывает Фриц Рингер). Конечным итогом этого «грехопадения» стал гитлеризм. Между тем, эта косвенная уступка плебейщине совершенно недопустима. «Идеократом» может быть любой тупица с нулевым IQ, попугайски орущий о некоторой вычитанной «идее». Не случайно германо-китайская концепция «интеллократии» в России была воспринята именно в ублюдочном формате «идеократии». Такие, в конечном итоге, погубили сначала Российскую Империю, а потом и свой СССР. Кстати, Платон, если вспомнить его фейс-контроль на входе в академию («Не геометр да не войдет»), в практической плоскости был именно «интеллократом», а не «идеократом». Понятно, что по большому счету не в «геометрии» суть, а в том, что человек, неспособный усвоить даже геометрию, скорее всего является тупицей.

Если верить мыслителям, утверждающим, что китайской цивилизации не 5 тысяч лет, а всего 500, причем ее основы подсказаны европейскими спецами (иезуитами), тогда вообще пресловутое «мандаринство» - это не «китайщина», а чистейшая «европейщина». Просто в коренной Европе разгуляться интеллократии мешали тупые феодалы и толстозадые купчики, цепко держащие власть в своих корявых рученках. А в Китае европейские инструкторы имели «чистый лист». Так что Китай XVIII века, с его госэкзаменами для чиновников и «мандаринством», - это даже более «чистая» Европа, чем сама Европа, которую в те времена держала за горло собственная феодально-купеческая «Азия» (ибо и феодал, и торговец, и даже банкир – это вполне интернациональные азиатские типажи, ничего «исключительно европейского» в них нет).

Интересно, что СССР чисто технически (по ресурсам) имел полную возможность развиваться далее (и преуспеть) по китайскому образцу. Под «китайским образцом» я здесь понимаю именно интеллократию, а не то, что любят ставить в пример колхозные теоретики из КПРФ. Надо было с конца 60-х гг. ставить на все начальственные должности СССР исключительно выпускников МФТИ, как самого «мандаринского» вуза той эпохи, где был наиболее жесткий отбор по интеллекту и по способности решать интеллектуальные задачи. Причем суровую физико-математическую программу этого вуза надо было при этом не ослаблять, а наоборот, ужесточать по максимуму, чтобы в элиту не смогли проскользнуть люди с низким IQ и не приученные к систематической интеллектуальной работе.

Конечно, физико-математический и технический интеллект однобок, однако это все же лучше, чем ничего. Фишка в том, что достаточно высокий интеллектуальный барьер могут преодолеть только люди, у которых интеллектуализм встроен в мотивацию, которые по самому своему психическому устройству в наибольшей степени удалились от «обезьяны». Таким людям и нужно давать в руки власть и ресурсы, из них и нужно лепить новую элиту в XXI веке, отправляя старую чистить сортиры. Поскольку гуманитарные и общественные науки в СССР были по сути разрушены и наполнены идиотами-идеократами, то иного выбора не было. В конечном счете, китайская и немецкая интеллократии тоже были однобоки, с креном в гуманитарные науки, а это даже хуже по условиям технической эры. Разумеется, по идеологическим и политическим причинам трансформация СССР в интеллократию была невозможна. Не для того авторы советского проекта уничтожали русский образованный слой, чтобы в итоге позволить этой стране серьезно поумнеть и обзавестись приличным руководством.
Tags: интеллигенция, социум
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 39 comments