Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Национал-демократия как «партия бюргеров и хомяков»

В последнее время приходится слышать разговоры, что вот де Крылов, Холмогоров, Навальный и прочие «обычные» национал-державники перехватили бренд национал-демократии, в котором они ничего не понимают и который по праву принадлежит тем, кто впервые принес его в российскую политику. А именно: Широпаеву, Лазоренко, Пожарскому и прочим знаменитым «крокодилистам» из НДА. Я же утверждаю, что переход бренда «национал-демократия» к «Крылову и Холмогорову» это не только вполне предсказуемое, но и абсолютно органичное явление.

Национал-демократия по сути своей - политическая доктрина нормального европейского обывателя, бюргера, который желает цивилизованной спокойной жизни на собственной земле. В ней нет ничего «революционного», ничего эпатажного, ничего «антибуржуазного», ничего «каиновского» и «манфредовского». Публичными лидерами этого движения должны быть «уютные» люди без лишних фантазий, воплощающие в своей жизни идеал нормального бюргера. Ни Широпаев, ни Лазаренко, ни тем более Яроврат с Витухновской в эту картину не вписываются. Это все нонконформисты, гении, поэты революции, потенциальные основатели религий и сект, люди «с фантазией».

А вот для сравнения Крылов, в меру упитанный сангвиничный мужчина, бюргер и прагматик, воспитывает дочерей. Он идеальный нацдем. Или вот Холмогоров, с его позитивной окладистой внешностью, бюргер и оппортунист (в хорошем национал-демократическом смысле слова), воспитывает четверых детей. Тоже идеальный нацдем. Или вот Навальный, бюргер и реалист (несмотря на то, что ему навязывают имидж необузданного революционера), хороший семьянин, воспитывает двоих детей. Он даже более идеальный нацдем, чем Крылов с Холмогоровым, потому что последние все-таки не без фантазии, хотя и стараются перенаправить ее в безобидное русло беллетристики («Атомное православие» и т.п.).

Проблема НДА в том, что нормальный бюргер, заказчик национал-демократии, таких людей, как Широпаев и Витухновская, должен бояться как огня, видеть в них не только угрозу своему бюргерскому покою, но и поругание своего здравого смысла. Вспомним, что Яроврат (тоже «не хомячок» и тоже один из «правообладателей» бренда) ушел из нацдемов именно по причине смертельной скуки: захотелось чего-то поострее. Эта скука в отношении истинно-бюргерского содержания национал-демократии просматривается и у лидеров НДА, иначе трудно объяснить их приверженность к эпатирующим темам и доктринам, вызывающим непонимание у типичного русского бюргера.

Возьмем, к примеру, недавнюю отповедь Широпаева по поводу референдума о статусе русского языка в Латвии. Нормальному бюргеру этот доктринерский идеализм глубоко чужд и не симпатичен. Русский бюргер поддержит государственный статус русского языка не только в Латвии, но и во Франции, в Германии и в любой другой стране мира, даже не имея никаких симпатий к тамошним русскоязычным диаспорам. Поддержит просто из соображений комфорта. Это ведь очень удобно, когда приезжаешь в страну, а там все надписи дублируются на русском, а все чиновники обязаны понимать русскую речь. В отличие от Широпаева, заплутавшего в идеологических дебрях, русский бюргер привык искать везде свой реальный интерес. В позиции Широпаева его возмущает готовность жертвовать этим его личным и национальным интересом ради идеологического пуризма.

В этом смысле русский бюргер не видит разницы между нацдемом Широпаевым, призывающим русских приносить жертвы ради некоей «правильной» идеологии, и государственником Кургиняном, призывающим русских жертвовать своими интересами ради каких-то иных благоглупостей. Логика в обоих случаях одна и та же: русские должны чем-то жертвовать ради других. Кургинян считает, что ради потомков совковой номенклатуры, Широпаев - что ради латышей, западенцев и т.п. Но в главном они сходятся: это навязывание русским комплекса вины перед кем-то внешним и принуждение к сервильной позиции, дабы заслужить от этого внешнего себе прощение. «Простите нас, латыши, за то, что ваши латышские стрелки убивали нашу русскую интеллигенцию во время Гражданской войны, а потом геноцидили наших русских крестьян, восстававших против большевизма».

Фигурально выражаясь, с точки зрения Широпаева обыватель национал-демократ должен пожертвовать ради счастья латышей свои последние кальсоны, а вслед за ними - и яйца, которые отмерзнут на морозе. А с точки зрения обывателя, наоборот, национал-демократия нужна для того, чтобы добропорядочный бюргер всегда был обеспечен теплыми кальсонами и бутербродом с икорочкой, и не боялся, что у него это кто-то отнимет. А миссия национальных политиков - не снимать последние кальсоны со своих, а наоборот, отрывать яйца тем, кто это пытается сделать.

Впрочем, экстрим, возвещаемый лидерами НДА, зачастую является калькой с современного евронационализма. Люди не понимают, что евронационалисты тоже подстраиваются под своего бюргера, просто он там несколько более «продвинут». Вот Пим Фортейн, к примеру, был открытым геем, и голландских националистов это ничуть не смущает. Но только потому, что средний голландский бюргер не является воинствующим гомофобом. Серьезные политики не будут эпатировать свою социальную базу. Но многих российских политиков такой подход не устраивает. Они меньше всего хотят подстраиваться под мнение бюргеров, обывателей, «зажравшихся свиней», «хомячков», нас с вами. Это на деле не политики, а «педагоги», их больше заботит не политический результат, а сам процесс «перевоспитания» электората. Но поскольку «электорат» - это взрослые дяди и тети себе на уме, которые отнюдь не желают «перевоспитываться», то остается только сетовать о «перехвате бренда».
Tags: демократия, национализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 204 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →