Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Русская партия, русская корпорация или русское общество?

Организационная активность прорусских сил в настоящее время развивается (или планируется) по трем направлениям:

1. Русская партия
2. Русская корпорация
3. Русское общество

Рассмотрим каждое из них подробнее.

1) Партийное строительство. Самым удачным кажется проект Российской Национально-Демократической Партии Крылова-Тора-Холмогорова. Для полного комплекта было бы хорошо, если бы они туда интегрировали Навального, в качестве почетного председателя и кандидата в президенты. А если бы еще как-нибудь заманили Удальцова, чтобы скомпенсировать правый уклон левым прогибом, было бы совсем идеально.

Но возможно ли в принципе развитие полноценной легальной политической партии в ситуации жестких репрессий? Несмотря на либерализацию законодательства о партиях, режим до сих пор находится с националистами и с русскими в целом в состоянии войны. Никакого «водяного перемирия» пока не объявлено, напротив, репрессии ужесточаются. Здесь является показательным дело Даниила Константинова. Режим говорит открытым текстом: любого национального политика мы в любой момент можем скрутить по любому, самому абсурдному (не обязательно политическому) обвинению. Константинову еще повезло, что его обвиняют «всего лишь» в убийстве, а не в педофилии или наркоторговле. Сам Крылов, кстати, ходит под 282-й статьей, сотни людей по ней наказаны, и она сегодня нависает над любым русским публицистом, выступающим в СМИ или на митингах. Блогосферу пока не трогают, но за социальные сети уже принялись: есть случаи преследования по 282-й пользователей ВКонтакте. Более того, на днях Медведев подписал закон об изгнании из профессии педагогов, обвиняемых в «экстремизме». Теперь если школьный учитель или преподаватель вуза скажет своим ученикам, что русский должен гордиться своей национальностью, это может закончится для него весьма печально. А на бытовом уровне русских просто безнаказанно убивают.

В этой ситуации новая партия неизбежно станет объектом «селекции» со стороны властей и спецслужб, подобно тому, как при большевиках объектом селекции стала РПЦ. Тех, кто готов быть сервильным, будут продвигать, тех, кто не готов, будут сажать, запугивать и устранять. Власть сегодня имеет в своем распоряжении множество инструментов, чтобы «кнутом и пряником» вылепить из любой «партии националистов» ровно то, что ей нужно, – как в свое время произошло с руководством РПЦ. К моменту, когда ее пустят в парламент, она уже ничем не будет отличаться от нынешних партий-статистов типа ЛДПР и СР. Но скорее всего она и до парламента не дорастет, поскольку в разгар репрессий круг поддержки этой силы будет серьезно ограничен. В ситуации, когда предпринимателя, поддержавшего националистов рублем, могут лишить бизнеса, а то и посадить в тюрьму, крупный политический проект развиваться не может. И могут ли активисты этой партии с чистой совестью звать в свои ряды простых людей, зная, что тем самым, вероятно, поломают им жизнь? Разрешение собираться в партию в комплекте с полицейским беспределом и репрессиями очень похоже на старое двухходовое чекистское ноу-хау: «1. Зарегистрируейтесь, господа. 2. А теперь, пожалуйста, станьте к стенке, мы вас расстреляем».

Это, конечно, не значит, что партийным строительством вообще не нужно заниматься: оно дает русским дополнительный ресурс. Если бы тот же Константинов заседал в Думе, полицейским было бы гораздо труднее привлечь его по беспределу. Другими словами, позитивный смысл проекта РНДП – не в том, что создается «партия» (как инструмент обретения власти), а в том, что создается удобная пощадка для русской пропаганды и правозащиты – под видом политической партии. В таком качестве прорусским политикам будет легче защищать себя и вступаться за других русских, пострадавших от репрессий. Это сужение круга задач позволит избежать и «селекции». Увы, никакого иного смысла в текущей ситуации (до прекращения репрессий) этот проект иметь не может. Легальная русская политическая партия, как структура для завоевания власти и использования этой власти на благо своим сторонникам, сегодня в России невозможна. Формирование настоящей русской партии может начаться только с создания штаб-картиры за границей, в солидной стране, независимой от Кремля.

2) Национальная корпорация
Публицист Егор Просвирнин не так давно представил как образец для подражания баскскую этническую корпорацию «Мондрагон». Более детально и серьезно тему организации русских в производственно-экономическом формате развивал Сергей Морозов, в рамках своего проекта «Новые города для новой нации» *1*, *2*). Однако этому проекту можно предъявить ровно те же претензии, что и партийному: в рамках нынешней системы любую крупную «русскую корпорацию» раскулачат и уничтожат в один момент. И не нужно ссылаться на опыт басков, которые де развивали «Мондрагон» в условиях враждебного режима Франко. Испания даже при Франко была европейской страной, причем правой европейской страной, с уважением к закону и к собственности. Россия в этом плане сегодня даже не Азия, а Африка. Как и русская партия, серьезная русская корпорация сегодня может действовать только из-за границы, базируясь где-нибудь в оффшоре.

3) Русское общество
Более актуален сегодня другой проект, предлагаемый Сергеем Морозовым: проект создания русского общества. Морозов справедливо указывает, что общества у русских сегодня нет, и что без общества, как системы связей, невозможны ни настоящая партия, ни тем более русское национальное государство. Недавно эта тема получила у него интересную иллюстрацию в серии текстов об устройстве альтернативного русскому общественного проекта – «Околосинагоги». Наконец-то в рамках русского движения преодолен простецкий антисемитский дискурс патриотов старой волны.

В практической плоскости идея о построении русского общества развивается Морозовым в формате проекта ЗИТ.КОМ. Многие идеи Морозова мне близки, я и сам недавно в серии текстов об этнокультурном самоопределении писал о необходимости для русский интеллигенции создать автономную культурно-информационную среду и размежеваться с россиянским синкретическим бедламом. Однако, как нередко бывает в России, интересный и вызывающий симпатию проект обязательно имеет где-нибудь на лбу «сифилитическую блямбу», которая подрывает его потенциал и заведомо обрекает на неуспех. В случае корпуса идей Морозова такой блямбой является доктрина о «дегенеративном русском большинстве». С практической точки зрения она избыточна и не имеет логической связи с конструктивными моментами морозовской мысли. А выставляемая в качестве фундаментального основания концепции ЗИТ.КОМ, чуть ли не новой «Благой Вести», она играет роль «анти-аттрактора». Получается абсурд: в проект по созданию общества пытаются вовлечь людей посредством выражения собственной крайней социопатии. Понятно, что откликнутся на такую «рекламу» прежде всего социопаты либо представители обиженных русскими нацменьшинств, которым приятно лишний раз пообщаться на тему «русские – конченные дегенераты». Люди, ориентированные на социализацию, от такой «рекламы» будут шарахаться. Тем не менее, концепции Морозова вполне можно использовать, если «перепрошить» их от социопатии. Например так: «большинство русских - не дегенеративны, а инертны и дезориентированы».

Это направление (развитие русских в общество) остается единственным, куда можно двигаться даже в ситуации жесткого национального прессинга. Русское общество, в конечном итоге, – это просто люди, их знакомства и их представления о друг друге и о значении каждого. Этот проект гораздо труднее испоганить или перехватить, чем партийный или корпоративный. Лично я во время тысячелетней эры Путина намерен шевелиться исключительно в этом направлении.
Tags: русские, самоорганизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 85 comments