Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Ост-Сибирская Компания. И что в этом плохого?

Новость о проекте путинской дальневосточной мега-корпорации вызвала массовые инсинуации на тему «Ост-Сибирской Компании» и сетования о колониальном статусе восточных территорий страны. А между тем, в ЖЖ есть немало людей, которые искренне считают, что корпорация – это вообще более современный и эффективный формат управления, чем «устаревшее» государство-нация. Такие люди, вероятно, должны радоваться проекту «Ост-Сибирской Компании», видя в нем прогрессивное начинание.

На самом деле все наоборот: крупные территориальные корпорации, занятые эксплуатацией и «освоением» обширных колониальных пространств, достигли зрелости на пару столетии раньше, чем национальные государства. Национальное государство оформилось как таковое в XIX веке, а свою законченную социальную форму приняло только в 60-70 гг. XX века. Тогда как «ост-индские» мега-корпорации достигли масштаба нынешних ТНК еще в XVII вв., а с конца XVIII уже обнаружили черты загнивания. К примеру, голландская ОИК в середине XVII века владела Малаккой, Индонезией и Цейлоном, имела форпосты в континентальной и Южной Африке. У нее был флот в две сотни кораблей (50 из них - боевые), 50 тысяч сотрудников (не считая сотен тысяч подневольных туземных рабочих) и десятитысячная частная армия (не считая отрядов, набиравшихся из туземцев).

Этот формат освоения колониальных земель в Европе был в основном ликвидирован еще до начала колониальной гонки конца XIX века. Одна из причин тому – колоссальный уровень коррупции, как внутри компании, так и транслируемый вовне. Компании обогащали свой директорат и удаленный персонал не меньше, чем акционеров и государство. Британская Ост-Индская компания стала рассадником коррупции в национальном масштабе, и какое-то время Британская парламент фактически контролировался сказочно разбогатевшими сотрудниками ОИК и прикормленными лоббистами. Именно политика лоббистов Компании, которая хотела монопольно продавать американцам свой индийский чай, привела к знаменитому «Бостонскому чаепитию» и развалу Первой Британской колониальной империи.

В этом контексте нас не должно удивлять, что таким мега-коррупционным инструментом управления решила воспользоваться «Партия жуликов и воров». После атак Навального их стали смущать даже те слабые инструменты контроля, что имеются в руках государства и гражданского общества. Теперь им представится возможность «ворочать дела» вне государственного и гражданского контроля. По сути, путинцы собрались приватизировать 60% России, где сосредоточена основная часть природных ресурсов.

«По решению правительства госкомпания может получить "без проведения предусмотренных действующим законодательством конкурсных процедур права пользования недрами и лесными ресурсами на участках, необходимых для реализации инвестпроектов". В дальнейшем эти лицензии могут быть переданы в уставный капитал участников проекта. То есть госкомпания примет на себя роль Роснедр. …Новая госкомпания получит нулевую ставку налога на прибыль, льготную ставку отчислений на обязательное социальное страхование. …В документе подчеркивается, что федеральные и региональные органы власти не вправе вмешиваться в работу госкомпании. Только Счетная палата сможет проверять ее "в установленном порядке". Фактически госкомпания будет подчиняться непосредственно президенту России».

Вторая претензия, которая предъявлялась «индийским» компаниям, – монополия, опираясь на которую компания оттесняла от эксплуатации колониальных возможностей большую часть национальной буржуазии. Каждая такая компания опиралась на эксклюзивные права, дарованные государством, в плане контроля как за заморским территориями, так и за национальным рынком сбыта колониальной продукции. Именно монополией объяснялись сказочные прибыли колониальных компаний. Те, кто не успел попасть в «клуб избранных» и кому по этой причине приходилось заниматься контрабандой, вели против этой монополии ожесточенную политическую борьбу. Одно время борцы с ОИК в Британии даже смогли получить разрешение на создание второй, альтернативной ОИК. Впоследствии они, разумеется, слились в одну, поскольку конкуренция разрушительна для такого предприятия.

А кто станет жертвой колоссальных монопольных прав «Ост-Сибирской Компании»? Кого путинцы собираются оттереть от кормушки? Далеко ходить не нужно: это весь национальный бизнес, и прежде всего региональный сибирский бизнес, не ассоциированный с будущими воротилами Компании. Путинцы отбирают Сибирь и Дальний Восток у местных сибирских и дальневосточных предпринимателей. Богатства Сибири и раньше не очень-то принадлежали сибирякам, но теперь это будет оформлено «официальной бумагой».

Населению во владениях этой антиконституционной Компании тоже не позавидуешь. Руководители любой «индийской» компании очень быстро понимали, что ограбление туземного населения – это не менее важный источник доходов, чем эксплуатация колониальных ресурсов. Монополизация экономических отношений в колониях, прежде всего – внешнеэкономических связей этих регионов («торговля из Индий в Индии»), многим компаниям приносила больше прибылей, чем торговля пряностями с Европой. Если же туземцы по каким-то причинам плохо поддаются эксплуатации, то всегда можно завезти рабов, а мятежных аборигенов истребить или оттеснить в резервации.

О том, что население Сибири, передаваемое в 25-летнюю «рекрутчину» ОСК, будет низведено до уровня бесправных туземцев, не стесняясь говорят уже сейчас:

«Находящиеся в ее ведении 16 субъектов (60% территории страны) будут частично выведены из-под федеральных законов о недрах, лесах, земле, градостроительстве, трудовой деятельности и гражданстве».

Другими словами, у Корпорации будет свой трудовой кодекс и своя концепция гражданства. А вполне возможно, будут и свои «сипайские» части, набранные из гастарбайтеров, чтобы давить сопротивление этим новым порядкам со стороны населения и региональных органов власти. Интересно будет посмотреть на этнический состав Сибири и Дальнего Востока через 25 лет корпоративного правления.

Хотелось бы теперь взглянуть в глаза тем демагогам, кто обвинял регионалистов (в том числе сибирских) в мифических сепаратистских настроениях и ратовал за путинскую вертикаль власти. Теперь мы можем видеть, зачем была предпринята «вертикализация» управления страной и подавление малейшей самостоятельности регионов: чтобы насаждать реальный сепаратизм сверху, причем не именем населения, а ради обогащения кучки олигархов во власти.

Если же информация об этом проекте – всего лишь проба информационного поля, то некоторую важную информацию те, кто хотел, получили. А именно, развенчан миф о «сибирской нации» и «сибирском национализме». Как мы помним, во время последней переписи многие (тысячи людей) записывались «сибиряками по национальности». Ну вот, сегодня Сибирь собираются официально отобрать у сибиряков. И где все эти люди? Если бы «нация сибиряков» существовала хотя бы в зародыше, эти десятки тысяч вышли бы на площадь при первой же весточке об «Ост-Сибирской Компании». И не просто «вышли бы», а заставили бы Правительство истерично каяться, ползать у себя в ногах и заявлять, что это была всего лишь шутка. Но, кажется, на эту тему не было даже ни единого одиночного пикета. Следовательно, «сибиряк» – это понятие сугубо географическое и виртуальное. У сибиряков нет понятия «Родины» и желания за эту Родину бороться. Нет на самом деле никаких «сибиряков» как нации, а есть люди разных национальностей, волей случая оказавшиеся на сибирской территории, которую большинство из них с радостью променяло бы на какую-нибудь другую.

Давайте теперь на минуту представим, что никакой коррупционной и колониальной подоплеки путинский проект не содержит, и мотивирован исключительно заботой о развитии региона, который за последние десятилетия захирел и запустынился. Ведь и «индийские» компании на каком-то этапе играли позитивную роль для наций, которые за ними стояли. Государство было еще слишком слабым, чтобы защитить своих капиталистов за много тысяч километров от метрополии. Они могли добиться успеха в противостоянии с туземцами и европейскими конкурентами, только сбиваясь в «большую банду», в корпорацию-государство. О чем нам говорит эта аналогия? О полном банкротстве нынешней российской государственности. Россия под управлением Путина и Медведева докатилась до состояния, когда цивилизованные инструменты управления государством больше не работают, и для «спасения» Сибири, для ее «удержания», Москве приходится прибегать к архаичным методам XVII века.

Отказавшись от модели национального государства в России, никакого другого жизнеспособного государственного проекта путинцы с медведевцами предложить не смогли. В итоге государство рушится, и превращается в конгломерат колониальных владений. А скоро начнутся и войны против колонизаторов. Несмотря на нынешнюю (доказанную) ничтожность сибирского национализма, за четверть века Компания доведет местное население до вполне американского градуса любви к свободе и самостоятельности.
Tags: Сибирь, история, развитие регионов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments