Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

«Игра в бисер в МФТИ»

Косарекс в своем специфическом стиле анализирует подоплеку книги «Игры в бисер» (Гессе): «Ирония Игры в бисер в самом посыле сохранения интеллектуалов для общества. Общество совершенствуется, умные люди, да и сама работа ума всё менее важны в обществе. Интеллектуалов надо как бы складировать про запас, обеспечить право на дом, садик, книги в доме и элементарное уважение в обществе. Гессе отнюдь не предлагает складируемым интеллектуалам обеспечить красоты жизни олигархов. Но, в Швейцарии нормально для простого человека иметь дом, пищу на столе, кусочек лужайки за домом для игр детей. А проблему уважения к интеллектуалам Гессе предлагает решить параллельно с правом на заработок. Для этого придумывается особая игра - игра в бисер. Она сложнее шахмат и более эффективно заставляет включить все способности мозга ради победы. ...Игра в бисер популяризуется сознательно. Широкие массы зрителей позволяют обеспечить доходы для игроков. Общий интерес обеспечивает уважение к лучшим игрокам. В итоге самая умная часть человечества находит своё место в жизни, а по сути это только игра в бисер, то есть выражение, обозначающее занятие несерьезным делом. Занимается самая умная часть человечества пустяками ко всеобщему удовольствию, развлекает человечество и не мешает человечеству самому без особого напряжения интеллекта решать свои проблемы. Все довольны, все обрели смысл жизни, никого за избыток ума в газовые камеры отправлять не надо. Перед нами "решение" проблемы, идущее вразрез не только с логикой большевистского ГУЛАГа и сатиры Олдуса Хаксли».

Любопытно, что позднесоветские времена в МФТИ (питомник кадров для науки и техники) был целый кружок «культистов» этой книги. Я знал человека, который перечитывал ее как «священное писание», по странице в день. У меня самого чтение этой книги вдруг вызвало интерес к немецкой классической культуре и неиссякаемую любовь к музыке 16-18 вв., к которой я до этого был абсолютно равнодушен, а тут вдруг понял, что это не «музыка», а математика.

Впрочем, идейный посыл этой книги мы в те времена оценивали иначе. Во-первых, мир Касталии - он строго монашеский, состоит из одних бессемейных мужчин, ведущих аскетический образ жизни и зацикленных на работе интеллекта. (Это один к одному - МФТИ в ту эпоху, когда на 1 девушку приходилось 100 «ботаников» мужского пола) Ни о каких «лужайках за домом для игр детей» у Гессе и речи не было. Дети в Касталии - исключительно привозные, отбираемые за свои выдающиеся способности у обычных семей. Сами касталийцы обречены на безбрачие и бездетность. Это в некотором смысле «концлагерь» для шибко умных, позволяющий изымать из социума и фактически стерилизовать генетических носителей интеллекта.

Во-вторых, концовку этой книги мы рассматривали как своего рода «предательство» Гессе касталийских идеалов. Мы увидели в этом типовой советский заход: «не нужны нам безыдейные интеллектуальные забавы», «интеллигенция не должна отрываться от народа», «чем в бисер играть, иди лучше детишек учить в деревенскую школу» и т.п. По аналогии с советской действительностью, был сделан вывод, что концовка привязана к книге искусственно, как неизбежная дань некой «линии партии», к которой Гессе вынужден был примериваться. В начале 90-х, когда завершение образования совпало с началом развала науки, большинство физтеховских «касталийцев» поступили в аспирантуры в США и Германии и продолжили научную карьеру за рубежом.
Tags: книги, культурология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments