Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Российский винегрет

Любопытный пример того, насколько выхолостились и перепутались термины «правый» и «левый» в российской политике. Попробуйте угадать, не заглядывая в ссылку, кто здесь вещает, «левый» или «правый»:

«1) Мы, ****, выступаем за формирование в России **** государства. **** государство - это государство всеобщего равенства граждан перед законом. Противоположностью его (и также предшественником) является т.н. естественное государство, которое, для понятности, можно еще назвать сословным обществом. Это такое устройство общества, в котором права и свободы человека зависят от его места в иерархической пирамиде, принадлежности к клану, группе, сословию.

2) Для создания **** государства требуется уничтожение старых сословных инcтитутов - таких как кланы, сословия, касты и тому подобное. Некоторые сословные институты уничтожать не требуется - их достаточно просто отделить от государства. Т.е. отделить от реальных механизмов власти и средств насилия (судов, полиции, армии etc.).»

Если угадали правильно, то другой вопрос: назовите хотя бы одну причину, по которой под этой «правой» цитатой не смогли бы подписаться «левый» Робеспьер или «ультралевый» Владимир Ильич Ленин.

Юмор в том, что на самом деле в указанной цитате отражена как раз левая, эгалитарная составляющая национализма. Но автору по какой-то причине хочется подать это как квинтэссенцию «правых» взглядов. Надо понимать, что исторически (в XIX веке) национализм во многих странах был вполне себе «левой» идеологией, направляемой против «правого» сословного общества, против «клерикалов», «феодалов» и т.п. Это было особенно актуально для самых отсталых стран Европы и для народов в колониях. В развитых метрополиях национализм был гораздо «правее», и там борьба с сословностью и церковью отнюдь не выдвигалась националистами на первый план. Типичный британский, французский или германский националист конца XIX века мечтали не о разборке с сословиями и клерикалами у себя дома, а о перевооружении армии и флота, о расширении границ или о завоевании новых колоний для своей нации. Внутри своих собственных границ главной темой националистов было подверстать под единый национальный шаблон сохранившиеся диалектные группы и этнические меньшинства («онемечивание», «русификация» и т.п.).

Для современной России проблематика борьбы с «естественным государством» вряд ли актуальна уже потому, что последнее было разрушено до основания после 1917 года. Причем разрушено в основном руками большевиков, и человек таким образом солидаризируется с их делами. В частности, агрессивный «антиклерикализм» в отношении православной церкви слишком уж хорошо вписывается в преемство с «комиссарами в пыльных шлемах». Типа: «Ленин бил, не добил. Хрущев бил, не добил. Но вот мы, нацдемы, ужо добьем, с Лениным в башке и с наганом в руке. Но при этом хотим называться правыми антикоммунистами». Если у человека прадед не комиссар, и его пыльная буденновка не занимает почетное место в доме, то такая логика выглядит довольно странной. На практике «борьба с клерикализмом» никоим образом не способствует ни борьбе с путинщиной, ни борьбе за национальное государство. Наоборот, переводит внимание людей на ложную цель и на потеху Суркову сталкивает между собой те группы, которые могли бы быть если не союзниками, то по крайней мере прекрасно сосуществовать.

Впрочем, правильно ли националистам «здесь и сейчас» в России подписываться под антиклерикальной программой, это вопрос по крайней мере обсуждаемый, но вот желание зачем-то называть ее «правой» - это уже из области медицины. Ну вот не нравится нашим оголтелым левакам почему-то слово «левый», и готовы люди ради этого менять значение терминов на прямо противоположное.
Tags: национализм, пропаганда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments