Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Эпическая битва за Брянскую область

Брянск уникален тем, что здесь формат смены власти «по суду» уже вошел в рутину. Незадолго до выборов Областной суд в праведном гневе снимает с выборов правящего губернатора, ссылаясь на очевидные нарушения и злоупотребления административным ресурсом. Первый раз это произошло 29 ноября 2004 года с коммунистом Юрием Лодкиным, что и обеспечило приход к власти нынешнего губернатора Николая Денина. 5 октября 2012 года то же самое Областной суд проделал с самим Дениным. Можно сказать, что за Дениным выползла из политической могилы торжествующая тень Лодкина, дабы утащить его в Тартар.

Впрочем, имеется одно серьезное различие с 2004 годом. Тогда правящий губернатор в федеральном контексте был яростным оппозиционером. В сентябре-октябре 1993 года Брянск под предводительством Лодкина активно поддержал Московское восстание, за что Лодкин был на некоторое время отстранен от власти ельцинистами, но три года спустя вернулся, победив на выборах. В последующее десятилетие регион был духовной столицей «Красного Пояса», предоставив российским левым самого колоритного политика в интервале между Сталиным и Удальцовым. В снятии с выборов Лодкина в эпоху «путинского закручивания гаек» ничего таинственного не было. Денин, хоть и вошел когда-то в политику как креатура КПРФ, губернатором стал в качестве лояльнейшего представителя «Единой России». И с тех пор регулярно обеспечивает Путину и ЕдРу столько голосов, сколько вообще можно получить в цитадели бывшего «Красного Пояса». При этом объяснить поступок суда неким «хитрым сурковским пиар-ходом» затруднительно, поскольку это явным образом ударило и по авторитету Денина, и по престижу «Единой России».

После отстранения кандидата от СР и позорного бегства спойлерских кандидатов от сросшихся с властью ЛДПР и Яблока, «засудивший» Денина коммунист-буржуа Вадим Потомский остался единственным кандидатом в губернаторы. В кулуарах упорно ходят слухи, что если Верховный суд не восстановит Денина в роли кандидата, то выборы якобы будут сорваны в силу «безальтернативности». Но если мы внимательно прочитаем подписанный самим же Дениным закон «О ВЫБОРАХ ГУБЕРНАТОРА БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ», то увидим, что эта возможность исключена. Выборы с единственным кандидатом считаются несостоявшимися, только если этот кандидат получит менее 50% голосов от числа избирателей, принявших участие в голосовании. Победа Потомского в этом случае обеспечена, потому что на безальтернативные выборы придут в основном сторонники КПРФ. Большая часть неопределившихся нейтралов эти «выборы без интриги» проигнорирует, а явка противников Потомского вряд ли будет слишком большой: он, как «пришлый варяг», ничем плохим в регионе пока не отмечен. Чтобы пойти на выборы исключительно для голосования «против», нужна серьезная мотивация, обида на кандидата.

Вадим Потомский, по требованию которого губернатор был снят с дистанции, очевидно, далеко не прост. По-видимому, главной его характеристикой является не то, что он представляет КПРФ, а то, что он является «выходцем из Питера». В принципе, предвидя эпоху «затягивания поясов», федеральному центру выгодно поставить в Брянске системного оппозиционера, дабы иметь благовидный кулуарный предлог для сворачивания дотаций региону («Сами виноваты - выбрали коммуниста»). Брянск, экономика и инвестиционная привлекательность которого были серьезно подорваны Чернобылем, долгое время являлся одним из самых дотируемых русских регионов России, отбирая кусок хлеба у «голодающего» Северного Кавказа. В результате, несмотря на глубокую экономическую депрессию, регион в целом выглядит довольно прилично. Многие заштатные райцентры области по внешнему облику и инфраструктуре стали более комфортными для жизни, чем спальные районы Москвы. Да собственно, они таковыми и являются, поскольку кое-где до трети мужского населения работает «вахтовым методом» в Москве и других крупных городах, возвращаясь к семьям только чтобы по весне вскопать огороды и наделать очередную порцию детей.

В принципе, грядущие перемены в Брянске можно было прогнозировать еще три года на зад, когда в регион вдруг активно хлынули «Большие Оффшорные Деньги». Там, куда пришли Новые Деньги, жди и перемены власти. Очевидно, Серьезные Люди наконец-то обратили внимание на «брянскую целину» и решили, что этот регион ничем не хуже соседних Калужской и Белгородской областей, которые активно развиваются. Наиболее заметное явление в этом плане - пришествие холдинга «Мираторг», который решил сделать Брянщину, наряду с Белгородской областью, своей основной производственной площадкой, общий инвестиционный потенциал которой оценивается в 20 млрд. рублей. Учитывая фамилию владельцев холдинга и то беспрецедентное покровительство, которое оказывали ему государственные структуры РФ и лично президент/премьер Медведев, многие считают верховной «крышей» этого проекта непосредственно Медведева.

Переформатирование Брянской области из застойного «спального региона» в регион, где Серьезные Люди зарабатывают Серьезные Деньги, очевидно, потребует и радикального переформатирования местной власти. Начало этого процесса мы и видим сегодня, ибо вряд ли кто-то поверит, что вполне сервильный Областной суд, некогда «заваливший» по требованию Кремля опального Лодкина, вдруг решился самостоятельно выступить против лоялиста Денина. Нет, разумеется, и нынешнее руководство региона не вставляет палки в колеса «Мираторгу», а наоборот, всячески содействует ему и готово на любые услуги. Но это все же архаики, люди, привыкшие управлять регионом в ситуации застоя, когда ничего не происходит, а нужно просто делить деньги. Собственные бизнес-интересы значительной части брянского истеблишмента завязаны на застой и отсутствие конкуренции, т.е. они в отношении региона играют роль «собаки на сене». Низкая инвестиционная привлекательность региона давно уже связана с этой позицией, а не только с последствиями Чернобыля. В конце концов, после Чернобыля прошло уже больше 25 лет - полностью разрушенная Хиросима за такое время была не только целиком отстроена, но и превратилась в индустриальную «конфетку», центр японского автопрома и судостроения.

Сравним, к примеру, Брянск с соседней Калужской областью, где в последние годы наблюдается инвестиционный бум. По всем объективным параметрам Брянск лучше Калуги. Прежде всего, Брянск больше по территории и населению, здесь больше запасы рабочей силы, и она здесь дешевле, т.к. регион находится дальше от Москвы. Климат здесь несколько теплее (юг Брянщины - это практически Северная Украина), почвы значительно лучше (серые лесные, тогда как в Калуге - сплошной подзол). Серьезных ископаемых нет в обоих регионах, однако Брянское «нет» все же немного побогаче, чем Калужское (рекордные запасы торфа, цирконий). Дополнительную выгоду составляет погранично-транзитное расположение Брянска. И тем не менее, Калуга развивается, а Брянск прозябает. И кто в этом виноват? При этом население области на редкость здоровое и трудолюбивое: тут нет вымирающих моногородов со спивающимся безработным населением, как в других депрессивных регионах. Кто не находит работы дома, занимается «отходничеством» в Москве и других крупных городах.

Мне, как регионалисту, теоретически пристало бы ратовать не за «варяга», а за местного кандидата, пусть он даже из Партии сами знаете Кого и Кого. Тем более, что Денин старательно придерживается той специфической регионалистской метаполитики, которую выработали еще первые руководители Брянщины в 40-е годы XX века, и основы которой с тех пор негласно передаются местными нобилями из поколения в поколение. На практике не все так просто. Я общался с людьми из «доденинского» истеблишмента области (кстати, кое-то из них связан с «Мираторгом»), выяснял, как они относятся к «варягу». Мне сказали, что призывать «варягов» или немцев каких-нибудь в качестве князя - это традиционный русский прием, и связан он не с отсутствием патриотизма, а с желанием уравнять все кланы местной элиты перед лицом верховной власти. Князь из «своих» плох тем, что всегда будет на стороне собственного клана, а остальные будет затирать (что и наблюдалось после прихода Денина). «Варяг» Потомский, во-первых, «расчистит денинские птичники», а во-вторых, будет вынужден балансировать между разными группировками местной элиты, нацеливая их на взаимовыгодный компромисс. А самое главное - возраст и динамичность кандидата. Потомский - это новое поколение руководителей-прагматиков, приходящее на смену советским колхозным кадрам. В качестве агента по переформатированию региона он, несомненно, более подходящая фигура, чем Денин и команда Денина.
Tags: Брянск, политика, регионализм, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments