Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Category:

Тайна партийной Америки

Вы никогда не обращали внимание на странности тех идеологических комплексов, которыми оперируют главные американские партии? Примерно так:

Демократы: левизна в экономике (социальное государство, высокие налоги на богатых) + либертинство в моральной сфере + поощрение миграции и мультикультурализма. Типичный электорат: беднота, низы среднего класса, интеллигенция, меньшинства.

Республиканцы: правизна в экономике (снижение соцрасходов и налогов, свобода для бизнеса) + консервативная мораль + ксенофобия. Типичный электорат: богатые, белый средний класс, «реднеки».

По-моему, совершенно невероятно, чтобы такие «идейные спайки» родились естественным путем, «снизу», из раздумий самого электората. Возьмем, к примеру, бедных. Бедные заинтересованы в сильном социальном государстве, это понятно. Но заинтересованы ли они в «сексуальной революции» и в уравнении в правах с мигрантами? Сомневаюсь. Бедняки повсюду в мире компенсируют малый достаток крепкими семейными связями и строгой моралью. Если богатый «ошибки молодости» может компенсировать родительскими деньгами и связями, то для бедняка любая ошибка или слабость чревата выпадением в бомжи, тюрьмой, смертью. Строгая консервативная мораль, включая семейные ценности, для бедняков это условие социального выживания. Для обеспеченного человека, напротив, консерватизм - это просто личная причуда. Он может позволить себе быть либертином. Семья для него - это просто семья, а не ключевой институт выживания. При естественном развитии событий левые в экономике стали бы консерваторами-моралистами, а правые в экономике - либертинами, а не наоборот.

Аналогично - отношение к мигрантам и инокультурным меньшинствам. Для рабочего мигрант - это прямой конкурент, потенциальный штрейкбрехер, снижающий стоимость труда на рынке. Для богатого - наоборот, дешевая рабочая сила. Кроме того, богатый может укрыться от разгула мультикультурализма в богатых кварталах, а бедный вынужден жить с мигрантами бок о бок. Поэтому в норме богатые должны быть толерантными космополитами, а бедные - отмороженными ксенофобами. И даже в «стране мигрантов» бедняк, получивший гражданство, автоматически должен превращаться в ксенофоба, потому что каждый новый мигрант обесценивает выгоды от этого гражданства.

Итак, при естественном вызревании партийных идеологий в Америке мы получили бы партию социалистов-моралистов-ксенофобов с электоратом из бедняков, бюджетников и провинциальной интеллигенции (аналог КПРФ) и партию либералов-либертинов-толерастов с обеспеченным электоратом (аналог СПС). Если в реальности получилось нечто иное, то исключительно благодаря сознательной, планомерной «работе с населением» через СМИ и систему образования. По-видимому, ситуацию смоделировали специально, чтобы обеспечить электоральный расклад, близкий к «50 на 50». Это расклад позволяет манипулировать системой в целом с помощью относительно малого «груза», опускаемого на чашу весов одной из партий.

Произведенная вивисекция над идеологиями искусственно уменьшила электорат левой партии и прирастила электорат правой партии. Низы среднего класса, не согласные с развратом и миграцией, были вытолкнуты к республиканцам, увеличили их электоральную базу. Но в то же время эта вивисекция улучшила левый электорат качественно, вовлекая в поддержку демократов университетскую интеллигенцию и бизнес, заинтересованный в мигрантах. Извратив свою идеологию, левые в Америке как бы обменяли свой «избыточный» электорат на недостающие мозги и деньги для своей партии. В итоге обе партии могут играть на равных и в плане размера электоральной базы, и в плане интеллектуальных и финансовых ресурсов.

Все это значит, что над демократами и республиканцами имеется некий неформальный регулирующий центр, которому де факто подчинены обе партии. Причем сам по себе этот центр явно «подсуживает» экономически правым, обеспеченным слоям, лишая бедных вполне реальной возможности на радикальную социализацию США. По-видимому, эта вивисекция левой идеологии и была внедрена под влияем осознаваемой коммунистической угрозы. Двухпартийная система США в ее нынешнем виде - это своеобразный реликт Холодной войны.

Впрочем, американцы не сами изобрели «гениальную» связку «социализм+сексуальная революция». Эту концепцию мы находим уже готовой у раннего Маркса, в «Коммунистическом Манифесте». В Европе вивисекция левого сознания началась чуть ли не с XVIII века, как только верхушкой была осознана угроза «восстания масс». Настоящей угрозой для истеблишмента в те времена был бы «христианский социализм». В принципе, эта вивисекция, наверное, и составляет основное отличие «зрелой» на европейский манер политической системы от «незрелой». В «зрелой» системе экономически-левый дискурс обезоружен развратом и толерастией, а правый усилен консерватизмом и ксенофобией. В «незрелой» системе левый дискурс сохраняется консервативным и ксенофобским, а правый - ослаблен развратом и толерастией. Россия с этой точки зрения - крайне незрелая страна, отсюда и сбои с демократическими процедурами. Чтобы «спасти Россию» на американский манер, дедушка Зюганов должен, спустив штаны, танцевать в храме вместе с Пусси Риот, а потом возглавить гей-парад таджикских мигрантов. Прохоров, Немцов и Собчак должны покаяться и уйти в монахи, а Шендерович с Радзиховским - провести митинг «Россия для русских, Москва не для всех».
Tags: США, история, пропаганда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 22 comments