Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Молодая смена Кургиняна

Мой текст «Русский – значит советский на 50%» вызвал множество вполне вменяемых откликов, ответы на которые я сейчас привожу в систему. Но вот на отклик, написанный блоггером pioneer_lj, я решил ответить сразу, дабы дать ему возможность реабилитироваться во второй, еще неопубликованной части его статьи. Ибо автор, несмотря на обильное цитирование, ухитрился никак не затронуть ни главную мысль моего текста, ни подкрепляющие ее аргументы. В этом смысле тезис о «50%-ной советскости» к Пионеру относится в еще большей степени, чем к другим, поскольку в своей рецензии он проявил себя не просто как советский человек, но как типичный советский агитатор-пропагандист. Было такое свойство у кондовых советских агитаторов: свою критику они направляли не на реальную позицию оппонента, а на потешный мифологизированный образ, который сами же и выдумывали. Образ они любили подкреплять цитатами, вырванными из контекста. В эпоху тотальной цензуры это сходило с рук, но сегодня этот прием выглядит комично.

Автор настойчиво, как опытный агитатор, употребляет в адрес моего текста эпитет «просоветский». Это просто не верно. Если бы он меня самого назвал «совком», то грешно было бы мне обижаться, если я сам утверждаю, что любой русский – на 50% советский. Но логика этого текста принципиально «межпартийная», а не просоветская: его задача - поиск умеренной позиции, которая удовлетворила бы большинство современных русских, при отбрасывании крайних «белых» и «красных» позиций. Если Пионер считает, что само желание найти такую позицию является «просоветским», то он заблуждается. Это как раз единственно возможная сегодня прорусская линия, без которой невозможна национальная консолидация. «Просоветским» этот текст может назвать только представитель непримиримой бело-монархической позиции, который надеется «отмотать пленку» назад к 1917 году. Кстати, по какой-то причине Пионер считает, что в своем тексте я полемизирую с «русскими националистами». На самом деле речь идет только о радикалах-«необелогвардейцах» типа Просвирнина, а не обо всех националистах, среди которых есть и «центристы», есть и левые.

В цитатах Пионера мой текст воспроизводится чуть ли не целиком. Казалось бы, такое плотное цитирование позволяет надеяться, что порыв критика направлен не на какие-то частности, а на самую суть цитируемого текста. И ведь я специально эту суть вынес в название: «Русский – значит советский на 50%». Современный русский, в силу исторических обстоятельств, является наполовину советским (по своей ментальности). И по ряду причин, скорее всего, останется таковым и в будущем. Особо подчеркну: речь идет о констатации реального положения вещей, а не о симпатиях или желательностях. К моему удивлению, Пионер вообще ни слова не сказал об основной идее текста и никоим образом ее не затронул.

Но может быть, он «разбил» аргументы, подкрепляющие мою главную идею? Главные из них весьма просты:

1) Многое из того, что «белые» радикалы называют и считают «советским», на самом деле является естественным следствием модернизации и урбанизации. Кстати, этот тезис у меня детально обоснован в отдельном тексте. Такие классические советские идеалы, как эгалитаризм, социальная справедливость, безбожие, прогрессизм и культ техники воцарились бы в сознании типичного русского и без советской власти, что мы видим на примере многих развитых стран мира.

2) Советский образ мыслей и советская ментальность в ряде своих важных аспектов развились у многих русских еще до революции. (Здесь «советское» понимается в более узком смысле, не сводимом к последствиям модернизации). Это сделало возможным 1917 год (как февраль, так и октябрь), это определило победу советских партий на выборах в Учредительное собрание. За деталями – отсылаю к Галковскому. Понятно, что если какие-то советские черты были имманентно свойственны русским до СССР, то они никуда не денутся и с его концом.

3) Русские как преимущественно городской образованный этнос сформировались уже в СССР, причем дореволюционные русские горожане от этого процесса были практически устранены. Три поколения крестьян и пост-крестьян принимали русское культурное наследие в советской подборке и в советском дизайне. Между тем, первичная модернизация, с приобщением крестьян к городскому образу жизни и всеобщему образованию, это решающий этап развития этнического самосознания. После этого что-нибудь изменить уже довольно трудно. Теперь это все будет воспроизводиться из поколения в поколение. Большевики, чтобы заменить русских 1.0 на русских 2.0., истребили, выгнали из страны, посадили в лагеря или запугали всех носителей русского самосознания версии 1.0. Теперь, чтобы заменить «полусоветских» русских 2.0 на «антисоветских» русских 3.0, потребовалось бы проделать то же самое с носителями самосознания версии 2.0. С той разницей, что русские 1.0 составляли от силы 10% от всего населения, тогда как сегодня русские 2.0 составляют 99,9%.

Ни один из моих аргументов Пионер не упомянул и не опроверг. Не понятно даже, соглашается он с ними или нет. Это, господа, какое-то кургинянство: человек бесится с пеной у рта, что-то клеймит, что-то опровергает, но при этом ухитряется ни слова не сказать по сути дела.


Итак, по сути моего текста возражений у Пионера не оказалось. Видимо, несмотря на возмущенные вопли, он с ним согласен, ибо молчание – знак согласия, когда молчащий чуть ли не целиком цитирует обсуждаемый текст. Здесь он уподобился героине советского фильма «Служебный роман», которая хлещет героя-любовника букетом по спине, одновременно страстно сливаясь с ним в поцелуе, т.е. соглашаясь отдать ему то главное, чего он, собственно, от нее добивался.

Теперь придется разобрать мелкие «наезды» автора на вырванные из контекста цитаты и фразы.

1) Придравшись к словосочетанию «власовская пропаганда», Пионер продемонстрировал свою недюжинную историческую эрудицию, открывая мне глаза на суть власовской пропаганды и политику Гитлера на оккупированных территориях.

«Корнев помянул некий «власовский агитпроп», который агитпроп на службе гитлеризма будто бы огульно клеветал на родную и любимую советскую власть».

Ерничанье автора здесь совершенно не по адресу, и человеку, читавшему мой текст, это должно быть понятно. Моя мысль прозрачна: антисоветский дискурс, направленный исключительно на дохрущевскую эпоху (в том числе и гитлеровский, и власовский, и белоэмигрантский), мало волнует человека, который ценит СССР за эпоху 60-80-х гг. Теперь вопрос: каким образом пионеровский экскурс в историю ВМВ опровергает эту мою точку зрения? Никаким. Между тем, сам Пионер уверен в обратном, с пафосом употребляет такие сильные выражения, как «позорное барахтанье» и т.п. Что это - старческий маразм или женская логика? Придется, пожалуй, поздравить автора с 8 марта.

2) В ответ на дальнейшее развитие моего аргумента о том, что типичные приемы антисталинской полемики против брежневской эпохи не работают, автор просто еще раз продемонстрировал свое непонимание этого факта:

«С. Корневу достаточно аргументировано возразили, что цивилизационные достижения СССР кажутся чудесными лишь советским папуасам. Если чем коммунистический режим отличился в России, то массовыми убийствами».

Ни о каких чудесах в моем тексте речи не было. Была констатация того очевидного факта, что брежневский период с точки зрения «маленького человека» оказался самым комфортным временем за всю историю России. И большинство ныне живущих запомнило СССР именно по этой эпохе, а не по эпохе массовых убийств.

3) Далее автор переходит в измененное сознание и начинает игру словами:

«Здесь мы видим, как ломается просоветская логика С. Корнева. Беда не только в том, что он явно приукрашивает мотивы коммунисткой номенклатуры. У которой после смерти Сталина якобы проснулась совесть и она решила позаботиться о народе. От душевной доброты упразднила бесчеловечный режим в СССР, отменила коммунистический голод и нищету, отказалась от душегубства. Ущербность просоветской логики глубже. Ежели единственным дееспособным субъектом в советском обществе является номенклатура, при не более чем пассивном недовольстве народонаселения, то и нынешнее состояние РФ есть законный итог советской истории. И тогда зря С. Корнев пожалел Верховный Совет, расстрелянный Ельциным. Тот ВС фактически перешёл на антисоветские позиции, попытавшись превратиться в парламент «буржуазного типа». Нынешняя путинская Дума, по сути, и есть настоящее советское учреждение. То есть демократическая декорация, скрывающая чекистскую диктатуру. И отвергая чекистский режим, отщепенец С. Корнев фактически скатился на антисоветские позиции!.. С чем мы его искреннее поздравляем».

Вообще-то смысл фрагмента, который цитирует и критикует Пионер, заключается несколько в другом: это иллюстрация того, что «градиент деградации общества» не однонаправлен «градиенту советскости». Моя логика заключается в том, что борьба с «советскостью» в сознании современного русского обывателя - это ложная цель, если вы собираетесь убрать компрадоров и прекратить деградацию страны. В СССР в 60-80 гг. поощрялся тренд к развитию, к умножению индустриальной и технологической мощи, к прогрессу в науке. Люди, пришедшие к власти в 90-е, «сломали машинку» и ломают до сих пор. И если решать, какой из этих двух режимов - позднесоветский или постсоветский - имеет больше прав на эпитет «советский», то очевидно, что все-таки первый, где степень «осовеченности» всех аспектов жизни была на порядок больше. Получается, что дальнейшее «снижение степени советскости» общества сопровождалось не развитием, а деградацией общества по сравнению с советским уровнем. Так может воевать нужно не с «советскостью» как всеобъемлющей категорией, а с теми конкретными силами, которые стоят за деградацией?

Нелогично возлагать ответственность за разрушение индустрии и науки в постсоветской РФ на тех людей, которые руководили созиданием и развитием в позднесоветский период. Волшебное слово «номенклатура» здесь ничего не объясняет. Даже по официальной истории СССР видно, что номенклатура делилась на фракции, которые ожесточенно боролись между собой, вплоть до взаимного истребления (как при Сталине). Советcко-номенклатурное происхождение нынешней компрадорской клики уже не столь важно, поскольку их текущая политика определяется их прямыми интересами в качестве компрадоров, а не советскими реминисценциями. Рыба уже проэволюционировала в амфибию, и теперь другие рыбы для нее - просто пища. Любые другие компрадоры, даже из потомственных белогвардейцев, вели бы себя на их месте точно так же. В частности, блокировали бы возможность национальной консолидации, поощряя одновременно непримиримо-красные и непримиримо-белые настроения у политизированной национальной интеллигенции.

4) Напоследок Пионер задается вопросом, почему же активность сталинистов велика, а поклонники брежневской эпохи практически не заметны.

«Всё бы это было хорошо и прекрасно, кабы не одно обстоятельство, которое в прах разваливает все прекраснодушные построения С. Корнева. Дело в том, что советские не способны удержаться на хрущёвской или брежневской эпохе. Никто из советских патриотов на митинги с портретами Хрущёва-Брежнева не ходит. Так что проблема не в том, что злостные антисоветчики видят в советской истории сплошной концлагерь. А в том, что ГУЛАГ есть единственный социальный идеал советских патриотов. Мыслят они себе концлагерь в качестве розовой коммунисткой утопии или брутальной антиутопии, но всё равно – концлагерь».

Здесь, как говорится, «на воре шапка горит». Видимое доминирование сталинобусов в инфосфере - это продукт усилий того самого политического аппарата, одним из элементов которого, сознательно или по неразумию, является сам Пионер. Все мы прекрасно понимаем, что публичная политика в РФ жестко модерируется. Если из всех симпатизантов советской эпохи более всего заметны сталинисты, это отнюдь не «стихия»: просто их целенаправленно надувают через соломинку. Почему это делается, понятно: никакого массового порыва в пользу возрождения сталинизма нынешние правители не опасаются. По сравнению с эпохой Сталина даже нынешняя РФ - рай земной. Совсем иное дело - сравнение РФ с эпохой «развитого социализма». Тут, пожалуй, половина русских вернулась бы в эпоху Брежнева, будь это возможно. А была бы возможность переселиться в альтернативную историю, где брежневизм эволюционировал по китайскому сценарию, с предпринимательством, интернетом, смартфонами и ночными клубами, то, пожалуй, 90% россиян сбежали бы туда, включая и молодежь.

Компрадорам выгодно представлять именно нищий и кровавый сталинизм настоящим образчиком советской эпохи. Потому что реальность 70-х задает «слишком высокую» планку в смысле благоустроенности государства и социальной политики. С точки зрения компрадоров и их обслуги, 60-80-е гг. - это эпоха, когда «народишко зажирел, расслабился, стал много о себе понимать». Живая память об этой эпохе им не нужна. Люди, имеющие представление о 70-х, слишком хорошо видят всю убогость РФ даже по сравнению с СССР 40-летней давности.

Компрадорам выгодно также представлять экономические и научно-технические достижения хрущевско-брежневской эпохи как «проедание сталинского наследства»: как нечто, имеющее основание исключительно в ГУЛАГе и терроре. Парадоксальным образом, здесь сходятся сталинисты и непримиримые враги «советчины». И те, и другие тем самым работают на вывод: «развитие возможно, только если стегать народ плеткой». В этом выводе заинтересованы все те же люди, по мнению которых «народишко зажрался». Между тем, анализ реальной экономики сталинских лагерей показывает, что в основном они были крайне убыточны. И это даже если не считать ущерба, наносимого экономике в целом, когда из нее вырывают работников, чтобы угробить на лесоповале. Обмен человеческой жизни на вязанку дров - это обмен не только жестокий, но и невыгодный. Система террора и лагерей была вовсе не локомотивом развития СССР, а наоборот, тяжким грузом, который высасывал ресурсы из экономики. Существенное повышение уровня жизни в СССР, начиная с Хрущева, объясняется в том числе и тем, что эта крайне расточительная система была ликвидирована, а для мотивации людей от «кнута» перешли к «прянику». Что не отменило советской природы общества.

Если суммировать, то нынешние власти РФ более всего заинтересованы в следующем наборе аксиом:

1) Истинный образчик советского - это сталинизм, а не относительно благополучная эпоха Брежнева. На этом фоне РФ - рай земной.

2) Достижения СССР объясняются исключительно зверствами ГУЛАГа. - «Не упрекайте нас в развале и деградации: это потому что мы добрые, а народ без плетки не может». - А может обернуться и так: «Сейчас мы завинтим гайки, но это не со зла, а ради развития и прогресса».

Парадокс: радикальные ненавистники СССР рады им помочь, соглашаясь с этими аргументами. Если нынешний режим называть «советским», как считает Пионер, то именно эти тезисы являются современным форматом «советской» пропаганды. Впрочем, это тема для отдельного текста.
Tags: СССР, национализм, пропаганда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 71 comments