Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Кто стоял за восстанием Спартака? (13 из 13, часть III)

ПРИЛОЖЕНИЕ. АНТИЧНЫЕ ПЕРВОИСТОЧНИКИ. ЧАСТЬ III. ОТДЕЛЬНЫЕ ФРАЗЫ И СЕНТЕНЦИИ

Предыдущая часть ***** Начало

У античных авторов можно найти еще два десятка коротких упоминаний о Спартаке, разбросанных по сочинениям или выступлениям, посвященным другим темам. Правда, по большей части речь идет об актуальной публицистике, где мем «Спартак» используется в контексте сиюминутной полемики, и где обычно не сообщается ничего нового ни в смысле фактов, ни в смысле их интерпретации. К числу этих авторов относятся Диодор Сицилийский, Юлий Цезарь, Варрон, Гораций, Патеркул, Плиний Старший, Лукан, Фронтин, Светоний, Тацит, Ампелий, Фронтон, Авл Геллий, Афиней, Юлий Капитолин, Фемистий, Аммиан Марцеллин, Евтропий, Симмах, Пакат, Клавдиан, Синезий, Августин, Аполлинарий Сидоний. В некоторых случаях я не нашел переводов на русский, поэтому пришлось переводить самостоятельно (иногда к переводу прилагается исходник на латыни и ссылка на латинский текст или билингву). Для ряда авторов я не смог найти прямых источников в интернете, поэтому цитирую их из вторых рук (чаще всего - по книге Валентинова «Спартак»). Авторы расположены в хронологической последовательности. В составлении самого списка античных источников по теме очень помогла книга А. В. Мишулина «Спартак».

Диодор
Диодор Сицилийский (90-30 гг. до н.э.) – греческий историк, автор монументальной «Исторической библиотеки» из 40 книг, где дается обзор всемирной истории на основании трудов предшествующих авторов. Будучи современником событий, Диодор наверняка описал их не менее подробно, чем более ранние восстания рабов в Сицилии. К сожалению, если описание последних до нас дошло, то от спартаковской истории осталась только одна фраза. Фрагменты 88-73 гг. до н.э. Гражданская война:

«21. Варвар Спартак, получив какую-либо благосклонность от кого-нибудь, проявлял к нему свою благодарность. Действительно, естество само себя обучает, даже у варваров, платить добром за доброту к тем, кто оказывал помощь».

Цезарь
Гай Юлий Цезарь (100-44 гг. до н.э.) – в молодости, предположительно, воевал против Спартака сначала в армии Геллия, потом – вместе с Крассом. О Спартаке он упоминает в книге «Записки о галльской войне», книга I:

«40. Заметив все это (страх легионеров перед германцами - С.К.), Цезарь созвал военный совет, на который пригласил также центурионов всех рангов, и в гневных выражениях высказал порицание прежде всего за то, что они думают, будто их дело – спрашивать и раздумывать, куда и с какой целью их ведут. В его консульство Ариовист усердно домогался дружбы римского народа: откуда же можно заключить, что он теперь без всяких оснований откажется от своих обязательств? …Но если даже под влиянием бешенства и безумия он действительно начнет войну, так чего же они в конце концов боятся? И зачем они отчаиваются в своей собственной храбрости и в осмотрительности своего полководца? Ведь с этим врагом померились на памяти наших отцов, когда Г. Марий разбил кимбров и тевтонов и войско явно заслужило не меньшую славу, чем сам полководец: померились недавно и в Италии во время восстания рабов, когда ему все-таки некоторую пользу принес полученный от нас опыт и дисциплина. В конце концов они одолели врага, несмотря на его вооружение и победы, хотя перед этим некоторое время без всякого основания боялись его, даже пока он был плохо вооружен. По этому можно судить, сколько выгоды заключает в себе стойкость».

Цезарь здесь намекает на большое количество германцев в войсках Спартака. Но откуда бы они там взялись в большом количестве? Войну с кимврами и тевтонами Рим закончил в 101 г. до н.э., т.е. за 27 лет до начала восстания Спартака. Воины, взятые в плен в этой войне и обращенные в рабство, за это время уже погибли или превратились в изможденных инвалидов. Никаких других войн с германцами, вплоть до стычки Цезаря с Ариовистом в 59-58 гг. до н.э., Рим не вел. «Свежие» пленные германцы могли поступать в Италию только единично или мелкими партиями (как наемники Митридата или разбойники, пойманные галлами во время пограничных стычек). Цезарь, по-видимому, сознательно искажает факты, дабы возбудить смелость в войсках.

Варрон
Марк Теренций Варрон (116 - 27 гг. до н.э.) – римский ученый-энциклопедист и писатель. В молодости делал обычную карьеру, добрался до претуры, воевал на стороне Помпея. Был помилован Цезарем, но позже подвергся гонениям со стороны Антония. Цитирую по книге Валентинова:

«Спартак был несправедливо брошен в гладиаторы…»

О том же позже писал и Плутарх, - возможно, как раз со слов Варрона. Варрон, как современник событий, очевидно, был в курсе всех сплетен о Спартаке, циркулировавших в Риме. Любопытно, что создатели новейшего сериала по теме добавили Спартаку в друзья римлянина-гладиатора по имени Варрон.

Гораций
Квинт Гораций Флакк (65 г. до н.э. – 8 г. н.э.) – римский «Пушкин», признанный поэт-классик из семьи вольноотпущенников. Благодаря заботам зажиточного отца, получил хорошее космополитическое образование и пробился в элиту. Командовал легионом в армии Брута (из-за таких «спецов» республиканцы, вероятно, и проиграли). После войны поначалу стал жертвой конфискаций, но потом получил покровительство со стороны новой власти. Из оды «К римскому народу»:

«Отрок, принеси и венков, и мирра,
И вина, что помнит мятеж марсийский,
Коль спаслось оно от бродивших всюду
Полчищ Спартака».

Фрагмент интересен тем, что наталкивает на аналогию между спартаковцами и «пьяной матросней» 1917 года, по легенде «грабившей винные погреба в дворянских усадьбах».

Патеркул
Гай Веллей Патеркул (19 г. до н.э. – 31 г. н.э.) - уроженец Кампании, римский офицер, претор во времена Тиберия. О Спартаке упомянул в своем труде «Римская история», книга II, раздел XXX:

«Во время Серторианской войны в Испании шестьдесят четыре раба под руководством Спартака бежали из гладиаторской школы в Капуе, захватили в этом городе мечи и сначала устремились на гору Везувий; вскоре, поскольку день ото дня их становилось все больше, они причинили Италии множество самых различных зол. Их численность настолько возросла, что в последнем данном ими сражении они выставили сорок девять тысяч воинов. Слава прекращения этого досталась Крассу, вскоре [с согласия ] всех признанному принцепсом государства».

В отличие от других авторов, Патеркул оценивает максимальные силы восставших довольно скромным числом 49000. Впрочем, определить численность армии Спартака было довольно сложно, поскольку там «в общем таборе» наверняка было много некомбатантов, включая женщин.

Плиний Старший
Гай Плиний Секунд (23-79 гг.) – имперский чиновник, военачальник, адмирал и натурфилософ, родом из римского «замкадья». Написал многотомную энциклопедию «Естественная история», где имеется два упоминания о Спартаке (цитируется по английскому тексту).

Книга XV. Естественная история плодовых деревьев. Глава 38. Мирт использовался в Риме при овациях:

«С того самого случая всякий, кто удостоен овациями, был увенчал миртом, за исключением М. Красса, который, за свою победу над беглыми рабами и Спартаком, вошел увенчанный лавром».

Книга XXXIII. Естественная история металлов. Глава 14. Замечания о человеческой алчности к золоту:

«…Нельзя не испытывать чувство стыда, наблюдая за всеми этими новомодными названиями, заимствованными из греческого языка, употребляемыми для сосудов из серебра, отделанных или инкрустированных золотом, и для различных других способов, посредством которых эти предметы роскоши изготавливаются для продажи по более высокой цене, чем если бы они были сделаны из чистого золота. И это при том, что Спартак, как известно, запретил своим последователям приносить золото и серебро в свой лагерь, - настолько более благородным был образ мысли в те времена даже у наших беглых рабов.

Оратор Мессала поведал нам, что триумвир Антоний использовал золотые сосуды для удовлетворения самых низменных потребностей человеческой природы, что было бы сочтено позорным даже для Клеопатры! До этого наиболее выдающиеся примеры распущенности мы находили среди иностранцев. Это царь Филипп (Македонский – С.К.), у которого была привычка спать с золотым кубком, помещая его под подушку, и Гагнон из Теоса, один из полководцев Александра Великого, который использовал для крепления подошвы своих сандалий золотые гвозди. Тем не менее, титул чемпиона мы сохраним для Антония, поскольку он единственный, кто придумал такое использование золота, которое стало еще и надругательством над природой. О, насколько правильнее было бы, если бы он сам подвергся проскрипциям! Но такие проскрипции мог бы устроить разве что Спартак».

Согласитесь, довольно неожиданно услышать от высокопоставленного римского чиновника, «белогвардейца», рассуждения в стиле «Распоясалась молодежь, ЧК на вас нет!» Пожалуй, это единственный случай в античных источниках, когда Спартаку, пусть чисто гипотетически и в сугубо полемических целях, примеривают «корону Римской империи».

Лукан
Марк Анней Лукан (39 – 65 гг.) – римский эпический поэт, племянник Сенеки, ярый оппозиционер-белоленточник, был репрессирован Нероном. Спартак упоминается в его поэме «Фарсалия», Книга II, 554 строка. В этом месте поэмы Помпей выступает перед войском и обращается к (отсутствующему) Цезарю с упреками, перечисляя мятежников прошлого, уничтоженных оптиматами:

«Впрочем, я не хочу равнять тебя с ними, о Цезарь,
И негодую, что Рим на безумье воздвиг мои руки.
Ах, почему не воскрес от парфянских побоищ спасенный
Красс и со скифских брегов не вернулся он к нам, победитель,
Чтобы, о недруг, ты пал, как Спартак, рукою его пораженный».

Автор перевода - Остроумов А.Е., с моей единственной поправкой, которая выделена курсивом (переводчик ради благозвучия выбросил имя Спартака). Для сравнения
латинский оригинал:

ut simili causa caderes, quoi Spartacus, hosti.

Любопытно, что мятежный римский аристократ Цезарь уподобляется здесь рабу и варвару Спартаку. Возможно, с тем посылом, что Цезаря нельзя сравнивать с благородными мятежниками прошлого, а нужно уподобить рабу, ведущему на Рим орду варваров. Чуть выше по тексту поэмы:

«Галльская ярость рекой через Альпы течет ледяные
Кровью уже запятнал мечи оскверненные Цезарь».

Поэт напоминает о том, что существенным подспорьем Цезаря была галльская конница, которую он повел с собой на Рим. Галлы, некогда взявшие Рим, с точки зрения римлянина, – что-то вроде татаро-монголов для русских. Так что Цезарь с его галлами в сознании римлянина уподобился Батыю или Мамаю. К памяти Красса автор обращается, поскольку он, победитель Спартака, - эксперт по усмирению таких кровожадных полчищ. - «Мне, великому Помпею, даже руки не хочется марать об этот сброд, сюда хорошо бы Красса, - дедушка любил позабавиться, поразвесить отребье по осинам».

Фронтин
Секст Юлий Фронтин (30-103 гг.) – знатный римский водопроводчик, в свободное время «клеил танчики», интересовался военной историей. Помимо книги о водопроводах и канализации, написал книгу о военных хитростях – «Стратегемы», информацию для которой он извлекал из книг древних историков и личного опыта армейской службы. Имя Спартака фигурирует в нескольких разделах этого труда.

Книга Первая.
V. Как выбраться из самых трудных позиций:

«20. Спартак ночью засыпал телами убитых пленников и скота ров, которым М. Красс его окружил, и перешел его.
21. Он же, будучи осажден на Везувии, там, где гора была совершенно недоступной и потому не охранялась, сплел веревки из лесных прутьев. Спустившись при их помощи, он не только спасся, но и напал на Клодия с другой стороны и навел такой страх, что несколько когорт потерпели поражение от семидесяти четырех гладиаторов.
22. Он же, будучи заперт проконсулом П. Варинием, воткнул в землю перед воротами столбы с небольшими интервалами и привязал к ним стоймя трупы в одежде и с оружием, так что на расстоянии они казались заставой, и развел по всему лагерю костры; обманув неприятеля пустыми призраками, он в тиши ночной вывел войско».

VII. Как скрыть или восполнить недостаток снаряжения:

«6. У Спартака и его войска были щиты из прутьев, покрытых корой».

Книга Вторая. V. Засады:

«34. Красс в войне против беглых рабов у Кантенны укрепил два лагеря вплотную у лагеря неприятеля. Ночью он стянул войска, оставил в большем лагере палатку главнокомандующего, чтобы ввести в обман врагов, а сам вывел все войско и поместил его у подножия горы. Разделив конницу, он приказал Л. Квинцию часть выставить против Спартака и изматывать его боем, другой частью завязать сражение с галлами и германцами из группировки Каста и Канника и притворным бегством завлечь их туда, где стоял с войском он сам. Когда варвары пустились их преследовать, всадники отошли на фланги, и внезапно обнаружившееся римское войско с криком ринулось вперед. Ливий передает, что в этом сражении убито было 35000 человек вместе с предводителями, отобрано 5 римских орлов, 26 знамен, много трофеев, в том числе 5 пучков фасций (fasces) с топорами».

Здесь интересны две вещи. Во-первых, информация из недошедшего до нас фрагмента Тита Ливия, где говорится о захваченных трофеях. Мы уже знаем из других источников о том, что Спартак возвел сам себя в достоинство римского претора и окружил себя ликторами с фасциями. Очевидно, римские трофеи, захваченные у Каста и Ганника, тоже не хранились в обозе, а использовались восставшими по прямому назначению. Т.е. Каст и Ганник тоже окружили себя ликторами с фасциями, а захваченные у римлян орлы и знамена использовали как знамена подразделений спартаковской армии.

Во-вторых, из контекста следует, что Каст и Ганник расположились отдельно от Спартака только из тактических соображений, а не потому, что собирались отделиться и начать собственную войну. Крассу пришлось применить военную хитрость, чтобы не позволить Спартаку вовремя прийти к ним на помощь.

Светоний
Гай Светоний Транквилл (конец I – начало II вв.) – секретарь императора Адриана, уволенный за страсть к сплетням и копанию в «грязном белье» (потом он выкладывал эти сплетни в своем твиттере). В его сборнике анекдотов «Жизнь 12-ти цезарей», в главе, посвященной Августу, есть весьма интересная информация на интересующую нас тему:

«3. Отец его Гай Октавий с молодых лет был богат и пользовался уважением; можно только удивляться, что и его некоторые объявляют ростовщиком и даже раздатчиком взяток при сделках на выборах. Выросши в достатке, он и достигал почетных должностей без труда, и отправлял их отлично. После претуры он получил по жребию Македонию; по дороге туда, выполняя особое поручение сената, он уничтожил остатки захвативших Фурийский округ беглых рабов из отрядов Спартака и Катилины. (2) Управляя провинцией, он обнаружил столько же справедливости, сколько и храбрости: бессов и фракийцев он разбил в большом сражении, а с союзными племенами обходился так достойно, что Марк Цицерон в сохранившихся письмах к своему брату Квинту, который в то время бесславно правил провинцией Азией, побуждал и увещевал его в заботах о союзниках брать пример с его соседа Октавия».

Зная, что проконсулом Македонии Октавий стал в 60 г. до н.э., мы получаем крайне важную информацию: спартаковские партизаны все еще действовали в Южной Италии через десять лет после разгрома основной армии, причем с ними смешались отряды, поддерживавшие Катилину в 62 г. до н.э. Интересно, что очагом восстания была «спартаковская столица» - Фурии.

Тацит
Корнелий Тацит (сер. 50-х гг. – ок. 120 гг.) – крупный римский администратор, начавший карьеру при Флавиях и еще более продвинувшийся при Траяне. В двух фрагментах своих «Анналов» дает интересные косвенные свидетельства о восстании Спартака.

«Анналы», Книга III:

«73. Ибо Такфаринат, несмотря на неоднократные поражения, собрал наново силы во внутренних областях Африки и настолько возомнил о себе, что направил послов к Тиберию, требуя для себя и своего войска земель, на которых они могли бы осесть, и в противном случае угрожая беспощадной войной. Рассказывают, что никогда Тиберий не был сильнее задет ни одним оскорблением, нанесенным лично ему или народу римскому, чем тем, что дезертир и разбойник дерзнул счесть себя воюющей стороной. Ведь даже Спартак, разгромивший столько консульских войск и безнаказанно опустошавший Италию, и притом тогда, когда государство было ослаблено непомерно тяжелыми войнами с Серторием и Митридатом, не мог добиться открытия мирных переговоров; а при достигнутом римским народом величии и могуществе тем более не пристало откупаться от разбойника Такфарината заключением мира и уступкой ему земель».

Книга XV:

«46. Тогда же гладиаторы в городе Пренесте попытались вырваться на свободу, но были усмирены приставленной к ним воинской стражей; а в народе, жаждущем государственных переворотов и одновременно трепещущем перед ними, уже вспоминали о Спартаке и былых потрясениях».

Оба фрагмента свидетельствуют о том, что имя Спартака было «на слуху» даже через 100 лет после события. Первый фрагмент, где приводится косвенная речь императора Тиберия, создает впечатление, что Спартак довольно настойчиво пытался вступить в переговоры с Римом, и эти попытки не оставались в тайне. Это наводит на следующую интересную мысль: стратегия Спартака существенно проясняется, если главной целью было не взятие Рима и не бегство из Италии, а исключительно желание запугать сенат ради начала переговоров. В этом свете поход в Северную Италию и обратно, с двойным посещением окрестностей Рима, уже не выглядит таким нелогичным и непоследовательным.

Ампелий
Луций Ампелий (середина II в.) – римский компилятор-популяризатор. В его «Памятной книжице» есть пара строчек и о Спартаке:

«45. В каких войнах сам город Рим подвергался угрозе...
5. В Рабской войне, когда гладиаторы Спартак, Крикс и Эномай, опустошив почти [всю] Италию, угрожали сжечь Рим, но были подавлены в Лукании Крассом, в Этрурии - консулом Помпеем».

Фронтон
Марк Корнелий Фронтон (100-170 гг.) – афроримлянин родом из магрибской знати, дослужился до консула, воспитывал сыновей императора в духе толерантности и метросексуальности. На досуге занимался филологией и слегка пописывал. Два упоминания о Спартаке встречаются в его письмах к императору Луцию Веру Армянскому (брату и соправителю Марка Аврелия) (перевод мой, вольный).

1) В письме от 163 г.:

Etiam Viriathus, etiam Spartacus belli scientes et manu prompti fuerunt.

«Даже Вириат и Спартак были искусны в войне и боеготовы».

Далее в письме Фронтон рассуждает о том, что ораторское искусство встречается гораздо реже и должно цениться выше, чем одаренность в военном деле (раз даже тупые варвары Вириат и Спартак сумели стать великими полководцами. Вириат - вождь кельтиберов, успешно воевавший с римлянами во времена III Пунической войны).

2) В первом письме от 165 г.:

Ceterum bello an pace clarior Trajanus imp(erator) existimandus sit, in ambiguo equidem pono, nisi quod armis etiam Spartacus et Viriathus aliquantum potuere: Pacis artibus vix quisquam Trajano ad populum, nescio si qui adaeque, acceptior fuerit.

«Я же оставляю для себя нерешенным, в какой сфере император Траян более велик - на военном или на мирном поприще, - укажу лишь на то, что даже Вириат и Спартак добились успехов в военном искусстве, тогда как в искусстве мира мало кто был способен сравниться с Траяном, если вообще кто-то мог соперничать с ним в умении завоевывать расположение народа».

Далее в письме идет рассуждение о том, сколь большое значение имеют заботы императора об организации зрелищ и снабжении народа хлебом.

Кстати, здесь я заметил ошибочную трактовку этого источника Андреем Валентиновым. По поводу этих двух мест (а больше Фронтон о Спартаке не упоминал) он в своей книге «Спартак» написал следующее:

«Другой римский писатель - Марк Фронтон - в своих письмах ставит военное искусство Спартака выше искусства всех известных ему полководцев древнего мира. Когда в его время пытались превозносить военные доблести Траяна, то Фронтон в связи с этим в одном письме замечает, что едва ли кто может в этом отношении померяться со Спартаком».

Нетрудно заметить, что Фронтон имел в виду совершенно другое: Вириат и Спартак у него - примеры того, что даже необразованный варвар может быть искусен в военном деле. А стало быть, по логике автора, одаренность в военном деле не стоит того, чтобы ставить ее слишком высоко. Короче, здесь метросексуал говорит свое «фу» противным небритым солдафонам.

Геллий
Авл Геллий (ок. 130 - 180 гг.) – античный блоггер «обо всем», вероятно, потомок консула, потерпевшего поражение от Спартака. В молодости – «свободный художник», на старости лет был пристроен друзьями по судейской части. Известен тем, что изобрел саму концепцию «классики», «классической литературы». В своем компендиуме «Аттические ночи» по интересующей нас теме он высказался в Книге V. Главе 6. О военных венках:

«(20) Овационный венок - миртовый; им украшали себя полководцы, которые торжественно входили в город. ...(23) А Марк Красc, когда вернулся с овацией, завершив войну с беглыми рабами, от миртового венка высокомерно отказался и позаботился с помощью [своего] влияния провести решение сената о том, чтобы быть увенчанным лавром, а не миртом».

Афиней
Афиней (рубеж II-III вв.) – писатель-постмодернист из старинной греческой колонии Навкратис, что в Египте. О Спартаке он упоминает в своей книге «Пир софистов»:

«…гладиатор Спартак, родом фракийский раб, бежавший из италийского города Капуи во время Митридатовых войн, взбунтовал многое множество рабов и долго ходил набегами по всей Италии, и к нему каждый день стекались рабы; и если бы он не погиб в битве против Лициния Красса, то нашим хватило бы с ним хлопот, как с Евном в Сицилии».

С точки зрения Афинея восстание Спартака, перевернувшее всю Италию и угрожавшее непосредственно Риму, было меньшим потрясением, чем локальное и гораздо менее кровопролитное восстание Евна в Сицилии.

Юлий Капитолин
Юлий Капитолин (II половина III века – I половина IV века) – один из авторов «Истории Августов». О нем ничего не известно, как и о других авторах этого сборника. Имя Спартака упоминается при характеристике императора Максимина Фракийца, в главе «Двое Максиминов»:

«Он не терпел около себя ни одного знатного человека и вообще властвовал по образцу Спартака или Афиниона».

Обычный черный пиар. Император-солдафон был родом из Фракии, из простых пастухов, и не любил римских аристократов, так что для аналогии со Спартаком большого ума было не нужно. (Афинион - лидер второго сицилийского восстания).

Фемистий
Фемистий (ок. 317 г. - после 388 г.) – философ, борец с ближневосточным религиозным мракобесием, глава «русской партии» «языческой фракции» в позднеримской империи. Был другом императора Юлиана, а при Феодосии назначен на должность столичного градоначальника. В книге «Цезари» он пишет (мой перевод):

«Затем знаменитая Рабская война велась не против мужей, но против мерзейших из рабов, и ее успешное завершение произошло благодаря другим, я имею в виду Красса и Луция (Геллия), хотя Помпей присвоил себе всю славу и уважение за это».

Автор рассказывает о том, что Помпей, по сравнению с Цезарем, был дутой величиной.

Еще два упоминания цитирую по книге Валентинова:

«…Превзошел своей наглостью Крикса, превзошел и Спартака…»

«Причиной этого (успехов Спартака и Крикса – С.К.) тогда была не храбрость этих двух рабов, но проклятые доносчики и запятнанные кровью шпионы, заставившие италийцев стремиться ко всякой другой, сравнительно с существующим, перемене».

Кстати, Валентинов несколько неверно интепретировал смысл второго отрывка. Он сделал вывод о многочисленных «штирлицах», которые, якобы, снабжали Спартака разведданными о передвижении римских армий и т.п. На самом деле Фемистий отсылает к волне судебных преследований в рамках сулланских репрессий, когда судьбу человека мог решить любой донос о его сотрудничестве с поверженными марианцами, чем многие и пользовались, чтобы свести личные счеты или получить часть конфискованного имущества. Он намекает, что этот разгул репрессий заставил многих италийцев впоследствии питать симпатию к Спартаку и помогать ему. Понятно, что цель этой тирады – не исторические изыскания о событиях четырех вековой давности, а обличение пороков собственной эпохи.

Аммиан Марцеллин
Аммиан Марцеллин (ок. 330 – ок. 395) – грек по происхождению, римский офицер и Джеймс Бонд. На старости лет, в отставке, написал «Деяния» в 31 книге. В книге XIV (гл. 11) он упоминает о Спартаке, рассуждая о переменчивости Фортуны:

«Сколько знатных людей, по прихоти той же самой богини (Судьбы – С.К.), обнимали колени Вириата и Спартака! Сколько голов, пред которыми трепетали народы, пало под позорным топором палача! Один попадает в тюрьму, другой облекается властью, о которой он и не мечтал, третий низвергается с высоты своего положения».

Имя Спартака упомянуто здесь всуе в рамках обычного морализаторства. Даже через четыре столетия римляне о Спартаке не забывали, а его имя стало нарицательным.

Евтропий
Флавий Евтропий (конец IV в.) – высокопоставленный имперский администратор, написал учебник по римской истории специально для императора, «Краткая история от основания Города». В Книге VI читаем: .

«7.1. На 678 г. от основания Города, Македонскую провинцию отвоевал Марк Лициний Лукулл, двоюродный брат того Лукулла, который вел войну против Митридата (72 г.). 2. А в Италии неожиданно приключилась новая война (73 г.): 74 гладиатора под предводительством Спартака, Крикса и Эномая, разгромив в Капуе школу, бежали и, бродя по Италии, учинили отнюдь нелегкую войну, подобную той, которую вел Ганнибал. Ибо победив многих римских полководцев, среди них двух консулов, создали они примерно 60 тыс. войско и были побеждены в Апулии претором Марком Лицинием Крассом. Так, после многих превратностей судьбы на третий год эта война в Италии была завершена».

Симмах
Квинт Аврелий Симмах (ок. 340 - ок. 402) - римский сенатор и чиновник, глава «языческой партии» в поздней Империи. В 393 году в письме своему другу он сравнил со Спартаком гладиаторов из числа пленных саксов, которые покончили жизнь самоубийством, не желая участвовать в проводимом им шоу. Отрывок приводится в моем вольном переводе (оригинал). Письма, 2.46.1-2:

«Я следую примеру мудреца и полагаю добром то, что смерть уменьшила число саксонцев, которых я отрядил на потеху публике. Пожалуй, чрезмерность зрелища могла бы пойти во вред моему шоу. Ибо, разве смогла бы частная стража удержать нечестивые руки этих отчаянных людей, если 29 человек оказались задушенными без веревки? Так что я не переживаю об этой кучке рабов, которые оказались более бесполезным, чем Спартак, и с радостью заменил бы это зрелище, при благоволении императора, на травлю африканских зверей».

Видим, что даже на исходе IV века римляне о Спартаке помнили, и он был именем нарицательным. Интересно также, что в 393 г., к которому относится это сообщение, гладиаторские игры не только процветали и не только сохранили свою кровавость, но и остались нормальным средством для увеличения авторитета и популярности политиков. Хотя, казалось бы, империя к тому времени была уже официально христианской. Мнение о том, что Рим в момент захвата Аларихом в 410 г. был «уже другим», «подобревшим», «охристианенным», не подтверждается. Аларих разграбил «тот самый» Рим, против которого ранее ополчился Спартак.

Пакат
Пакат Дрепаний (2-я половина IV в.) – прославился своей льстивой речью в адрес императора Феодосия, по итогам его победы над узурпатором Магном Максимом, за что был назначен губернатором Африки. Эта речь (где затрагивается наша тема) – все, что осталось от него потомкам (в переводе И. Шабага):

«…XXIII. ...2. О, сколь ничтожно бывает начало величайших злодеяний! Так, почти для полного истребления италийского народа вырвалась из гладиаторской школы Гнея Лентула, разбив ворота, толпа мирмиллонов; так, сами консулы были вынуждены участвовать (причем успех не всегда был на их стороне) в войнах, которые разжег киликийский пират; так, римские дротики в течение долгого времени уступали мечам бежавших из эргастулов рабов, завладевших оружием. З. И кто не засмеялся вначале при известии о новом преступлении?».

Клавдиан
Клавдий Клавдиан (ок. 370 - ок. 404 гг.) – поэт из Александрии, грекоримлянин по происхождению. Славословил начальство, обличал оппозицию, сделал карьеру придворного поэта. Считается вдохновителем и примером для авторов русской торжественной оды и героической поэмы. Был приближен к тогдашнему «римскому Суркову/Кадырову» - этническому вандалу-чиновнику Стилихону. Спартак упоминается в его стихах дважды.

1) В поэме Против Руфина (черный пиар, оправдывающий убийство Руфина Стилихоном):

«... благочестен ты, Цинна, Спартак, ты безгневен
Будешь, если с Руфином сравнить!»

2) В поэме Война Готская (восхваление Стилихона за разгром готов Алариха в 402 г.):

«Но почто мне войну, с Ганнибалом и Пирром толь много
Длившуюсь лет, вспоминать, коль низкий Спартак, в италийской
Области всей беснуяся встарь огнем и железом,
С консулами дерзая толькрат соступатись открыто,
Косных господ вытрясал из станов воинских и в срамной
Пагубе робких орлов рассевал он рабским оружьем».

То же (начало) в более осмысленном переводе Валентинова (и
в латинском оригинале):

«Поэт Клавдиан пишет о Спартаке: “Огнем и мечом бушевал он вдоль всей Италии, битвой открытой не раз он сходился с консульским войском, у слабых владык отнимая их лагерь, доблесть свою потерявших Орлов в позорных разгромах часто оружьем восставших рабов разбивал он”».

Подозреваю, что здесь, помимо прочего, поэт тонко льстит варвару Стилихону, который, очевидно, комплексовал перед лицом римской элиты и преодолевал этот комплекс компенсацией в духе «сильные мужики намного круче выродившихся аристократов».

Синезий
Синезий (ок. 370- ок. 414 гг.) – греческий аристократ, александрийский неоплатоник, христианский епископ, ученик знаменитой Ипатии. Как политик боролся с миграцией варваров и коррупцией чиновников.

Цитирую по книге Валентинова:

«…Крикс и Спартак… открыли войну рабов, самую ужасную из всех, какие только выдерживали римляне».

«Некогда выходцы из Галлии Крикс и Спартак, люди из низких гладиаторов, предназначенные быть на арене цирка очистительными жертвами за народ римский, убежали…»

Это можно понять как указание на пережитки сакрального значения гладиаторских поединков (изначально они были частью погребального ритуала).

В книге «Synesius of Cyrene, philosopher and bishop» обсуждается резкое неприятие Синезием вербовки варваров в римское войско:

«Синезий с негодованием обрушивается на абсурдное использование варваров в системе управления и в армии. Он указывает на тот факт, хотя римляне порабощают скифов, которые по своей природе суть рабы, однако рабы могут стать грозными, если вооружены, как показал пример Спартака и Крикса».

Августин
Аврелий Августин (354-430 гг.) - в молодости был правозащитником и ЛГБТ-активистом, но потом раскаялся, обратился в фофудью и был причислен к лику святых. О Спартаке упомянул в своей книге «О граде Божием».

(начало)***

«О граде Божием»
Книга III, глава XXVI

Восстание рабов было начато крайне малым числом людей, менее чем семьюдесятью гладиаторами, – числом, которое не превзошло количество императоров римского народа; а между тем, каких оно достигло размеров, какой силы и жестокости, сколько и до какой степени опустошило городов и областей, – все это едва ли были в силах передать писавшие историю.

Книга IV, Глава V
О былых гладиаторах, могущество которых было подобно царскому достоинству.

...Остановлюсь на том, что саму Римскую империю, ставшую великой благодаря покорению многих народов и сделавшуюся грозной для остальных, заставило испытать горькое чувство, сильный страх и много потрудиться, чтобы избежать жестокого поражения. Это было тогда, когда несколько убежавших с игр в Кампании гладиаторов набрали многочисленное войско, поставили трех вождей и начали опустошать Италию со свирепой жестокостью. Пусть скажут, какой бог помог им из состояния маленькой и презренной разбойничьей шайки перейти в разряд как бы государства, которого пришлось страшиться римлянам со столькими их армиями и крепостями?

...Если же благодеяния и этих кратковременных существований должны быть приписаны помощи богов, то немалую помощь оказали они и тем гладиаторам, которые свергли с себя оковы рабства, бежали, собрали многочисленное и весьма сильное войско и, повинуясь советам и приказаниям своих вождей, сделались весьма страшными для римского величия, а для стольких римских полководцев – непобедимыми, многое захватив в свои руки; одержав же множество побед, предавались удовольствиям, каких желали; делали, что внушала похоть, и жили, подобно царям, пока, наконец, с величайшим трудом не были побеждены.

Глава XXII

Так же и восстание гладиаторов, хотя во время него и потерпели поражение многие предводители римских войск и два консула, а Италия была страшно разорена и опустошена, окончилось, однако же, после многих жертв на третьем году.

***(конец)

У Августина следует обратить на два интересных момента:

1) Он единственный употребляет термин «государство» применительно к организации восставших. Намекая на то, что это была не просто «бродячая армия».

2) Он единственный прямо говорит о колоссальном опустошении Италии во время восстания.

Аполлинарий Сидоний
Гай Соллий Модест Аполлинарий Сидоний (ок. 430 – ок. 486 гг.) – политик, дипломат, христианский епископ из рода галлоримских аристократов. Занимался большой политикой и пописывал стишки. Причислен к лику святых. В его сочинениях обнаружено три упоминания о Спартаке. (Переводы - по книге Валентинова, латинский оригинал по ссылке)

В Панегирике императору Прокопию Антемию:

«Цепи влекший Спартак! Сломавши тюремные двери, вывел на бой гладиаторов ты!»

В поэме №IX:

«О Спартак, привычный консулов разгонять отряды. Нож твой был посильнее меча их».

В письме своему сыну - рассуждения неверном рабе:

«Так как он страдает чесоткой своего подлого языка, то особенно нужно остерегаться сообщать ему тайны его господ, которых он восхваляет при их счастье и на которых доносит при сомнительных обстоятельствах. И если обстоятельства времени побудят его известить о тайных планах рабов, то благодаря этому Спартаку все, что хранилось, выйдет наружу, все, что было скрыто, обнаружится».

Здесь «Спартак» используется как имя нарицательное для неверного или мятежного раба.

***

Завершая этот обзор источников, можно сделать по крайней мере один важный вывод. Само обилие авторов, упоминающих о Спартаке и о восстании гладиаторов (более 30), гарантирует, что событие имело место и получило широкий резонанс в греко-римском мире, даже если допустить, что часть источников написана в эпоху Возрождения.
Tags: Рим, Спартак, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment