Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Дело героев-панфиловцев

Известие о негосударственном кинопроекте «28 панфиловцев» вызвало бурю отрицательных эмоций у лиц либеральной и нацдемовской ориентации. Дошло до того, что по одну сторону «линии фронта» оказались Пожарский и Холмогоров (последний до этого старался выдерживать разумную среднюю линию по вопросу о советском наследии). Таким образом, на площадке нацдемства и нацлибства Широпаев с Просвирниным духовно подчинили и переварили не только Крылова (я об этом уже писал), но и Холмогорова. Формальным предлогом к осуждению патриотического проекта стало разоблачение панфиловского мифа со стороны сталинской прокуратуры в 1948 году. Как известно, либералы и нацдемы у нас поголовно являются упертыми сталинистами. Скажешь им о сталинских вертухаях: «каратели», «банда палачей и садистов», - а они обидятся, затопают ножками: «Как можно! Клевета! При Сталине не вынесено ни одного ошибочного приговора! Сталинская карательная машина - образец истины и справедливости! Сталинские следователи работали в белых перчатках, никого не били, не пытали, не вымогали показания угрозами и насилием».

Не являясь сталинистом, я склонен считать, что ко всем бумажкам, выходящим из сталинского карательного аппарата, нужно относиться примерно одинаково. Верите в истинность бумажки про панфиловцев - тогда скажите свой одобрямс и по поводу «дела врачей», «ленинградского дела», репрессий против генетиков, расстрела активистов Еврейского Антифашистского Комитета, - это все было запущено в то же самое время, около 1948 года, и примерно теми же самыми (по духу и повадкам) людьми. Причем мотивация сталинского прокурора вполне прозрачна: пятеро из героев-панфиловцев оказались недобитыми (какое упущение!), а двое из них впоследствии даже служили у немцев. Понятно, что с точки зрения сталинского карателя, прославлять подвиг этих «недобитых полицаев» - столь же крамольное дело, как и прославлять подвиги генерала Власова до его перехода к немцам. - «Лучше бы и самого подвига не было».

Но допустим, что сталинисты правы, и сталинской бумажке о панфиловцах можно доверять на все 100%. Парадокс, но даже в этом случае мы никаких «позорных ужасов» в этой истории не встречаем. Суть разоблачения примерно такова:

1) В указанный день по указанному адресу (разъезд Дубосеково) был реальный тяжелый бой с наступающими по этому направлению подразделениями немецких танковых дивизий, в котором 4-я рота 2-го батальона 1075-го стрелкового полка дивизии Панфилова сражалась героически и потеряла 100 человек (более чем две трети бойцов).

2) Газетчики узнали об этом событии через «испорченный телефон» и по ходу дела, для пущей назидательности, додумали красочные детали, в частности, «сократили» размер роты до 28 человек, увеличили число немецких танков до 54 (на самом деле примерно столько танков наступало на позиции всего полка, а не на одну роту).

3) Когда произошло согласование газетной версии с реальной информацией, случился еще один «испорченный телефон», и в результате в именные списки погибших попало 5 бойцов, переживших тот бой.

И где же тут «стыд и позор»? Оцените сами: это «фикшен, выдаваемый за нонфикшен», как думает Холмогоров, или все-таки «нонфикшен, приправленный фикшеном»? Бой был? Был. Именно в тот день, именно в том месте, именно той роты. Танки наступали? Наступали. Бой был героическим? Героическим, погибло в 4 раза больше людей, чем в легенде. Политрук Клочков отсиживался в тылу? Нет, погиб, его тело потом нашли. Ошибка в деталях боя, в цифрах потерь и трофеев, в списочном составе погибших - повод для коррекции мифа, а не для объявления его ложью. Ведь и выжившие бойцы тоже не заслуживают того, чтобы их называли «лже-героями». Там все поголовно, кто не бежал, а сражался, были героями. Даже тот, кто потом пошел в полицаи, - в этом бою он был героем. Что касается 50 немецких танков, то кто может поручиться, что они были «размазаны» по всему фронту полка, а не пошли в прорыв на позиции отдельной роты? Что они не пытались «прорваться клином» то тут, то там, прощупывая, где оборона полка слабее, какие участки хуже прикрыты артиллерией? Хотите абсолютной истины - ну, назовите это «подвигом 100 панфиловцев», или просто «панфиловцев», а о 50-ти танках скажите, что они были не «уничтожены», а «отражены».

Холмогоров пишет, между тем: «..нет ничего хуже и опасней чем фикшен с элементами нонфикшена. Фикшен выдающий себя за нонфикшен… Проще с нуля выдумать другую историю, чем эксплуатировать квазиисторический миф, который плох не героизмом, а именно мнимым историзмом под которым кроется скандал. Ведь этих 28 панфиловцев придется минимум перечислить? И как будем перечислять Добробабина и Кужебергенова? Как будут гибнуть не погибшие ни под Дубосеково, ни где еще Васильев, Шемякин, Шадрин? Или будут "23 героя панфиловца"?»

Холмогоров, собственно, присоединяется к точке зрения, высказанной блоггером sirjones:

«Тезисно про фильм о панфиловцах.
1. Это миф, причем, известна история его создания.
2. После его разоблачения в конце 40-х его попытались слить, но в 60-е он всплыл снова.
3. История создания этого мифа - грязнейшая.
4. Этим, разумеется, будут пользоваться пакостники всех мастей.
5. Создатели фильма, тем не менее, вцепились в этот миф и хотят только его.
6. Этот миф заслоняет собой тысячи реальных историй, достойных экранизации и описания.
7. Ни копейки халтурщикам. Долой новые "Солдаты Свободы".
8. Снимать фильм по этому мифу, все равно, что экранизировать мифы о кровавом СМЕРШе или ангелах из штрафбатов».


Разберем эти тезисы:

1. Вся Древняя Греция держалась на мифах. (Я уже давно предлагаю воспользоваться опытом эллинов в трактовке ВОв). А здесь даже не «миф» в смысле «фикция», а история, составленная по мотивам реальных событий. Скажите, что речь идет о символе обороны Москвы, о собирательном образе ее защитников. Важно, что суть правдива: почти безоружные люди отстояли столицу от лучшей армии мира. Назовите это «Легендой о 28 панфиловцах». Люди не дураки, они это понимают. А на дураков и равняться нечего.

2. Это скорее в плюс данной истории. Получается, что эта легенда стала жертвой послевоенной волны сталинских репрессий, когда народ-победитель наказали за то, что он «слишком осмелел», «слишком высоко поднял голову».

3. Ничего «грязного» в этой мифологизации нет, все объясняется спешкой и путаницей тех роковых дней. Все висело на волоске. Люди (и солдаты, и журналисты) думали о том, как своими действиями спасти страну, а не о том, что через 100 лет будет думать пухлый перекормленный потомок, сидя в безопасности перед монитором.

4. Для пакостников любой, даже достоверно документированный подвиг, будет «глупостью ватников»: «Дураки спасали Сталина, а могли бы пить немецкое пиво с колбасками». Нет смысла равняться на пакостников.

5. Из песни слова не выкинешь. В этот миф слишком много уже было инвестировано, он уже сплелся с реальной историей обороны Москвы, стал ее символом. Его можно «уточнить», можно представить как «небуквальную историю по мотивам», но не отбросить совершенно. Вырвать его можно только «с мясом», он уже врос в интегральный образ «стойкого русского солдата».

6. Не «заслоняет», а является символом, собирательным образом реальных подвигов. Думаете, в этой роли должна выступать другая история? Ну так раскопайте ее, раскрутите, - глядишь, и по ней кто-нибудь захочет снять фильм.

7. Вот потому русских никто не уважает, никто не принимает всерьез. Стоит кому-то из русских на свой страх и риск начать какой-то позитивный проект в национальном духе, остальные начинают из ревности «бить по голове», кричать «не давайте ему денег» и т.п. Ладно бы кричащий сам умел снимать фильмы и говорил: «Дайте не ему, а мне, я сделаю лучше». Так ведь он фильмы не снимает. То есть, позиция такая: «пусть никто ничего не делает и пусть ничего вообще не будет». Скотство это, я считаю. Пока мы от этого скотства не избавимся, ничего у нас не получится.

8. Судя по этому пункту, автор упертый сталинобус (Смерш у него не кровавый и т.п.). Ну да, раз сталинские каратели разоблачили и отвергли этот миф, то он, разумеется, никуда не годится. - «Клочков, гад, о какой-то Великой России солдатам толковал, а должен быть крикнуть “За Сталина! За Берию! За Смерш и Гулаг! Москва для всех!”».

Теперь в целом. Легенда о панфиловцах, в числе многих других, «вросла» в интегральный образ «стойкого русского солдата». Это фентези? Это ХОРОШЕЕ фентези. Конечно, ее можно и нужно корректировать. Подрастающему поколению нужно объяснять, что в своей канонической версии это именно Легенда, собирательный образ, за которым стоят тысячи реальных подвигов. Но пафосно воевать с этой легендой и требовать ее выброса на свалку - это явный перебор. Большинство из тех, кто «воюет» с этой легендой, отнюдь не жаждут исторической достоверности, а подвергают сомнению целесообразность русского оборончества в 1941 году. Вошедшие в легенду слова политрука Клочкова о «Великой России» им режут слух, поскольку для них «советское» и «русское» несовместимы. По их мнению, «настоящие русские» в 1941 году воевали по другую сторону линии фронта. Им важно показать, что Советскую Россию в 1941 защищали зомбированные кретины, до усрачки боящиеся репрессий и заградотрядов, несмотря на оружие в руках, и только из трусости стреляющие в немцев. «Глупое и трусливое русское быдло из страха перед Сталиным победило Гитлера, себе во вред. А надо было встречать Гитлера цветами и хлебом-солью». Вот это, в основном, и стоит за «войной против лже-героев панфиловцев».
Tags: ВОВ, СССР, пропаганда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 65 comments