Сергей Корнев (kornev) wrote,
Сергей Корнев
kornev

Categories:

Добивание научной интеллигенции

Минувшая неделя ознаменовалась началом открытой войны на уничтожение между путинским режимом и Российской Академией Наук. Причем академики (см. открытое письмо Сибирского и Дальневосточного отделений РАН) в этой войне уже перешли к радикально-оппозиционной риторике, открыто обвиняя путинцев (с их Роснано и Сколково) в системной коррупции. Понятно, что, несмотря на все язвы нынешней РАН, академики в этой схватке -правая сторона, и путинцы затеяли не «реформу», а «окончательное решение научного вопроса». Путино-медведевские «эффективные менеджеры» от науки уже показали себя в Роснано и Сколково. Подчинение им всей ресурсной базы РАН приведет к тому, что в России не останется вообще никакой науки, даже в качестве фильтра от заведомых шарлатанов. Ибо «священнодействие» по дележу «научного бабла» отныне будут совершать люди, компетенция которых (даже при наличии доброй воли) не позволяет провести черту между ученым и шарлатаном, между перспективным проектом и «торсионными полями», между действительно ценной информацией и «лекцией депутата Пономарева за 750 тыс. долларов».

Впрочем, мотивом этой «реформы» являются не только финансовые потоки и собственность Академии. Просто режим уже не может терпеть наличие рядом с собой хотя бы одного авторитетного и относительно автономного от путинщины общественного института. Тем более института по определению интеллектуального, «экспертократического», уважаемого не только в России, но и за рубежом, и имеющего широкие контакты с зарубежной «экспертократией». Академия, при всем своем политическом конформизме, сумела защитить автономию хотя бы в кадровых вопросах, отметая раз за разом попытки путинцев наполнить и возглавить ее своими карманными людьми. В этом смысле «рейдерский блицкриг», затеянный путинцами, - прямая реакция на избрание Фортова главой РАН. Они испугались, что Фортов сумеет несколько оживить Академию, и тогда подчинить этот институт будет для путинцев сложнее.

Эта схватка, кстати, яркий пример того, что дихотомия «советские против русских» абсолютно неадекватна для описания современных политических реалий. РАН, противостоящая путинцам (и в первую очередь «либеральному», медведевскому их крылу), - одна из тех государственных структур, которые в наименьшей степени изменились с брежневского времени. Если что-то в сегодняшней государственной системе заслуживает название «советского реликта», то это прежде всего - Академия Наук. Критика «застойности» и «неадекватности» системы РАН - постоянная тема внутри самой академической среды. И даже академики, подписавшие антипутинское открытое письмо, признают наличие серьезных проблем. Рассуждая по логике, Просвирнин, Крылов и другие оппоненты в дискуссии «о русском и советском» должны бы рукоплескать уничтожению «советского застойного реликта». Вспомним, что писал Крылов буквально месяц назад: «Никакое сохранение советских достижений невозможно в принципе. Возможно только сохранение некоторых советских язв и стигматов, и то благодаря постоянному их расковыриванию нынешними властями. Но удержать какой бы то ни было советский «позитив» можно и не пытаться, если только мы не ставим себе задачу восстановления советского строя». Отрадно, что Константин Анатольевич отказался от доктринерства и поступил в этом случае так, как и следовало поступить нормальному русскому политику, - а именно, встал со своей партией на защиту «брежневской» («полусоветской») Академии. Потому что другой Академии у русских просто нет: разрушат эту, не останется вообще ничего. Теперь Крылову (и многим другим) осталось понять, что та же самая логика справедлива и в отношении большинства других позитивных фрагментов советского наследия (что я и пытаюсь втолковать вот уже который месяц).

Если же посмотреть на эту схватку с социологической точки зрения, то мы увидим яростное нежелание объединившихся вокруг Путина постсоветских сословий «силовиков», «чиновников» и «торгашей» допустить хотя бы небольшую степень материальной независимости верхушки постсоветского научно-интеллигентского сословия. Гопников пугает даже призрак «экспертократии». Кстати, в этой шустрой «спецоперации» с академической «реформой» как никогда ясно проявился гопнический или даже «гопстопнический» характер нынешней правящей клики. Если с медициной, образованием, пенсиями и т.д. они пытались держать фасон, устраивать видимость широкого общественного обсуждения, то академиков решили просто взять на испуг. Видимо, понимают, что тех привычной болтологией запутать не получится.

Вернемся к теме «Академия Наук - реликт советской эпохи», которую в ближайшие дни наверняка будут поднимать режимные агитаторы «за прогресс и эффективность»:

«Вчера Дмитрий Медведев в ходе заседания правительства заявил, что система управления государственными академиями "сложилась еще в 30-40-е годы прошлого века под влиянием субъективных факторов и не в полной мере соответствует современным задачам развития страны" и "нуждается в обновлении". "Важно дать возможность ученым заниматься наукой и исследованиями и избавить их от несвойственной функции управления имуществом и коммунальным хозяйством",— заявил премьер».

Считается, что в эпоху СССР интеллигенцию как «прослойку» всячески третировали, травили и презирали, лишали ее всякой самостоятельности и т.д. Почему же тогда советские руководители отдали в руки Академии Наук немалые административные рычаги и право непосредственно распоряжаться серьезными ресурсами? Могли бы ведь (как желают нынешние правители), оставить им «чисто научные функции», а все, что связано с деньгами и властью, препоручить отдельным «завхозам», стоящим вне академической среды. Ответ не сложен: просто советские лидеры понимали, что в том обществе, которое сложилось после 1917 года, статус человека и его возможность влиять на что-либо определяются размером административного ресурса, который ему доступен. Если у человека нет собственного админресурса, то будь он хоть мегаэксперт семи пядей во лбу, его вес в системе власти и его влияние на принятие решений будут равны нулю. Поскольку советские вожди были заинтересованы в реальных достижениях НТП (хотя бы по важнейшим направлениям), им пришлось наделить научно-техническую элиту СССР реальным административным ресурсом, чтобы уравнять ее с чиновниками и руководителями промышленности. Поэтому, несмотря на весь «волюнтаризм» советской власти, развитие ключевых направлений науки и техники в СССР определялось преимущественно научными экспертами, а не малообразованными чинушами или шарлатанами-гениями пиара.

Этот советский подход «соединения научного гения с админресурсом» дал возможность развернуться таким мощным лидерам и организаторам науки, как Капица-старший, Королев, Келдыш, Курчатов, Александров, Лебедев, Виноградов, Боголюбов и т.д. Можно сколько угодно рассказывать об СССР как о «стране невыученных уроков», которой руководили «вчерашние бандиты и колхозники с тремя классами образования», но одним из типовых образов советской эпохи является «полномочный интеллектуал» мирового уровня, наделенный всеми необходимыми правами и ресурсами для решения масштабной научно-технической задачи.

А теперь еще один вопрос: изменилось ли что-нибудь в России в сфере статуса и влияния с 1991 года? К «чистому» админресурсу добавились деньги («бабло»), а элита научилась конвертировать одно в другое и обратно. И на этом все. Никаких других изменений нет: человек без админресурса и денег в России имеет нулевой статус и нулевую возможность влиять на принятие решений в какой-либо сфере. Если он эксперт с раскрученным именем, то максимум, чего он может добиться в плане влияния, - это за хорошие деньги озвучивать, под видом «экспертного мнения», интересы какой-нибудь влиятельной группировки. Эксперт как «собственно эксперт», ученый как «собственно ученый» никакого веса и влияния в России не имеет, каких бы высот он ни достиг в своей сфере, и каким бы авторитетом не пользовался в своей специальности. Более того, даже если эти ученые и эксперты самостоятельно соберутся все вместе, в одну большую кучу, то их реальное влияние на власть и общество окажется куда меньше, чем влияние каких-нибудь старушек, собравшихся на «марш пустых кастрюль» (старушек больше и они гораздо решительнее «интелей»). В этом смысле лишение Академии Наук даже того малого ресурса власти и собственности, который у нее остался, означает конец самой возможности «экспертократии» в России.

В той системе определения рангов, которая окончательно закрепилась в России после 2000 года, какой-либо прогресс в науке и технике возможен только при опоре на специфическую «феодальную» форму организации науки. Научный лидер должен быть одновременно «светским князем», со своим неприступным замком, с собственным феодом, с феодальным юридическим иммунитетом, с собственным силовым ресурсом, с правом выступать в королевском совете и иметь решающий голос по «своей» теме. Низведенный до роли «просто эксперта», он не сможет выполнять миссию эксперта и неизбежно превратится в лакея и холопа при «князьях» иного типа – чиновниках и олигархах. Если у власть имущих есть желание улучшить российскую науку, избежав радикальных преобразований общества, то нужно не отменять советскую модель организации науки, а наоборот, довести ее до полного «феодализма», т.е. сделать адекватной средневековым реалиям РФ. Наука в феодальной системе РФ может быть жизнеспособна только как система «научных монашеских орденов», подчиненная «коллегии научных кардиналов» и «научному Папе», дополняемая системой средневековых автономных университетов и «образовательных приходов», финансируемая за счет обязательной для всех феодалов «научной десятины», и охраняемая хорошо вооруженной «научной инквизицией», которая наделена правом сожигать шарлатанов, пороть журналистов и выколачивать «научную десятину» из непокорных феодалов (дыба, клещи, огонь).

Ну, или можно просто доработать идею «самоуправляемых экстерриториальных научных анклавов» типа Сколково, куда не допускаются российские чиновники, силовики и диаспоры (где всех перечисленных отстреливают за километр из лазерных пушек). С важным отличием от реального Сколкова: оно должно принадлежать самим ученым. Собственно, модель Сколково - это ведь по сути своей копия советского «Арзамаса-16», ресурсами которого вместо Курчатова вертит путиномедведевский барыга. Нужно барыгу убрать совсем, а «бабло» передать непосредственно ученым, - из числа тех, кто занимает верхние строчки в международном рейтинге по своей специальности и имеет достаточный авторитет, чтобы им дорожить.

P.S. А вот Просвирнин оказался "кремень-человек" и продолжает "гнуть свою линию" и по вопросу Академии тоже: "Смотря на массовую истерику вокруг Академии Наук не могу не процитировать самого себя несколькомесячной давности: "На ваших глазах рушится столетняя советская власть, хаос и безумие нарастают в тысячах отдельных точек по всей стране, сливаясь в симфонию ужаса и огня. Just as planned". Какое дело хипстеру до науки? Он считает, что хипстеры с айфонами потом на руинах за 5 минут восстановят то, что Россия (во всех своих исторических обличьях) строила и поддерживала с 1724 года.

P.P.S. Эх, нет, Просвирнин тоже сдался, как и Пионер. А если их прижать, то вслед за Крыловым, видимо, тоже будут оправдываться, что защищают не советский институт, а институт, основанный в 1724 году. Однако суть путинской реформы - не "разгон" Академии, а как раз ее "десоветизация" - отнятие у нее тех дополнительных функций и той полновластности, которыми ее наделила именно советская власть. Реформа Путина - гораздо менее радикальна, чем то, что проделали с Академией большевики в 20-е годы. Тот, кто выступает против этой реформы, защищает именно "сталино-брежневский" формат Академии, не "саму идею Академии". Подписывается под той идеей, что советской власти впервые удалось нащупать "истинно русский стиль" управления научными исследованиями, который следует сохранить.
Tags: СССР, наука, социум
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 88 comments